Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Кто же смерть на дорогу выпустит! Думаете, раз по пятьдесят рублей за поворот беру, так я на все способен? Нет, знак там, на проспекте, никому не нужен, так, мелкое нарушение, а это... Да она сама разобьется и с собой на тот свет людей прихватит.
Помахав ему рукой, я уехала. Надо же, мне и в голову не могло прийти, что абсолютно пьяная девица сядет за руль. И как только она не попала в аварию. Хотя, говорят, алкоголиков бог бережет.
Приходько оказался дома, более того, он сам открыл дверь и на мой вопрос: "Ростислав тут живет?" - ответил: "Ну, слушаю".
От фотографа исходил резкий запах спиртного, лицо его покрывала трехдневная щетина, глаза были красными, волосы встрепаны, и, похоже, он спал прямо в верхней одежде, потому что и его брюки, и рубашка были измяты донельзя.
- Что хотите? - весьма неприветливо спросил он и поскреб грязными ногтями подбородок.
- Заказ примете?
- Чего? - нахмурился Приходько. - Тут частная квартира, вы перепутали, прачечная на первом этаже.
Он хотел захлопнуть дверь, но я быстро сказала:
- Вы же фотограф Ростислав Приходько?
- Ну, - буркнул хозяин.
- Мне сказали, что вы можете поработать на свадьбе, мы заплатим.
Приходько скривился:
- Кто такую глупость-то сморозил? Я давно не снимаю, болею очень, давление у меня.
Судя по амбрэ, которое вырывалось изо рта Ростислава, давит на него в основном алкоголь, причем не лучшего качества.
- Меня отправила Милена Титаренко.
- Милка? - удивился пьяница. - Она жива?
- Конечно, а почему вас это удивляет?
- А ну заходи, - велел хозяин и посторонился.


Глава 29


Квартира напоминала сарай. Я попала только на кухню, но думаю, комнаты выглядели не лучше. На грязном окне вместо занавески серела газета. На столе вперемежку валялись огрызки хлеба, смятые пакеты из-под чипсов, стояли две вспоротые банки с остатками дешевых рыбных консервов и несколько чашек, давным-давно не мытых.
Пол был затоптан, вот тараканов не наблюдалось, или они ждали ночи, чтобы выползти из нор.
- Так Милка жива? - повторил Ростислав, плюхаясь на табуретку.
- Она молодая женщина, чего ей умирать.
- Вот... ядрена Матрена, - забормотал Приходько, - а мне сказали, тапки откинула!
- Кто сказал?
- Да баба приезжая, объяснила, умерла Милка, я страшно расстроился! Такие деньги!
- А при чем тут деньги? - осторожно осведомилась я.
Приходько широко зевнул, обнажились черные обломки зубов.
- Эх, пивка бы, - пробормотал он и уставился на меня.
- Давайте куплю.
- Во-во, сбегай, - оживился Ростислав, - прихвати светлое. Другое не люблю.
Я пошла в магазин. Прожив определенное время с алкоголиком Генкой, хорошо знаю, как тяжело приходится сильно пьющему человеку, если он не "примет на грудь". Алкоголизм сродни наркомании, начав регулярно прикладываться к бутылке, через какое-то время вы не сумеете остановиться, организм будет требовать спиртное, вас станет "ломать" и "корчить". Вот почему около магазинов и на площадях, где массово стоят ларьки, трясутся "синяки", выпрашивающие рубли.
Им и впрямь плохо. Но я, честно говоря, не понимаю, отчего алкоголизм считается болезнью. Если вы, к несчастью, заболели раком или туберкулезом, это ужасно. Болезнь падает на голову, как нож гильотины, и вы совсем не виноваты в произошедшем несчастье. А пьяница-то сам берет бутылку, никто же не вставляет ему в горло воронку и не вливает водку насильно. Человек собственноручно превращает себя в слабоумного идиота, ладно бы, делай он это в одиночестве. В конце концов, каждый портит собственную жизнь как умеет. Но у подавляющего большинства алкоголиков имеются жены и дети. Каждый вечер превращается в пытку, когда, вслушиваясь в шаги на лестнице, они с ужасом думают - ну какой он сегодня явится? А походы в гости? Все мужчины примут немного, для веселья, и беседуют, поют или пляшут. А ваш безостановочно опрокидывает рюмку за рюмкой, ругается с хозяевами, пытается затеять драку. Хуже всего приходится на следующее утро, когда начинают звонить подруги и фальшиво сочувствовать:
- Дашутка, бедняжка, ну как ты с ним живешь? Мне тебя жаль!
У вас нет приличной одежды, обуви и еды, ваш ребенок боится отца, и частенько приходится, схватив малыша, бежать ночью на улицу, потому что добрый супруг и папа бушует в квартире. И уж совсем нестерпимо объяснять потом все понимающим сослуживцам: "Да вот, поскользнулась вчера, подбила глаз".
Легче становится, когда пьяница переходит в последнюю стадию - "косеет" от чайной ложки и спит сутками. Впрочем, зря радуетесь, если ваш супруг доехал до этой остановки, следующая, как правило, носит название: "Белая горячка".
Почему же мы живем с алкоголиками? Не знаю, как другие, а лично я поначалу была полна педагогического энтузиазма: ничего, я его перевоспитаю, отобью охоту к возлияниям. И потом, ему одному будет плохо, еще погибнет! Понадобилось довольно много времени, прежде чем ко мне пришло понимание: переделать пьяницу невозможно, и он великолепно проживет и без меня.
Просто найдет себе другую дуру, готовую содержать муженька. Я-то выскочила из западни, лишь слегка помяв перья, но многие так и не решаются на это из чувства долга. Дорогие мои, помните, что долг платежом опасен, и уносите поскорей ноги от пьяниц, им лучшая жена - бутылка. И потом, ребенку-то за что такие муки?
Я купила пиво, поллитровку водки, батон белого хлеба, граммов триста дешевой, воняющей чесноком колбасы и вернулась к Приходько.
Увидев "продуктовый заказ", Ростислав чрезвычайно оживился.
- Выпьешь со мной? - потирая руки, спросил он.
Я достала тысячу рублей, помахала купюрой перед носом опустившегося мужика:
- Хочешь заработать?
Приходько вздохнул и, жадно поглядывая на бутылку, сказал правду:
- Деньги завсегда нужны, только свадьбу тебе могу снять, если фотоаппарат мне дашь. Мой, того, в общем, украли его у меня.
- Снимки не нужны.
- Чего тогда? Давай налью.
Но я очень хорошо понимала, с кем имею дело. Сейчас глотнет и мигом захрапит.
- Нет, и выпивку, и деньги получишь после того, как ответишь на мои вопросы.
Будь на месте Ростислава нормальный человек, я никогда не стала бы беседовать с ним в таком тоне, но Приходько не воспримет мои вежливые просьбы. Тут нужно хамить и рявкать, одновременно показывая бутылку и деньги.
- Давай спрашивай, - тут же согласился алкоголик.
Вот вам и основной аргумент, почему нельзя жить с пьяницей. Такой за бутылку согласится на все, даже на убийство.
- С чего ты решил, будто Милена умерла?
- Так приходила баба, вся в слезах, эх, денег жаль, сейчас бы пригодились.
- Ну-ка, изложи ситуацию по порядку.
- Дай пивка хлебну!
- Сначала деньги, потом стулья, - отрезала я, - колись, рыбка моя!
Ростислав когда-то хорошо зарабатывал. Фотограф он был первоклассный, снимки печатались в разных изданиях, а еще имелись заказы, частенько приглашали снимать дни рождения, свадьбы.
Приходько кривлялся, ходил лишь к знаменитостям и заламывал за услуги непомерные деньги.
Женщины около него не удерживались. Правда, в те времена Ростислав пил не так сильно, не мучился от похмелья, имел машину и дачу. Недостатка в бабах, мечтавших прибрать к рукам обеспеченного холостяка, не было. Но, прожив с ним пару недель, женщины убегали. У Ростислава тяжелый характер: он ревнив, вечно всем недоволен, терпеть не может, когда с ним спорят, и очень злится, если любовница высказывает по какому-нибудь вопросу собственное мнение. Он и в те годы не отказывал себе в удовольствии выпить.
Дольше всех, почти год, около него продержалась Милена. Приходько даже начал подумывать о свадьбе, когда случилось несчастье. Несмотря на вздорный характер, фотограф был по-детски доверчив. Милене он верил, как себе, и считал ее почти женой. Именно поэтому поручил любовнице съездить во Львов и получить там причитающуюся ему большую сумму. Дело в том, что иногда Ростислав делал порнофотографии. Ничего отвратительного и грязного! Он создавал нежные, эротические снимки. Естественно, Приходько не торговал ими в подземных переходах. У него было несколько постоянных клиентов, богатых мужчин, которые заказывали сессии. Ростислав нанимал нужных девиц, а потом отвозил снимки клиентам. Один из них жил во Львове, и Приходько никак не мог к нему выбраться. Вот и попросил Милену скатать в Западную Украину. Она охотно согласилась.
До Львова она добралась без приключений, получила немалые деньги, а вот назад не вернулась.
Встревоженный Ростислав принялся звонить в аэропорт, узнал, что рейс благополучно прибыл, и растерялся. Ну куда по девалась Милена? Истина выяснилась через несколько дней. К Приходько приехала женщина, молодая, но некрасивая, какая-то блеклая, и, вытирая глаза платком, сообщила:
- Мила погибла в автокатастрофе, разбилась, когда ехала из аэропорта в Москву.
- Как? - закричал Ростислав.
- Мы ее уже похоронили, - ответила незнакомка, - на Сомовском кладбище.
- Но почему... мне не сообщили? - только и сумел пробормотать Ростислав.
Она пояснила:
- Милена, моя сестра, очень скрытная была.
Небось ничего вам о родственниках не рассказывала, и мы не знали о вас. А вчера случайно, разбирая ее сумку, наткнулись на записную книжку, адресов там мало, вот решили ее друзей оповестить. Вы съездите на кладбище, поклонитесь.
У Ростислава запульсировала в висках боль.



- А денег в сумочке не было?
Девушка покачала головой:
- Совсем немного, рублей пятьдесят.
- Где это Сомовское кладбище?
- За МКАД, село Кропотово.
- Что же не в Москве ее похоронили?
- У нас там место, - пояснила сестра Милены, - могила родственников.
После ее ухода Ростислав заметался по квартире. Милена никогда ничего о себе не говорила, сказала только, что сирота. Ростислав ни разу не был у нее в гостях. Первое время после знакомства они ходили в рестораны. Милена оказалась не из тех, которые, оттопырив нижнюю губу, ноют:
- Теперь вези меня домой, в местечко Гадюкино, сто километров не доезжая до Китая!
Нет, она, выходя из очередного кабака, мило улыбаясь, говорила:
- В моем районе уже не московское время, ты поймай такси, я сама доберусь.
Первый раз Ростислав, услыхав эту фразу, решил проявить галантность и воскликнул:
- Ну что ты! Разве можно! Естественно, я доставлю тебя до подъезда.
Но Милена усмехнулась:
- Не глупи! Ты мне нравишься, я совсем не хочу, чтобы ты убежал, поняв, что тебе придется возить меня на край света. Можешь заплатить шоферу, буду очень благодарна.
Ростислав пришел в полный восторг от такой некапризной дамы и больше не делал попыток довезти ее до дома. А потом Милена переехала к Приходько, обронив между делом:
- Пустила на свою жилплощадь родственников. Представь, какой ужас! Квартира у них сгорела, и денег никаких!
Все, больше она никогда не упоминала о родных, только сказала походя:
- Родители мои давно умерли.
Ростислав, кстати, был очень доволен, что ему на жизненном пути попалась сирота. Он был уже один раз женат на Люсе Макеевой, у которой имелся полный набор: мать, отец, бабушка, сестра и собачка Жулька. Поэтому хорошо знал, как могут осложнить жизнь милые, желающие добра родственники. От одних их советов с ума сойдешь. Разведясь с Люсей, Ростислав часто повторял классическую фразу: "Жениться надо на сироте".
Говорил он это с улыбкой, а потом, вздыхая, добавлял: "Только где же ее найти?"
И вот сейчас господь послал ему идеальную спутницу. Еще Ростислава устраивало, что у Милены не было подруг. Она не висела часами на телефоне, не бегала по магазинам и не грузила спутника служебными проблемами. Впрочем, никаких подробностей о месте работы Милы Приходько тоже не знал. Будущая жена сообщила, что является журналисткой на вольных хлебах, в штате не состоит, а просто пишет статьи для разных изданий.
И вот теперь, после ее смерти, выяснилось, что у Милены есть сестра.
Ростислав съездил на Сомове кое кладбище, нашел у самой ограды холмик, засыпанный пожухлыми букетами, увидел табличку с фамилией Титаренко, фотографию Милены, выпил бутылку водки за помин ее души и... впал в запой. "Отгудев" месяц, он пришел в себя, огляделся вокруг, познакомился с новой пассией. Жизнь потекла дальше. К Милене на могилу Ростислав больше никогда не ходил.
- Женой она мне не была, - оправдывался он сейчас, - обязательств никаких я не брал, да и сестра у нее есть, небось следит за могилой. Эх, жаль деньги пропали! Сейчас бы они мне пригодились, сумма была приличная, в долларах! Я все думал, кто ее спер? Менты, которые тело нашли, или сестричка родная?
Я спустилась на улицу и, вытащив из кармана куртки сигареты, пошла к машине. Приходько видел могилу Милены? И погибла она пять лет назад?
Интересно, каким образом Милена ухитрилась воскреснуть и ограбить несчастного Олега? Сдается мне, хитроумная девица сама организовала собственную кончину, чтобы не отдавать тугрики.
А роль сестры исполняла какая-нибудь очередная ее знакомая, которой бойкая Мила наплела с три короба.
Я влезла в "Пежо" и включила радио. "Ты знаешь, мама, - понесся заунывный напев, - он такой, он не такой, как все..."
Я поежилась, голос был въедливый, настырный. Он такой, он не такой... Вот и Милена такая, да не такая. И могилку себе подготовила! Ладно, сейчас уже поздно, завтра съезжу на Сомовское кладбище, найду это захоронение, а там посмотрим, может... И тут ожил мобильный. Ожидая, что это Маруська или Кеша, я схватила трубку. Но услышала совсем незнакомый баритон:
- Дарья Ивановна?
- Слушаю вас.
- Беспокоит Ильичев.
Я удивилась. Андрон Георгиевич - один из управляющих банка, в котором мы держим часть денег.
- Что-то случилось?
Андрон Георгиевич замялся:
- Можете сейчас подъехать ко мне в офис?
- Да, но...
- Извините, по телефону не могу.
В полном недоумении я развернула "Пежо".
Что за неприятные новости приготовил мне Ильичев? Его банк больше не кредитоспособен? Хочет объявить о банкротстве? Конечно, это неприятно, но не смертельно. Львиная часть наших средств размещена в Швейцарии. Кто-то подобрал код и снял через банкомат некую сумму с моего счета?
Ладно, беспокоиться зря не стану. Ясно одно, речь идет о радужных бумажках, которых у нас много, впрочем, и когда их было мало, из-за денег мы не расстраивались.
В относительно спокойном расположении духа я добралась до банка, улыбнулась охранникам и поднялась на третий этаж, где расположен роскошный кабинет Ильичева.
Андрон Георгиевич, нервно улыбаясь, предложил:
- Чай? Как всегда - с лимоном?
- Лучше будет, если вы сразу приступите к делу. Впрочем, кажется, я догадываюсь, что случилось. Вы банкрот?
Ильичев поперхнулся и замахал руками:
- Господь с вами! Дело в другом.
- В чем же?
Он замялся:
- Дарья Ивановна, мы с вами знакомы не первый год, и смею вас заверить, второго такого клиента у нас нет: неконфликтного, некапризного...
- Можете не продолжать, сама знаю, что я замечательная во всех отношениях особа.
- Бога ради, простите, если совершаю бестактность, - продолжал выписывать кренделя Ильичев, - в общем...
Он щелкнул рычажком. Один из телевизоров, стоящих у стены, ожил, его экран замерцал голубым светом, потом возникло изображение комнаты.
- Узнаете? - спросил Ильичев.
Я кивнула:
- Конечно, это ваша VIP-гостиная, я всегда там ожидаю большую сумму.
- Да не про помещение речь, - внезапно потерял свою приторную вежливость управляющий, - на кресло поглядите, то, которое в углу!
Я всмотрелась в экран и постаралась сохранить спокойствие.
- Машка! Там сидит моя дочь!
- Вот, - утирая пот со лба безукоризненно белым платком, сказал Ильичев, - поэтому я и позвонил.
Я слушала его рассказ, чувствуя, как меня охватывает тревога.
Часа полтора назад в банк явилась Маруська и попросила ни больше ни меньше как... двести тысяч долларов. Девочку здесь отлично знали, ее карточка в полном порядке, но служащий, увидев запрос, насторожился. До сих пор Маруська снимала не более пятисот "американских рублей".
С вежливой улыбкой клерк сказал:
- Прошу вас подняться в VIP-гостиную и подождать, пока подготовят эту сумму.
Манюня не удивилась, мы не раз с ней вместе лакомились пирожными, которые тут подают особо дорогим в прямом и переносном смысле клиентам. Поэтому она спокойно прошла в помещение и сейчас, если верить изображению на экране, лопает корзиночку со взбитыми сливками.
Управляющий же, узнав о гигантской сумме, счел необходимым поставить меня в известность.
- Извините, если я совершил бестактность, - оправдывался он, - но, сами понимаете...
Я быстренько сгребла в кучу остатки ума и сообразительности. Так, пусть уж лучше Ильичев считает меня дурой, чем Манюню воровкой.
Изогнув бровь, я уставилась на управляющего.
- Хотите сказать, что наш счет иссяк?
- Нет, - растерянно ответил Андрон Георгиевич.
- Тогда почему не даете деньги?
Ильичев окончательно растерялся:
- Но... такая сумма... ребенок...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви
Шилова Юлия
Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви


Володихин Дмитрий - Плацдарм
Володихин Дмитрий
Плацдарм


Сертаков Виталий - Останкино 2067
Сертаков Виталий
Останкино 2067


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека