Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

заслужил заступническую молитву святого.
- Неисповедимы пути...
- Да, жизнь - это загадка.
- Ваше здоровье!
Человек в поношенной одежде сказал:
- Стаканчик бренди, хефе?
- В этой бутылке так мало осталось, что я лучше...
- Мне очень хочется отнести немножко матери.
- Да тут на самом дне. Ты ее обидишь. Один осадок. - Он опрокинул
бутылку над своим стаканом и хмыкнул: - Если у пива бывает осадок. -
Потом, задержав руку с бутылкой, удивленно проговорил: - Да ты плачешь,
друг? - Все трое, чуть приоткрыв рты, уставились на человека в поношенной
одежде. Он сказал:
- Со мной всегда так - от бренди. Простите меня, господа. Я быстро
пьянею, и мне начинает видеться...
- Что?
- Сам не знаю. Будто все человеческие надежды угасают.
- Да ты поэт!
Нищий сказал:
- Поэт - душа своей страны.
Окна белым полотнищем осветила молния, где-то над головой у них грянул
удар грома. Единственная лампочка под потолком мигнула и погасла.
- Плохи дела у моих полицейских, - сказал хефе, раздавив ногой слишком
близко подползшего жука.
- Почему плохи дела?
- Дожди рано начинаются. Они ведь рыщут.
- За тем гринго?..
- Да что там гринго! Губернатору стало известно, что у нас в штате все
еще есть священник, а вы знаете, как он к ним относится. Я бы на его месте
не трогал беднягу - пусть бродит. Все равно умрет от голода или от
лихорадки или сдастся. От него теперь ни добра, ни зла. Да и занялись им
всего два-три месяца назад, а до этого никто и не замечал, что он здесь.
- Тогда вам надо поторопиться.
- Да никуда он не денется. Разве только перейдет границу. У нас есть
человек, который знает его. Говорил с ним, им пришлось заночевать вместе.
Давайте о чем-нибудь другом побеседуем. Полицейским не позавидуешь.
- Где он сейчас, по-твоему?
- Никогда не догадаешься.
- Почему?
- Здесь - то есть у нас в городе. Да, да, мы пришли к такому выводу. В
деревнях начали брать заложников, ему деваться некуда. Его отовсюду гонят,
не хотят иметь с ним дело. Так что мы пустили того человека, о котором я
говорил, как собаку по следу. Не сегодня, так завтра он на него наткнется,
а тогда...
Человек в поношенной одежде спросил:
- Многих заложников вам пришлось расстрелять?
- Пока нет. Троих-четверых. Ну-с, приканчиваю пиво. - Он с сожалением
опустил стакан. - Теперь, может, попробовать ваш... назовем его сидрал.
- Да, пожалуйста.
- А мы с тобой никогда не встречались? Твое лицо мне...
- По-моему, я не имел чести.
- Вот вам еще одна загадка, - сказал хефе, протягивая свою длинную
толстую руку и легонько отталкивая нищего к медным шишечкам кровати. -
Иногда тебе кажется, что ты уже видел человека, бывал в каком-то месте...
Во сне это было или в прошлой жизни? Один врач говорил, будто вся причина
тут в фокусе зрения. Но он американец. Материалист.
- Я помню, как... - сказал губернаторский брат. Молния высветила порт,
над гостиничной крышей ударил гром. Так было во всем штате - снаружи
гроза, а за стенами разговоры, разговоры и бесконечно повторяющиеся слова
"загадка", "душа", "источник жизни". Они сидели на кровати и
разговаривали, ибо не было у них ни дел, ни веры, ни других мест получше,
куда можно пойти.
Человек в поношенной одежде сказал:
- Ну, мне, пожалуй, пора.
- Куда ты?
- Да... к знакомым, - неопределенно ответил он и, описав руками широкий
круг, включил в него все свои несуществующие знакомства.
- Бутылку бери с собой, - сказал губернаторский брат и добавил,
признавая очевидный факт: - Ты же за нее заплатил.
- Спасибо, ваше превосходительство. - Он взял бутылку. Бренди в пей
было пальца на три. Вина, конечно, совсем не осталось.
- Спрячь ее, спрячь, любезный, - резко проговорил губернаторский брат.
- Да, да, ваше превосходительство. Я поостерегусь.
- Какое он тебе превосходительство? - сказал хефе. Он заржал и столкнул
нищего с кровати на пол.


- Да нет, я... - Он бочком вышел из номера, все еще с пятнами слез под
красными, воспаленными глазами, и услышал из коридора, как они снова
завели свой никуда не ведущий разговор о "загадке", "душе", "тайне".

Жуков на улице больше не было; их, видимо, смыло дождем. Дождевые струи
падали отвесно, с каким-то мерным упорством, точно вбивали гвозди в
гробовую крышку. Но в воздухе стояла все такая же духота; пот и дождь
пропитывали одежду. Священник задержался на минуту в гостиничных дверях,
слушая, как позади тарахтит движок, потом пробежал несколько ярдов до
другого дома и, юркнув в нишу у входа, поглядел оттуда мимо гипсового
генеральского бюста на пришвартованные к причалу парусники и старую баржу
с железной трубой. Идти ему было некуда; дождь нарушил все его расчеты: он
думал, что как-нибудь перебьется - заночует на скамейке или у реки.
Мимо по улице, отчаянно ругаясь, прошагали к набережной двое солдат.
Они шли под дождем, не обращая на него никакого внимания, словно все до
того плохо, что есть дождь или нет дождя - это уже неважно... Священник
толкнул деревянную дверь, доходившую ему только до колен, и вошел в
таверну: штабеля бутылок с минеральной водой, единственный бильярдный
стол, над ним нанизанные на веревку кольца - счет очков; трое-четверо
мужчин, чья-то кобура, положенная на стойку. Священник торопился
спрятаться от ливня и, войдя, нечаянно толкнул под локоть человека,
готовившегося к удару кием. Игрок повернулся и яростно крикнул:
- Матерь божия! - Он был в красной рубашке. Неужели нигде, даже на
минуту, нельзя почувствовать себя в безопасности?
Священник униженно извинился, попятился к двери и, опять сделав
неосторожное движение, задел за стену; бутылка с бренди звякнула у него в
кармане. На лицах, обращенных к нему, появилась недобрая усмешка: почему
не подшутить над незнакомцем?
- Что это у тебя в кармане? - спросил человек в красной рубашке. Юнец,
ему, вероятно, и двадцати лет не было - золотой зуб, насмешливая,
самодовольная складка у рта.
- Лимонад, - ответил священник.
- А зачем ты с собой лимонад таскаешь?
- Я принимаю хинин на ночь... запиваю лимонадом. Краснорубашечник
вразвалку подошел к нему и тронул кием его карман.
- Лимонад, говоришь?
- Да, лимонад.
- Ну-ка, дай взглянуть на твой лимонад. - Он горделиво повернулся к
своим партнерам и сказал: - За десять шагов контрабандиста чую. - Потом
сунул руку священнику в карман и нащупал бутылку с бренди. - Вот, - сказал
он. - Что я говорил? - Священник рванулся к двери и выскочил под дождь.
Позади кто-то крикнул:
- Держи его! - Веселью их не было конца. Он побежал к площади, свернул
налево, потом направо - на улицах, к счастью, было темно, луну закрывали
тучи. Если держаться подальше от освещенных окон, его не разглядят. Он
слышал их перекличку вдали. Они не прекращали погони - это было
интереснее, чем играть на бильярде; где-то послышался свисток - к ним
присоединилась полиция.
И вот в этот-то город он мечтал попасть, получив повышение и оставив в
Консепсьоне долги - столько, сколько подобало. Сворачивая с одной улицы на
другую, он вспомнил собор, Монтеса и одного знакомого каноника. Что-то,
глубоко запрятанное в нем - воля к спасению, - придало на миг чудовищную
смехотворность тому, что происходило с ним. Он усмехнулся, перевел дух и
снова усмехнулся. В темноте слышались свистки и улюлюканье, а дождь все
лил и лил. Дождевые струи приплясывали на ненужных теперь цементных плитах
бывшего кафедрального собора (играть в пелоту при такой жаре никому не
пришло бы в голову; вдобавок на краю площадки виселицами стояли железные
качели). Он снова побежал вниз по склону холма. Его осенила счастливая
мысль.
Крики слышались все ближе и ближе, и вот от реки к нему двинулись новые
преследователи. Они действовали методически. Он понял это по их
размеренной поступи... Полицейские, официальные охотники. Он был между
теми и другими - между любителями и профессионалами. Но он знал, где та
калитка, которая нужна ему. Он толкнул эту калитку, вбежал во дворик и
захлопнул ее за собой.
Тяжело дыша, он стоял в темноте и прислушивался к приближающимся шагам,
а дождь все хлестал и хлестал. Потом он почувствовал, что из окна на него
кто-то смотрит, увидел маленькое, морщинистое лицо, темное, как те
засушенные головы, что покупают туристы. Он подошел к оконной решетке и
сказал:
- Падре Хосе?
- Вон туда. - В неровном огоньке свечи в окне появилось еще одно лицо,
за ним - третье; лица вырастали, как из-под земли. Он прошлепал по лужам
через дворик и стал стучать в дверь, чувствуя, что за ним наблюдают.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Семенова Мария - Знамение пути
Семенова Мария
Знамение пути


Свержин Владимир - Когда наступит вчера
Свержин Владимир
Когда наступит вчера


Каменистый Артем - Боевая единица
Каменистый Артем
Боевая единица


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека