Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- За такой подарок нам с тобой головы оторвут.
- Пусть себе лежат, спрятаны с толком. А там поглядим, как оно обернется.
В райком-то поедем?
Приехали в райком. Херсон куда-то подевался, а я за-стрял в коридоре,
пожимая руки и рассказывая о собственном самочувствии. Кто-то, со спины
подошедший, за локоть меня взял. Оглянулся - Спартак. Собственной
улыбающейся персоной.
- Живем помаленьку?
- Живем.
- Лады. Завтра часиков в десять будешь на месте? Я с товарищем одним
заскочу.
- Заскочи. Только со своим коньяком, я в отпуску поиздержался.
Он сказал "Ха-ха!" и ушел. А я сидел и размышлял, что это ему вдруг
мириться приспичило. Ну, мириться - не ругаться, а все же? И очнулся я от
своих размышлений, услышав фамилию:
- ... товарищ Прошина. Какие будут соображения по утверждению товарища
Прошиной на должность директора объекта "Озерный"?
Прошиной была Тамарочка до замужества. А объект "Озерный" - базой отдыха
районной элиты.
- Своих расставляет гладиатор, - сказал мне Херсон, когда мы
возвращались.
Похоже было на то, но я о завтрашнем визите все время думал. Тоже - донка
на всякий случай? Только что с моего предприятия получишь? Ящик макарон?
Состоялся этот визит. В означенное время. Спартак привел крепкого мужика,
который, перед тем как в кресло усесться, пиджак вынужден был расстегивать.
А гость при этом и о коньяке не позабыл.
- Юрий Денисович.
- Очень рад. Макаронами интересуетесь?
- Не совсем, - улыбнулся Денисыч.
- Юрий Денисович Зыков в нашей Глухомани школу охотников открыть задумал,
- пояснил Спартак. - А смелые и разумные инициативы мы всегда поддерживаем.
Все необходимые разрешения получены, взял в аренду турбазу.
Я никак не отреагировал на это известие, и Юрию Денисовичу пришлось из
портфеля коньяк доставать.
- За знакомство.
Выпили за знакомство.
- За сотрудничество.
Выпили и за сотрудничество.
- Ладно, пообсуждайте проблему, а я от Танечки один звоночек сделаю, -
сказал Спартак и тут же вышел.
- Поладим? - спросил Денисыч.
- Отчего же не поладить, - сказал я. - Только в чем проблема-то, Юрий
Денисович?
- В патронах. Не все одинаково стреляют, а отпускают их на всех поровну.
Неплохо бы запасец иметь, а?
Признаться, я тогда подумал, что Херсон Петрович кого-то посвятил в свое
открытие. Но доказательств этого у меня не было, и я продолжал толочь воду в
ступе.
- Мелкашками не занимаюсь. Не мой профиль.
- Вы явно оторвались от политической жизни, - покровительственно
улыбнулся Юрий Денисович. - Мы проиграли "холодную войну", а побежденных
ожидает экономический кризис. Неминуемо. Для того чтобы смягчить его,
прикроют прежде всего затратные производства. То есть вас, уважаемый друг, в
первую очередь. Горбачев не вылезает из-за границы, стремясь смягчить этот
удар. Но у нас - самая большая и самая затратная армия в мире.
Вошел Спартак.
- Он говорит правду. В ЦК недовольны политикой Горбачева.
- Уважаемый Юрий Денисович говорит как раз об обратном, - сказал я.
- Не угадал! - Спартак с усмешечкой развел руками.
- Следовательно, нас ожидает и кризис политиче-ский, - как ни в чем не
бывало продолжал Зыков. - В возбужденной стране, не понимающей, что такое
свобода слова, знаете, чем это может обернуться?
- Перестрелкой? - Я улыбнулся. - Уже слышал.
- Хуже, - вздохнул гость. - Экономическим крахом. Рубль полетит в
пропасть, меж собой начнем рассчитываться долларами, а чем вы будете платить
зарплату своим рабочим? Патронами?
- Макаронами.
- Бросьте, уважаемый. Я предлагаю вам живые деньги.
- Которые завтра обесценятся, как вы предрекали.
- Могу сахаром. Он не обесценится никогда. Сладкое нужно детям.
Я почему-то вспомнил, как совсем еще недавно мы с Вахтангом прятали мешки
с сахаром. И невесело улыбнулся.
- Вы имеете отношение и к сахару?
- Думай, - предостерегающе буркнул Спартак. - Думай, что говоришь.
- Прошу извинить, историю одну вспомнил. С покойным другом приключилась.


- Ах, выпьем, - сказал первый и наполнил рюмки. - За взаимопонимание.
Выпили за взаимопонимание.
- Но я не выпускаю мелкашек, - простовато повторил я. - Вы пришли не по
адресу, друзья.
- В глухоманских лесах - лоси, кабаны, даже олени встречаются, их
мелкашкой не возьмешь, - почему-то с глубоким вздохом отметил Юрий
Денисович. - Наладим совместный охотничий туризм, это выгодное предприятие,
готов взять вас в долю.
Дело принимало серьезный оборот, и я почему-то уже почти ощущал очередную
пулю в заднице. Правда, на сей раз - полегче. Отечественного производства.
- У меня нет отдела сбыта, и Спартак это знает. У меня - отдел учета, я
отпускаю продукцию по распоряжениям, а не по торговым связям. Будет что
положить в папку, не будет вопросов. Хоть вагон.
- Будет, - уверенно сказал мой гость. - Туристический бизнес - штука
верная.
- Вот на этом пока и порешим, - сказал я.
Гости ушли. Проводил, раскланялся. А на душе было паршиво. И я не
понимал, почему так паршиво. Ничего я тогда не понимал.
ГЛАВА ВТОРАЯ
1
Что-то в Москве происходило, но до нашей Глухомани о происходящем там
никакой ясности не просачивалось. Человек по природе своей консервативен, и
чем дальше от центра, тем консервативнее. Даже газеты, по которым мы
привыкли ориентироваться, стали куда больше путать, чем разъяснять. "Правда"
давила на достижения социализма, "Советская Россия" ударилась в ностальгию
по вековому величию России, называя нас чуть ли не мессианским народом, а
всеми любимый "Труд" доказывал, что все наши социальные блага не завоеваны,
как на Западе, а пожалованы, как на Востоке, а потому и легко отбираемы. К
новым демократам, во главе которых вскоре обозначился Ельцин, Глухомань не
очень-то тянулась, а многие были просто убеждены, что в их лице мы имеем
дело с прозападной агентурой. Мы до крика спорили решительно по всем
поводам, и при этом привычно ждали, что же в конце-то концов скажет Москва.
Жизнь дорожала, поскольку, во-первых, рубль падал, а во-вторых, магазины
пустели. Нефтяная колбаса кончалась, и мы опять начали заглядывать в
райисполком с портфелями. Правда, сухой закон тихо-тихо отдал концы, но
какие-то ловкие ребята быстренько наладили как производство, так и продажу
пойла на техническом спирте. В старых бутылках, но с новыми этикетками.
А я женился. Свидетелями при регистрации были Ким и подружка моей
Танечки. Родители моей юной жены, а она у них единственная, ждали нас дома,
где мы и отпраздновали нашу свадьбу.
И тогда подарил Танечке паричок.
- Мне его вручили на Кубе. Для любимой жены.
Это случилось прямо после регистрации, по выходе из казенного дома.
Танечка невероятно обрадовалась, хотела срочно его напялить, но афганцы ее
отговорили:
- Плохая примета. Сначала надо свадьбу отпировать.
На свадебном пиршестве еще один родственник оказался. Профессор из
областного университета Иван Федорович. Они с отцом Танечки Павлом
Николаевичем сидели в кабинете (в котором до замужества проживала моя жена)
и яростно спорили, когда Танечка ввела меня туда, представила и тотчас же
удалилась. А я пробормотал что-то из репертуара входящего и скромно уселся в
сторонке.
Я не прислушивался, о чем они там спорят, и правильно делал, что не
вникал. Они спорили всегда и по любому поводу по той причине, что им долго
приходилось молчать до державного разрешения говорить о чем угодно. Ну, а
поскольку Танечкин дед был, так сказать, подпольным диссидентом, а отец -
подпольным сталинистом, то искры яростно летели во все стороны, но куда
больше - в сторону отставного штабиста. Тайный диссидент был весьма плотно
нафарширован историческими фактами и примерами.
- Как вы можете?.. - с ужасом повторял Павел Николаевич, почему-то
испуганно оглядываясь по сторонам. - Нет, как вы смеете так...
Это оставалось единственным аргументом для угнетенного открытиями
отставника. Когда ему делалось совсем невмоготу, он шел в Глухоманский
комитет ветеранов, где и отводил душу в приятных восторгах по поводу
военного гения Сталина.
Неизвестно, как бы дальше развивался спор, если бы не вошла Мария
Ивановна и не пригласила нас к столу.
Признаться, я чуточку побаивался знакомства с родителями Танечки. Точнее
сказать, не столько побаивался, сколько стеснялся: я был на добрый десяток
старше ее и даже начал лысеть. К счастью, с висков.
Как говорится, абзац для размышления.
Мама моей дивно юной жены Мария Ивановна, фельд-шер, продолжающая много и
с удовольствием работать, оказалась человеком заботливым, тихим, скромным,
словом, дочь - только в будущем, когда подрастет. Она была счастлива, что ее
Танечка наконец-то вышла замуж, как потом выяснилось в разговорах, по первой


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Панов Вадим - Ручной привод
Панов Вадим
Ручной привод


Херберт Фрэнк - Фактор вознесения
Херберт Фрэнк
Фактор вознесения


Прозоров Александр - Удар змеи
Прозоров Александр
Удар змеи


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека