Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- А вы говорили, что он был увлечен своим делом.
- Да, так это и было. Но он любил свое дело, мне кажется, таким, каким
представлял его в будущем. Он верил в будущее.
- В будущее наци?
- Этого я не знаю. Я не помню, был ли он наци, да и какое это имеет
значение сегодня? Во всяком случае, фанатиком он не был, я сужу по тому, что
на политические темы он со мной никогда не разговаривал. Насколько я
понимаю, он не одобрял и не осуждал, он просто не уделял этому внимания.
Предпочитал не замечать.
- Интересно.
- Да, он, как я вспоминаю, мыслил своеобразно. Он говорил, что каковы
люди сами по себе - большого значения не имеет. Что главное заключается в
том, каковы у этих людей возможности. Самые плохие люди, говорил он, обладая
большими возможностями, например, в медицине, могут практически больше
помочь человечеству, чем даже очень хорошие люди, у которых таких
возможностей нет и которые поэтому никому и ничем помочь не смогут. Мне
кажется, это имело прямое отношение к его восприятию нацизма. Возможно,
таким способом он оправдывал сам себя.
- Оправдывал что именно?
- Ну, был он наци или нет, но работал-то он ведь с ними, и, надо
полагать, был им достаточно полезен. Я сужу по тому, что, не занимаясь
частной практикой, он был тем не менее очень хорошо обеспечен, и власти
относились к нему с большим почтением, начиная с блоклейтера...
Кажется, мы добрались наконец до главного.
- Что же такого он делал для них? - спросил Лидумс, не меняя своей
задумчивой позы.
- Он работал в том учреждении или предприятии, не знаю, которым вы
сейчас интересуетесь. Я знаю это потому, что однажды мы гуляли с ним по
городу, и проходили мимо той улицы, он кивком указал на нее и сказал: "Здесь
идет битва с врагом, невидимая битва. Но когда-нибудь мы сможем рассказать
об этом ..."
- Битва с врагом ... - задумчиво протянул Лидумс.
- Да. Он говорил, что для того, чтобы победить врага, нужно прекрасно
знать его, а мы его практически почти не знаем. Он говорил, что надо учиться
побеждать не слабого, а сильного врага, самого сильного, только так есть
смысл сражаться.
- Гм, - произнес Лидумс. - И кем же был этот враг?
- Я, собственно, даже не знаю, - он растерянно улыбнулся. - Думаю, что
он имел в виду не вас. Скорее болезни. Какие-то серьезные болезни.
- Он не называл их?
- Нет...
- В таком случае, постарайтесь припомнить как можно подробнее все, что
он говорил в этой связи ...
- Я попытаюсь. Он иногда говорил много, а иногда целыми часами молчал.
Но, наверное, даже молчать ему иногда было нужно в чьем-то присутствии, а не
в одиночестве.
- Следовательно, он был одинок?
- Семьи у него не было. То есть, во всяком случае, в нашем городе, а я
знал его не менее пяти лет. И друзей, кажется, тоже; я не видел, чтобы к
нему кто-нибудь приходил. У него была большая квартира, хорошо обставленная,
но никакой прислуги. Я, собственно, так с ним и познакомился: он, видимо,
знал, что я живу рядом, встречал меня на улице и однажды предложил мне
небольшой заработок, чтобы я убирал иногда квартиру, колол дрова и носил
уголь или торф, а также выносил мусор и золу, и так далее.
- Убирать обычно нанимают женщин ...
- Тогда я так и сказал ему, потому что сперва это показалось мне
немного оскорбительным для мужского достоинства: уборка - женское дело. Он
ответил, что слишком уважает женщин, чтобы заставлять их убирать за ним,
хотя бы и за деньги. А ведь было много женщин, которые не отказались бы от
заработка.
- А дома у него было что-нибудь интересное?
- Хорошая обстановка, это я уже говорил. Много книг, но почти все -
научные, они меня тогда не интересовали. Из его книг я запомнил лишь Крафта,
у него было собрание сочинений Крафта, он любил фантазии и утопии, и мне они
тогда тоже нравились. На стенах были картины, но я тогда ничего не понимал в
них, и не помню, что это были за картины - кажется, в основном пейзажи. Один
портрет - доктора Коха. Это великий ученый ...
- Да, мы знаем. А приборы, инструменты?
- Я помню только микроскоп, хороший бинокулярный микроскоп. Но я видел
его лишь однажды, потому что обычно прибор стоял в своем футляре, и я не
помню, чтобы доктор Роттенштейнер когда-нибудь с ним работал. Он вообще не
работал дома.
- Доктор Роттенштейнер ...
- Это была его фамилия. Потом, став медиком, я пытался найти какие-либо
упоминания о нем в научной литературе. Но ничего не нашел ни в тогдашней, ни



в современной, ни у нас, ни на Западе.
- Но все же вернемся к нашей теме. Вы припоминаете еще что-нибудь из
его разговоров?
- Он почти никогда не говорил ничего конкретного. Любил рассуждать в
общем, большими категориями. Однажды, например, он сказал, что древние вели
войны гораздо более разумно, чем мы, потому что у них каждый воин, кроме
меча или копья, обладал еще и щитом, то есть постоянно имел при себе и
средства защиты. Он говорил, что идти на врага нужно имея и собственное
средство защиты от того оружия, каким ты хочешь поразить врага. Потому что
враг может выбить у тебя меч, подхватить его и накинуться с ним на тебя, и
тут, если у тебя нет щита, ты погибнешь.
- Достаточно обще и не слишком-то вразумительно. А еще?
- Еще? - Фабльберг задумался. - Да, вот. Он говорил о книге какого-то
писателя, он не называл его, но уже потом я понял, что то был, видимо, Гюго.
Там один господин награждает за подвиг какого-то унтер-офицера,
предотвратившего несчастье, и тут же приказывает расстрелять его, потому что
несчастье это стало возможным по вине того же самого унтер-офицера. И вот
доктор Роттенштейнер сказал, что с ними, вероятно, сделают то же самое.
Только, - тут он усмехнулся, - может быть, все произойдет наоборот: сначала
расстреляют, а потом станут награждать.
- Веселый разговор... И в чем же он чувствовал ту вину, за которую его
могли расстрелять?
- Этого он не говорил. Может быть, он имел в виду нацизм вообще?
- За что же их награждать? Хотя думать он мог, конечно, по-всякому ...
Что вы еще можете вспомнить?
- Кажется, больше ничего, - сказал Фабльберг, помолчав. - Хотя,
конечно, может быть, что-то еще и вспомнится: знаете, память - капризный
инструмент, она готова к действию далеко не всегда. Вот свои операции я
помню все, хотя их немало. Если что-нибудь придет в голову, я вам сообщу, но
должен сразу предупредить: ничего конкретного там не будет ...
- Спасибо и за это. Как вы думаете, товарищ Фабльберг: что там все-таки
размещалось? Могла это быть, например, больница?
- Больница? М-м...
- Маленькая больница для каких-то особо опасных больных.
- Не знаю, - задумчиво сказал он. - Вам ведь известно, мы теперь
стараемся строить больницы подальше от городских центров, где-то в зелени, в
тишине. Впрочем, по каким-то соображениям такая больница могла находиться и
в городе. Тем более раньше. Но в подземелье?.. А, вот, вспомнил: была это
больница или нет, но какие-то больные там, кажется, были. Да, совершенно
определенно. Видите, память заработала, и я вспомнил: однажды доктор
Роттенштейнер был настроен особенно мрачно, - я говорю "особенно", потому
что веселым он не бывал вообще никогда, - и я не удержался и спросил его, в
чем дело. Должен вам сказать, что я очень привязался к нему, мой отец погиб
еще в тридцать девятом в Польше, хотя то была не очень страшная война. Итак,
я спросил его, и он - не сразу, правда, - ответил, что иногда в мире все
переворачивается с ног на голову. Когда больной выздоравливает, это должно
быть радостью для врача, но временами получается наоборот, потому что бывают
больные, которые должны умереть, и если они выздоравливают, то это нехорошо.
Помнится, я тогда удивился и сказал, что, по-моему, это все равно хорошо, но
доктор ничего не ответил.
- Та-ак, - протянул Лидумс, и мы с ним переглянулись. - Любопытная
деталь ... Значит, вы виделись с ним ежедневно?
- О, разумеется, нет. Убирать я старался, когда его не было, потому что
мне как-то легче было, когда никто не видел меня за этим занятием. А кроме
того, он вовсе не каждый день бывал дома. Случалось, он не появлялся по двое
и по трое суток.
- Уезжал?
- Возможно. А может быть, просто ночевал там или дежурил.
- Получал ли он почту?
- Да. Но только журналы, иногда какие-то проспекты. Не помню, чтобы он
получил хоть одно письмо.
- А с вами никогда не пытались разговаривать о нем? Вы ведь были к нему
ближе всех остальных и могли знать то, что другим было неизвестно: что он
делает дома, что~ говорит, что думает, не слушает ли вражеские передачи...
- Приемник у него был, но он включал его редко, и слушал только музыку.
Больше всего легкую. Садился в кресло и слушал, иногда с закрытыми глазами.
- Готовил он сам?
- Обедал доктор где-то в другом месте. Кофе варил сам, на спиртовке, по
старинному обычаю. Дома съестного почти не держал. Хотя однажды, когда мама
спросила, не может ли он помочь нам немного с продовольствием, - это было
уже незадолго до того, как меня призвали на службу, - я попросил его, и он
принес хорошей колбасы и сыра. Я расплатился с ним из денег, которые
причитались мне за уборку.
- Значит, его жизнью никто у вас не интересовался?
- Нет. Потому что за ним все время следили, и он это знал.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [ 26 ] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Верещагин Олег - Воля павших
Верещагин Олег
Воля павших


Суворов Виктор - Беру свои слова обратно
Суворов Виктор
Беру свои слова обратно


Дальский Алекс - Побег в невозможное
Дальский Алекс
Побег в невозможное


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека