Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Подойдя к "Фольксвагену" вплотную, он узнал наглеца.
- Привет, - сказал Андрей Кириллович, усаживаясь на водительское место.
После того как однажды этот человек спас в вагоне-ресторане покойного
шефа, а заодно и службу безопасности от позорища, продемонстрировав при этом
настолько высокий класс приемов рукопашного боя, какой можно было увидеть
лишь в фантастическом боевике, Андрей Кириллович по поручению шефа долго и
безуспешно пытался на него выйти. У шефа возник тогда полубредовый план
взять его на службу, не постояв за ценой. Поиски закончились тем, что
начальник службы безопасности однажды очнулся в собственной машине недалеко
от Павловского парка с расквашенным затылком и запиской: "Извини, Андрей.
Не ходи за мной больше". А теперь человек, которого Андрей Кириллович
обозначал именем Скунс, судя по всему, нуждался во встрече.
- Привет, - как ни в чем не бывало, словно они дружески расстались три
дня назад, отозвался человек, так похожий на Скунса.
Наконец Андрей Кириллович мог разглядеть его с близкого расстояния.
Хотя разглядывать было особенно нечего - обыкновенная куртка, обычное
лицо, короткий светлый (может быть, седой?) ежик волос.
- Дело есть, точнее, просьба.
- Говори.
- Здесь ориентиры одного человечка, - гость достал из кармана половинку
листа бумаги с напечатанным на принтере коротким текстом.
Остальное место занимало изображенное тем же черно-белым принтером
мужское лицо.
- Ты помельче не мог подобрать шрифт? У меня после двух контузий зрение
не того, - проворчал Андрей Кириллович, всматриваясь в изображение.
Этого человека он точно не встречал.
- Кого ты тут нарисовал? Президента Тумбу-Юмбу или лидера преступного
мира Шепетовки?
- Профессор. Этот человек исчез в летний поддень два года назад.
Хотелось бы знать подробности: сам он это сделал, или ему помогли. А если
помогли, то как и когда.
- Знаешь, сколько нынче такие справочки стоят?
- Потому и прошу.
- Ладно. Как я тебя найду?
- Я объявлюсь через недельку.
Он широко улыбнулся, продемонстрировав искусственные зубы, и вышел из
машины.
Андрей Кириллович посмотрел в зеркало заднего вида, как гость уходит к
метро. Потом вышел из машины, проверил сигнализацию: она работала идеально.
- Специалист чертов, - с восхищением сказал он и завел двигатель.

***
В конторе Мила значилась заместителем Андрея Кирилловича по
информационному обеспечению, ей и доверил он листочек бумаги, переданный
человеком, похожим на Скунса.
Сведения, на добычу которых он потратил бы недели две, она принесла на
другой день. Полученные данные говорили о расхлябанности и безалаберности в
их бывшей системе.
- Все понятно, - прокомментировал Андрей Кириллович, просмотрев полторы
страницы текста - Нет человека, нет проблемы. И никаких следственных
действий. Так и закрыли.
- Проблему можно возобновить, если нужно клиенту... - Эмилия не любила
неясностей, хотя именно из них-то и состояла вся жизнь - Конечно, а потом
она обратным концом, да нас же и по затылку... - он даже показал, как это
физически может произойти. - Ладно. Спасибо тебе, я не ждал так быстро. В
общем, молодец ты, Эмилия Петровна.
После ее ухода он посидел несколько минут в легкой полудреме. Всю ночь он
провел, отрабатывая довольно неприятный, но денежный заказ клиента, и теперь
ему хотелось спать.

***
Телефон зазвонил в ту же секунду, когда по радио заиграли гимн. Это
значило, что наступила полночь, и, следовательно на метро она опоздает.
Взяв трубку левой рукой, Ольга Васильевна правой стала регулировать
подачу жидкого азота.
- Оленька, у тебя как? Я сворачиваюсь.
- Спасибо. Буду внизу через десять минут.
Она положила трубку и начала постепенное выключение приборов. Стрелка
самописца, был у них еще и такой ветеран, задрожав, вместо красивых синусоид
принялась рисовать зигзаги с немыслимыми амплитудами и наконец замерла.
Осталось проверить водопроводные краны, розетки. Иногда кто-нибудь
чересчур забывчивый оставлял открытым кран, подключенным к прибору, ночью
напор воды увеличивался, тонкий резиновый шланг срывался со стеклянного



патрубка, и в результате вода, растекшись по полу, тонкими струями падала на
головы соседей снизу. Такое за годы ее работы случалось лишь дважды, но с
тех пор, уходя последней, она скрупулезно выполняла все инструкции -
проверяла краны и электроприборы.
Погасив свет, Ольга закрыла дверь на контрольный замок, вставив внутрь
бумажный лоскуток со своей подписью. Теперь оставалось пройти по затихшему
полутемному коридору до лестницы. Кое-где в лабораториях горел свет,
слышались голоса и смех. Ее институт был в этом смысле особенным. Здесь в
любое время суток кто-нибудь да работал - некоторые эксперименты длились по
семьдесят, а то и больше часов, и поэтому даже в самые дикие дисциплинарные
времена, о которых теперь помнят лишь старожилы, у них был вольный режим.
Подходя к лестнице, Ольга с удовольствием затянулась запахами,
характерными тоже только для ее института - это была невероятная смесь паров
сухого льда и кипящего жидкого азота, разложившегося хлорофилла, дешевых
сигарет и озона, - чего тут только не было. Этот запах много лет назад они
перевезли с собой из старого корпуса, он, словно верный домовой, всегда
присутствовал в их институте.
Институт Ольга любила. Она проработала в нем двадцать лет - всю
сознательную жизнь.
Внизу ее ждал Константин, недавно остепенившийся докторской. Они жили на
соседних улицах, и он ее подвозил на своих "жигулях", когда она засиживалась
в лаборатории.
Уже несколько недель подряд Ольга Васильевна сразу после школы ехала к
метро "Политехническая". Там поблизости было здание Института цитологии.
Она, "биолог милостью Божьей", как ее когда-то назвал сам знаменитый
академик Писаржевский, участвовала в грандиозном проекте, о котором раньше
можно было только мечтать.
Когда она вместе с десятком старых друзей и единомышленников, - их
старость была, правда, понятием относительным, некоторым не исполнилось и
тридцати, - бросилась очертя голову создавать гимназию, чтобы нести
современным детям свет новейших естественно-научных знаний, даже тогда свой
институт она не считала покинутым навсегда. Просто в те годы наука впала в
некий анабиоз, и как она сама же сказала, если сон разума может рождать
только чудовищ, ей лично стоит попробовать себя в другом направлении. Хотя
бы временно. Нельзя сказать, что наука воспряла. Ученые, как дети, -
хорошего им всегда мало. Дали денег на один эксперимент - немедленно
оказалось, что требуется ставить десять. Это всегда так. И все же началось в
их институте заметное оживление.
А потому ее бывший завлаб, который, кстати, сам шастал несколько лет по
заграничным институтам, призвал ее телефонным звонком к новому делу.
- Хватит, Ольга, погуляла на стороне, теперь возвращайся в стойло.
Есть идеи.
Бросать школу, которой она отдала в последние годы столько любви, энергии
и страданий, Ольга, конечно, не собиралась. Это было бы хуже, чем
предательство. Но работать по вечерам в лаборатории - с удовольствием. Ей и
так постоянно снилось, словно она возвращается за рабочий стол, чтобы
ставить эксперимент, а вокруг незнакомые лица, ее никто не знает и не верит,
что она человек не посторонний.
Вообще-то все эти годы ее из института никто и не увольнял. В своей
лаборатории Ольга продолжала числиться на четверти ставки и находилась как
бы в бессрочном отпуске.
Заявку на грант писали в ее квартире впятером - где еще найдешь столько
свободного места? Процесс занял три вечера Каждый из них в одиночку сделал
бы это быстрее. Впрочем, две головы лучше одной, но пять - уже тормоз. Ольга
не особенно верила, что им улыбнется удача. Однако все свершилось, и она
снова начала ставить эксперименты за тем самым рабочим столом, который
несколько раз снился ей.

Глава 25. Колоритные Масленниковы
Иван Платонович Треуглов к каждому заданию подходил вдумчиво и методично.
Сначала он все хорошенько осмысливал, оценивал ситуацию со всех сторон и
только затем начинал действовать в соответствии с выработанной системой. И
сейчас, получив от начальника (Самарина) поручение опросить жильцов дома по
набережной Карповки, где жила Новосельская, он взялся за выполнение задания
с полной ответственностью.
Во-первых он набросал план двора, что всегда помогало ему лучше
сориентироваться. Художником Иван Платонович был неважным, но в данной
ситуации его мастерства было достаточно вполне.
Двор, где жила Новосельская, имел не правильную форму с выступом напротив
подъезда, куда направлялась Галина Николаевна. Посередине находился
разрушенный фонтан, окруженный газоном, давно пришедшим в такое же
запущенное состояние. Если смотреть со стороны Карповки, то справа напротив
фонтана находилась низкая темная арка, ведущая в соседний двор.
Оттуда, если знать путь, проходными дворами можно было выйти на


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орлов Алекс - Тайный друг ее величества
Орлов Алекс
Тайный друг ее величества


Воробьев Александр - Ронин
Воробьев Александр
Ронин


Шилова Юлия - Охота на мужа, или Заговор проказниц
Шилова Юлия
Охота на мужа, или Заговор проказниц


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека