Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

дураков - этакий сибирский Лука Брацци; родился во Владивостоке, карьеру
начал вышибалой в знаменитых на весь мир увеселительных заведениях
Ханты-Мансийска, там же попал в поле зрения курьеров тонкинского
наркоклана; а когда мы с китайскими и индокитайскими коллегами рубили клан
в капусту, впервые попал на глаза и мне.
- Он! - восхищенно воскликнул Усольцев. - Ей-Богу! Девяносто шесть и
три - он!
Яростная, алчная сыскная радость так клокотала во мне, что, боюсь, я
не удержался от толики позерства - сложив руки на груди, откинулся на
спинку кресла и сказал:
- Ну, остальное - дело техники, не так ли?
Все оказалось до смешного просто. Впервые в этом деле. Сорок минут
спустя, о том, что стюардесса наблюдает в пятом салоне человека, сходного
с выданным на экран радиорубки портретом, сообщили с борта лайнера,
подлетающего к Южно-Сахалинску. И лайнер этот шел от Симбирска, от нас.
Беня драпал.
В кассе аэровокзала - кассир еще даже не успел смениться - сообщили,
что человек с предъявленной фотографии купил билет всего за сорок минут до
взлета. Это произошло почти через пять часов после расправы с патриархом.
Почему Беня так медлил? Где второй?
Ничего, скоро все узнаем. Скоро, скоро, скоро! Меня била дрожь. Это
не бедняга Кисленко, чья-то "пешка". Это - настоящая тварь, и из нее мы
выкачаем все.
Человек этот, сказал кассир, чего-то боялся. Озирался и съеживался;
такой крупный, представительный, а все будто хотел стать меньше ростом. И
когда шел от кассы на посадку, держался в самой гуще толпы: обычно люди,
попавшие в очередь к турникету последними, так последними и держатся, а
этот все норовил пропихнуться туда, где его не видно в каше, потому я и
обратил внимание...
Боялся. Нас боялся? Или у них тут своя разборка?
Скоро все узнаем. Скоро, скоро!
Беню взяли аккуратно и без помарок. Он сел в таксомотор, велел ехать
в порт - в Японию, что ли, собрался? будет тебе Япония, будут тебе все
Филиппины и Наньшацуньдао в придачу! - и слегка отмяк. Боялись, что он по
прежнему вооружен и может сдуру начать палить, поэтому решили брать
подальше от людей. Перегораживающий шоссе шлагбаум портовой узкоколейки
оказался опущен, шофер остановил авто, и из-за обступивших дорогу ярких
рекламных щитов - "С аквалангом - на Монерон!", "На яхтах Парфенова вам не
страшна любая непогода!", "Я переплыл пролив Лаперуза - а ты?" - как
из-под земли вымахнули четверо ребят с пистолетами, нацеленными Бене в
голову сквозь окна таксомотора. Беня уж и не дергался, лишь понурился
устало - и сам вышел наружу.
Оружия при нем не оказалось.
Меньше чем через час после прибытия в Южно-Сахалинск Беня уже
пустился в обратный путь сюда, к нам. В наручниках. Теперь можно было то
ли позавтракать, то ли пообедать.
- Свидетелей сюда, - сказал я, уже держа ложку в руках.


3
- Здравствуй, Беня, - сказал я. - Сколько лет, сколько зим.
- Сколько лий, сколько зям, - мрачно пошутил громила в ответ.
- Присаживайся. Вот майор Усольцев, звать его Матвей Серафимович. Он
тобой будет заниматься непосредственно. Ты с ним еще не знаком.
- Очень приятно, - сказал Беня и кривовато усмехнулся: мол мы-то
понимаем, что не очень, но нет смысла говорить об очевидном.
- Но сперва я тебя поспрашиваю. На правах старого другана.
- Спрашивайте...
Я помедлил. Он был какой-то безучастный, выбитый из колеи какой-то.
- Что ж ты, Беня. За тонкинскую дурь отсидел, от ограбления алмазного
транспорта отмазался счастливо - так теперь тебе для коллекции мокряк
понадобился?
- Не понимаю, о чем шепот, начальник.
Я ткнул клавишу монитора - на экране высветился Бенин фоторобот.
- Узнаешь?
- Узнавать - дело ваше...
- Ладно, будем мотыляться с опознанием...
Все пять свидетелей, со слов которых составлялся фоторобот,
практически без колебаний указали на Цына, затерявшегося среди шести
работников полицейского управления, приблизительно схожих с Беней по
внешности и комплекции.
- Ну?
- Вы на меня смотрите - они на меня и показывают.


- Улетал ты, Беня, отсюда, кассир тебя узнал.
- А я этого и не скрываю...
Я перевел взгляд на модные Бенины туфли. Оперативники срисовали их
еще в гравилете.
- Тапочки у тебя клевые, - я сунул Цыну под нос фотографию отпечатка
следа с почвы скверика, где произошло покушение. - Рисуночек, видишь,
точь-в-точь как за кустом, где убийца прятался.
Цын совсем заскучал. На отпечаток глянул мельком, опустил глаза.
Когда заговорил, в голосе была гордая безнадежность - умираю, но не
сдаюсь.
- Какой убийца? Не понимаю я вас... А тапочки я в здешнем магазине
покупал, днями. Там за прилавком коробок сто стояло.
- Горбатого лепишь, Беня. Тапочки шанхайские, модельные, здесь таких
и не видывали.
Он уж не нашелся, то ответить. Глядел на пол и отчаянно тосковал.
- Ну, хорошо. Трех часов полета, я смотрю, тебе мало показалось.
Посиди теперь в КПЗ, еще часика три подумай, - я сделал вид, что тяну
палец к кнопке вызова конвойного.
- А ордерок, извините, у вас имеется? - уныло спросил он.
- Да что ж ты дурика из меня делаешь? Для задержания на сутки никаких
ордеров не требуется.
- А потом, - осторожно спросил Беня. Какая-то странная это была
осторожность. Опасливость даже.
- А потом, - вдохновенно пустил я пробный шар, - если не получится у
нас задушевной беседы, отпущу тебя на все четыре стороны.
И тут он совсем допустил слабину. Моргнул. Сглотнул. Вазомоторика,
беда с нею всем на свете цынам.
- Прямо здесь?!
Он боялся выходить на улицу.
Он попал в какой-то переплет. И убийство он брать на себя не хотел, и
на волю здесь, в Симбирске, его тоже, мягко говоря, не тянуло. Драпал он
явно не от нас.
- А где же? - простодушно спросил я.
- Где хватали, туда и отвезите, - с нахальством отчаяния пробормотал
он. - Что ж мне - второй раз на билет тратиться? У меня башли не
казенные...
- Ну, знаешь, сегодня ты какой-то совсем нелепый, - ответил я. - А
кстати, что ты на Сахалине делать собрался?
- На Монерон С аквалангом! - плаксиво выкрикнул он.
- Да, там говорят, красиво... Гроты... Что же сделаешь. Если взяли мы
тебя понапрасну - полицейский гравилет, конечно, гонять туда не станем еще
раз, но по справедливости скинемся с майором тебе на билет. А уж остальное
- сам. И на вокзал сам, и в кассу сам...
Он угрюмо молчал. Ох, скушно ему было, ох, страшно!
И тут допустил слабину я. Солгал. Очень редко я такими прихватцами
пользуюсь - грубо это, делу, в конечном счете, может скорее повредить,
нежели помочь, и как-то даже неспортивно. Всегда неприятный осадок
остается на душе. Будто сам себя, своею волей, уровнял со шпаной. Но Беня
буквально напрашивался. Он созрел, надо было дожать чуть-чуть. Нет - так
он просто плюнет на меня, как на вруна и провокатора, и будет прав, а я
получу по заслугам. И придется впрямь отпускать его на улицу, куда он так
не хочет - и, видимо, не хочет неспроста; так лучше его от этой улицы хоть
так поберечь. Я вызвал конвойного. И Усольцев уже кусал губу, с досадой и
непониманием косясь в мою сторону. И Цын уже встал, сутулясь, и повернулся
к двери, чтобы идти. И тут я доверительно сказал ему в спину:
- Но ведь, Беня, и патриарх тебя признал.
Он стремительно обернулся ко мне.
- Так он живой?!
Усольцев не выдержал - захохотал от души и даже прихлопнул себя
обеими руками по ляжкам. Беня растерянно уставился на него, потом опять на
меня; широкое лицо его стало пунцовым.
- Живой, Беня, живой. Честное слово. Что ж ты себя так пугаешь? Нет
на тебе мокряка. Садись-ка сюда сызнова, и будем разговаривать
по-настоящему.
Он решительно шагнул назад. Взглядом я отослал конвойного. Беня
уселся.
- А ежели по-настоящему, - сказал он, всерьез волнуясь, - если по
настоящему... Он же все врет! Демагог! Поет сладкие песни, всех со всеми
как бы мирить пытается - а сам личной власти хочет, диктатуры! Вот, мол, я
самый добрый, самый правильный, без меня вы - никуда. Слушайтесь! А для
меня это просто невыносимо, я ж в молодости сам коммунизмом увлекался,
чуть обет не дал... Вовремя скумекал, что вранье это все, просто так вот
дурят народ.
Я откинулся на спинку стула. Я был ошеломлен: чего угодно ожидал,
только не этого. Словно паук вдруг закукарекал из своей паутины.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Труженики зазеркалья
Лукин Евгений
Труженики зазеркалья


Андреев Николай - Пролог. Рожденный на Земле
Андреев Николай
Пролог. Рожденный на Земле


Каменистый Артем - Боевая единица
Каменистый Артем
Боевая единица


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека