Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Голова черноволосого дернулась назад и ударилась о стену. Он сполз на пол, с трудом поднялся, держась за челюсть.
- Вспоминай быстрей!
- А-а... славяночка... та, что сбежала... - быстро заговорил армянин с заметным акцентом. - Но я ее не трогал... я был другая смена... это вот все он. - Черноволосый мотнул головой в сторону понурившегося бритоголового здоровяка, под глазом которого налился фиолетово-красный синяк.
- Бухарь, убью, с-стерво! - прошипел бритоголовый, взмахнул левой рукой, но Матвей успел перехватить выпад и отобрать финку, прятавшуюся в рукаве его джинсовой куртки.
- Ты... ее?! - в мертвой тишине спросил Кудёма.
- Он первый, - криво ухмыльнулся бритоголовый, глянув на Гулявского, вытиравшего кровь с разбитой губы и со лба. - Я сначала смотрел... сисястая девка была... ох!
Удар Кудёмы в пах был столь силен, что бритоголовый подскочил вверх на добрых полметра. Сторож упал без звука, схватившись за промежность, лицо его посинело, пошло пятнами, стало на глазах желтеть.
"Ты же убил его!" - хотел сказать Матвей, но передумал, нагнулся к упавшему, с трудом нашел пульс, сделал импульсивный перенос энергии. Бритоголовый начал дышать, но было видно, что мужское достоинство ему теперь уже никогда не понадобится.
Гулявский с ужасом глянул на него, встретил беспощадный взгляд Кудёмы и заскулил. Матвей вскочил, пытаясь удержать Павла, но не успел: тот нанес свой жестокий удар в пах... Армянина уколом в сонную артерию успокоил Матвей, не желавший больше участвовать в экзекуции, хотя жалости к ублюдкам не испытывал.
Когда они спустились в подвал и освободили двух зареванных, бледных девчонок лет тринадцати-четырнадцати, Павел Кудёма вернулся в комнату и нанес еще по удару в то же самое место каждому из сторожей. Смотреть на его лицо без ужаса и содрогания было невозможно.
Молча пожав руку Матвею, братья растворились в темноте. Матвей проводил их взглядом, усадил плачущих, не верящих в избавление девчушек в джип и развез по домам. К себе он попал в полдвенадцатого ночи. На душе было муторно - она была похожа на пепельницу, полную окурков, никаких иных эмоций он не испытывал, и жаждал он только одного - спать.
Но спать ему не пришлось.
В час ночи зазвонил телефон.
- Матвей? Вы вернулись?!
- Ульяна?!
- Уходите немедленно! За вами организована охота... - Голос девушки был полон трагической отрешенности и тоски. - В любой момент они могут появиться, и... задача их - уничтожить вас...
- Откуда вы знаете? Снова заговорило чужое знание?
- Уходите... - Короткое рыдание и гудки отбоя.
Матвей посидел на кровати несколько мгновений, прижимая трубку к уху, потом начал одеваться. Сомнений не оставалось, Ульяна была авешей Светлены, получая информацию по каналу внечувственной связи, но боялась своего дара, боялась выглядеть в глазах Соболева психически неуравновешенной, больной, и в то же время не могла не передать ему тревожное предупреждение.
Покопавшись в шкафу, Матвей нашел там отобранный когда-то у Кийка "глушак", засунул в карман сумки. Повертел в руках сеточку с наушниками, хотел было бросить на место, но передумал, укрепил под волосами на голове и включил. Впечатление было такое, будто на голову прыгнула мокрая и холодная лягушка, потом превратилась в паука, мгновенно затянувшего голову паутиной. Ощущение было очень непривычным, но быстро прошло, ему на смену пришло другое - ощущение непробиваемой каски, броневого колпака, довольно тяжелого и толстого, стянувшего череп.
Он закончил экипировку, сложил документы и кое-какие книги в "дипломат", переложил походный мешок МП-95 в кожаную сумку, прикинул, что еще можно взять, и в это время в замке двери тихо провернулась отмычка.
Ульяна не сказала, кто устроил за ним охоту, но по тому, как действовали пришельцы, Матвей склонялся к мысли, что это местная команда. Военные, тот же Пауль Кийк или Ельшин, действовали бы иначе.
Матвей встал сбоку, повернул ручку, приоткрыл дверь и сказал в образовавшуюся щель:
- Заходите, господа. Только не поднимайте шума.
Последовала короткая пауза, полная, очевидно, изумления и недоверия тех, кто пытался открыть дверь отмычкой. А затем в прихожую ворвались сразу пятеро в одинаковых блестящих черных плащах и в масках. Направили на хозяина оружие. Матвей определил, что вооружены все были новейшими пистолетами-пулеметами "бизон-2" (штурмовой вариант, калибр 9 миллиметров, прицельная дальность 100 метров, емкость магазина 67 патронов), которые имели далеко не все спецподразделения. Затем из коридора шагнул в квартиру еще один человек, крупного телосложения, с блестящими черными волосами и пистолетом в руке. Впрочем, это был не пистолет и не "глушак", а "болевик", Матвей не сразу узнал его силуэт, потому что видел до того вечера всего один раз, да и то год назад.
- Привет, супермен гребаный! - раздался знакомый голос, принадлежащий бывшему охраннику "Рюрика" Алимбаеву. - Не ждал гостей?
- Ждал, - ответил Матвей. - Привет, Алимбай. Никак не можешь успокоиться? Что ж, заходи, поговорим.
Алимбаев стянул маску с лица на шею, ухмыльнулся, шевельнул стволом "болевика".
- Бахыт, проверь.
Один из нападающих нырнул в гостиную, оглядел спальню, кухню, туалет, вернулся.
- Никого. Он собирался уходить, чемоданы приготовил.
Алимбаев повел стволом генератора боли в сторону гостиной:
- Топай, супермен. Только не вздумай демонстрировать свои каратистские приемчики, с ходу нафаршируем свинцом.
Они прошли в гостиную. Двое боевиков остались в прихожей, трое расположились в соседней комнате, направив на Соболева оружие: один у окна, второй у двери в спальню. Алимбаев расхаживал по квартире, поигрывая своим нестандартным "пистолетом". Они явно ждали еще кого-то, имея задание задержать хозяина до подхода главного начальника. Решил подождать и Матвей, готовый перейти на темп в любое мгновение. Алимбаеву же очень хотелось показать безнадежность положения бывшего начальника, поиздеваться над ним и отомстить за прежние обиды, но он еще не пришел в себя от неожиданности, оттого, что удалось войти сюда без драки, и никак не мог решиться начать задуманное, подыскивая причину.
- Бахыт, обыщи его.
Жилистый черноволосый боевик подошел к Матвею, ударил ногой по ноге.
- Поставь шире! Руки за голову!
Матвей послушно встал так, как требовалось, стерпел довольно умелый обыск. Единственное, что могло побудить его начать свой веер действий, так это осмотр "дипломата" и сумки, но гости пока еще даже не взглянули на них.
- Чисто, - отошел от Матвея Бахыт. - Давай проверим, чем он сумки набил.
Алимбаев, разочарованно оглядев стоявшего в расслабленной позе Соболева, вдруг заорал:
- Что скалишься, супермен? А ну на пол, мордой вниз! Кому говорю!
- Отставить, - вошел в комнату еще один гость, в котором Матвей узнал господина Маракуца. Вместе с боссом зашли двое его телохранителей, вполне способные сыграть роль бетонных панелей. Кожаные куртки при каждом движении буквально лопались на их могучих грудях и плечах. В руках-лапах каждый держал бейсбольную биту, казавшуюся по сравнению с ними зубочисткой.
- Вот мы и встретились, "чистильщик", - хмыкнул Маракуц, бросая беглый взгляд на интерьер комнаты. - Небогато живешь. Начальство плохо платит? Или ты упомянул тогда три "К" в запале, а сам работаешь на другую фирму? На какую же?
- "Рюрик", - хрюкнул Алимбаев со смешком.
- Ну, что молчишь?
- Да вот думаю, что мне с вами делать, - спокойно ответил Матвей.
Телохранители Маракуца вместе с боевиками Алимбаева заржали, и их хозяин удивленно приподнял бровь.
- Не придумал еще? Или надеешься, что тебе поможет твой приятель? Не жди, нет его в Рязани, уехал. Единственное, что тебе может помочь, так это НЛО. Или ты с НЛО не контактируешь?
- Я - нет, - откровенно признался Матвей. - Но один мой знакомый однажды увидел НЛО в форме телеграфного столба и имел с ним контакт.
Маракуц скривил губы.
- Юморим? Что ж, посмотрим, как ты будешь юморить после этой штучки, которую мне прислал мой друг из столицы.
В то же мгновение Алимбаев выстрелил в Матвея из "болевика", и Матвей пожалел, что довел ситуацию до тупика.
В принципе он был готов к атаке из "болевика" и "глушака", да понадеялся на защитные свойства "пси-шлема" на голове, но конструкторы генератора боли не стояли на месте и создали новую разновидность "болевика", воздействующего не на всю нервную систему, а на отдельные нервные узлы и органы тела. "Болевик", из которого выстрелил Бай, был настроен на поражение сердечной сумки.
Боль - сторожевой пес здоровья, гласит старая пословица, но даже длительная зубная боль - вещь очень неприятная, если не сказать больше. А когда от нее вопит каждая клеточка пораженного органа и кажется, что тебя в этом месте насадили на раскаленный вертел, - ни о каком здоровье речь уже не идет.
Сердце взорвалось, как граната, пробив грудь горячими фонтанами крови... таково было впечатление. Может быть, шлем, нацепленный Матвеем, и принял на себя какую-то часть излучения, но ощутимой помощи не оказал. Матвей потерял сознание уже на второй секунде борьбы с болью, не успев включить свои экстрасенсорные защитные системы сознательно.
Однако импульс "болевика", возбудивший сердечный нервный узел, не достиг своей цели - резонанса, который смог бы либо остановить сердце, либо разорвать сердечную мышцу. И Матвей очнулся через несколько секунд после выключения "болевика".
Осознав себя лежащим ничком, он не стал сразу вскакивать на ноги, а сначала огляделся - в чувственной сфере, конечно, хотя сердце продолжало болеть, словно в нем застрял ржавый гвоздь.
Положение остальных действующих лиц в комнате не изменилось. Прошло действительно всего несколько секунд, от силы полминуты, и боевики Маракуца успели обменяться всего двумя-тремя словами, ощущая себя победителями.
- И это все? - спросил один из прибывших с Алимбаевым. - По-моему, он уже не дышит. Из чего это ты его так шваркнул, Бай?
- Смотри-ка, работает! - вполголоса заметил озадаченный Алимбаев. - Шеф, что вы мне подсунули?
- Секрет фирмы. - Маракуц отобрал у него "болевик". - Надо будет передать моему дружку, что образец испытан в условиях, приближенных к боевым. Переверните его. Может, он еще жив?
Чьи-то руки грубо перевернули Матвея на спину, тронули артерию на шее, и Матвей задержал дыхание и сердцебиение.
- Готов, - с разочарованием сказал кто-то. - Жаль, слишком быстро ты его укокошил, Бай, а то повеселились бы напоследок.
- Он бы тебе повеселился, - раздался чей-то знакомый голос, и в гостиную вошел тот самый майор, руководитель ОМОНа, которого когда-то заставил убраться из офиса фирмы Соболев. - Поторопился ты, Николай Федорович, надо было его нам отдать.
- Кто же знал, что эта новая "пушка" такая мощная. Он свалился, как бык от удара кувалдой по лбу, побелел и затих. Ладно, уходим. Бай, контрольный выстрел в висок, пистолет ему в лапу, пусть думают, что застрелился сам. В квартире прибрать, следы уничтожить. Пошли, Семен.
И в этот момент Матвей перешел на режим.
В первую очередь он нейтрализовал Маракуца, вооруженного "болевиком": Боксер пролетел по воздуху два метра и своей тушей сломал кресло. Затем настала очередь Алимбаева, среагировавшего на опасность на удивление быстро: удар "мотыга" раздробил ему носовую кость. Майор из ОМОНа тоже разобрался в обстановке и попытался применить штатное оружие, но ему помешали телохранители Маракуца, наконец врубившиеся в ситуацию и начавшие наступление. Свалить их мог бы, наверное, только удар шпалой по голове, и лишь медлительность "качков" не позволила им завладеть положением. Обычные удары их не брали, чудовищный мускульный каркас предохранял обоих не хуже бронежилета, а применять сютю-рёку57 при нанесении кан-сю58 - тычковых ударов пальцами - Матвей не хотел, любой такой удар мог закончиться смертью противника. Пришлось перейти натяо-яо59, или, как это называлось в русбое, - на "скакалку", чтобы увеличить импульс силы при ударе. От первого такого удара один из "качков" рухнул на стол, превратив его в груду деревянных обломков. На мгновение все в комнате замерли, и в это время в гостиной появилось новое действующее лицо - Вахид Тожиевич Самандар собственной персоной. Одетый в неизменный серый плащ, он спокойно прошел на середину комнаты, оглядел застывшую компанию, три лежащих тела, перевел взгляд на Матвея:
- Похоже, я вовремя.
- Не спешите с выводами, коллега. - В гостиную Соболева шагнул еще один неожиданный гость, врач-невропатолог Иван Парамонов. Он, как и Самандар, осмотрелся и сосредоточил свое внимание на директоре Международного исследовательского центра боевых искусств.
Майор ОМОНа опомнился, сунул было руку в карман, однако снова уставился на вновь прибывших как завороженный. В таком же состоянии пребывали и остальные члены команды Маракуца, в том числе и телохранители, хотя никто им не угрожал и не ограничивал в действиях. Один Матвей почувствовал исходящие от Самандара и Парамонова силовые волны, столкнувшиеся наподобие двух волн цунами.
- Претензии, Посвященный? - сказал Самандар.
- Личность в зоне трансляции э-знаний, Посвященный, - ответил Парамонов.
- Ступень претензий? Баланс боя?
- Баланс глубины.
- Что ж, давайте попробуем.



- Кто вы такие? - прохрипел майор, снова хватаясь за карман, где у него, очевидно, был спрятан еще один пистолет.
Самандар оглянулся на него, сказал задумчиво:
- Они нам не помешают?
- Не помешают, но пусть лучше уйдут. - Парамонов глянул на майора, на телохранителей Маракуца, и взгляд его был тяжел и физически плотен.
- Уходите!
Боевики повиновались, не сделав ни одной попытки схватиться за оружие, забрали так и не пришедших в себя Маракуца и Алимбаева, увели пошатывающихся телохранителей. Во дворе было слышно, как сначала заработали моторы двух машин, потом взревели сильнее, вытягивая первую передачу и увозя банду, затем все стихло.
Матвей наконец пришел в себя, хладнокровно выглянул в окно, потом закрыл дверь на лестничную площадку, прибрал в квартире и пошел в душ. Самандар и Парамонов, переглянувшись, молча наблюдали за ним, пока он не скрылся в ванной. Когда Матвей вернулся в гостиную, он стал свидетелем "разборки" двух Посвященных, уровень которой диктовался не физической силой и не знанием приемов рукопашного боя, а знанием Законов реальности.
Перед ними на журнальном столике лежал лист бумаги с нарисованной сложной схемой, похожей на иероглиф, Матвей узнал энеаграмму - фундаментальный иероглиф универсального языка, который знали только люди Круга. Он был настолько сложен, что у него зарябило в глазах, а гости Соболева все подрисовывали и подрисовывали к нему какие-то символы и знаки, изредка бросая реплики:
- Ислам?
- Только как символ покорности. Чистой веры не приемлет. Воины ислама - нонсенс! Принадлежит к патогенным системам верований.
- Аум? Кришнаизм?
- То же самое.
- Буддизм?
- Ближе. Основной тезис - все реальности относительны - верен.
- Но последствия действия можно устранить только действием.
- Это Закон запрещенной реальности. Я уверен, что не стоит переступать ступени Пути к Посвящению, пренебрегая Законом постепенного приближения. Уровень духовности должен быть всегда выше уровня возможностей, а не наоборот.
- Это не закон, а вариант достижимого. Что бы мы ни дали идущему, все будет зависеть от него.
Самандар и Парамонов одновременно посмотрели на Матвея, и тот почувствовал себя жалкой инфузорией, лежащей на стеклышке под микроскопом, откашлялся:
- Не соблаговолят ли Посвященные объясниться?
- Соблаговолят, ради этого и прибыли сюда, - обнадежил Самандар. - Мы еще не люди Круга, но Посвященные последней ступени. Кроме того, мы изредка становимся Проводниками...
- Авешами.
- Можно сказать и так. Теперь о главном. Говорите, Иван Терентьевич.
- Как вы понимаете, - улыбнулся Парамонов, - встретились мы с вами отнюдь не случайно. Я имею в виду - не здесь, а в Рязани. Вам был нужен Учитель, нам нужны Ученики.
- Я начал догадываться.
- Сохранение равновесия в запрещенной реальности, каковой является наш слой бытия Земли, невозможно без трансляции стабилизирующей модели, чем занимаются и Монарх, и иерархи, но подходы к этой проблеме у них разные, зачастую даже диаметрально противоположные. Как только такое случается, ваш мир потрясает серия войн, катаклизмов и катастроф, стирающих с лица земли целые народы и государства
- Пожалуй, не стоит так подробно, - посоветовал Самандар, - он все понимает.
- Мало того, - продолжал, кивнув, Парамонов, - даже среди иерархов нет единства мнений, как контролировать запрещенную по вине Монарха реальность, чтобы она не дестабилизировала другие реальности Мироздания, не вызывала колебания и судороги энергоинформационной матрицы мира - ментала. Монарх, например, считает, что необходима постоянная коррекция законов. На его позиции стоят такие мощные фигуры иерархов, как триарх и пентарх, хотя их принципы во многом расходятся. За эгрегорную стабилизацию ратуют инфарх, экзархи, примарх. Нюансы позиций объяснить сложно, и я их опускаю.
- Объясните свои позиции.
Парамонов и Самандар обменялись взглядами.
- Повторяем, мы - не иерархи и даже не люди Круга, хотя стремимся стать ими. Но и у нас есть принципы, которые мы отстаиваем. Я считаю, что людей переделать нельзя и что нельзя силой насаждать свое понимание справедливости. Вахид Тожиевич скажет о себе сам.
- В нашей реальности слабо работает Закон обратного действия, или Закон возмездия, - сказал Самандар. - Вернее, работает слабый вариант закона, допускающий слишком широкий спектр психосоциальных отклонений. Я бы хотел усилить его, что автоматически сняло бы целый класс безобразных форм отношений. Но без известного насилия, ограничения свободы воли и физического пространства сделать это не представляется возможным.
- Угол падения равен углу отражения, - пробормотал Матвей.
- Это частный случай Закона обратного действия.
- Я не противник насилия, - сказал мягко Парамонов, - но только лишь в приложении защиты личности. Если мне угрожают расправой, я действую адекватно. В остальном наши взгляды на жизнь расходятся.
- Понял. Кто же теперь из вас станет меня учить?
- Никто.
Матвей с недоумением посмотрел на потрясающе невозмутимые и спокойные лица собеседников, говорящие об их полном владении собой и ситуацией.
- Как никто?!
- Мы оба претендовали на это, - вздохнул Парамонов. - Энеаграмма не выявила лидера, и нам потребуется время, чтобы... э-э...
- Выяснить отношения, - подсказал Самандар с мрачной искрой в глазах. - Хотя мы не уверены, что вы последуете за одним из нас. И все же нам хотелось бы кое во что посвятить вас. В Москве, а по сути - в стране, образовались четыре конкурирующие силовые структуры: Федеральная служба безопасности плюс ГУБО - одна, Министерство обороны и Сверхсистема - другая, "Чистилище" - третья и Генпрокуратура плюс МВД - четвертая. Есть и еще одна подсистема - служба безопасности президента, но ее амбиции не идут так далеко, как у остальных.
- Между ними мечутся еще две подсистемы, коррумпированные меньше других: военная контрразведка и Московский уголовный розыск, - добавил Парамонов. - И все они конфликтуют, увеличивая подпороговый хаос. Как только порог взаимодействия будет преодолен...
- Начнется война на уничтожение, - закончил Самандар все с тем же насмешливо-ироничным, мрачноватым огоньком в глазах. - Хаос. Уцелеет ли государство, не знаю, но может не уцелеть реальность! Что для живущих в ней равносильно катастрофе. Вот теперь и думайте, стоит ли вам влезать в эту кашу, чтобы изменить потенциалы, или не стоит.
Матвей сел в уцелевшее после налета кресло, глубоко задумался, ища в памяти эзотерические тексты, созвучные услышанному. Двое людей, в силу разных причин вставшие на Путь во Внутренний Круг, с не меньшей сосредоточенностью и не без сомнений смотрели на него. Наконец Матвей первым прервал затянувшееся молчание, твердо взглянул на Парамонова:
- Что вы предлагаете мне делать?
- Как уже было сказано, у нас разные подходы к...
- Нет, я имею в виду вас лично. Что вы предлагаете делать?
Парамонов искоса посмотрел на Самандара. Тот усмехнулся, покачал головой.
- Кажется, этот молодой человек выбрал ваш Путь, Иван Терентьевич. Сожалею, что не могу помешать. Желаю удачи... всем нам, но не уверен, что пути наши не пересекутся.
И Самандар исчез. Только ветер прошелестел по комнате, шевеля разбросанные листы бумаги.
- Он поспешил, - тихо произнес Матвей. - Я еще не знаю, чей Путь мне ближе и каким пойду я.
- Я знаю, - кивнул Парамонов. - Выбор остается за вами. Но я всегда смогу помочь, если потребуется, и буду неподалеку. Одна просьба: не ошибитесь в оценке ситуации, как сегодня. Ибо настанет час, когда перед вами встанет проблема выбора гораздо более значимых категорий, чем собственная жизнь и смерть. Идемте, оставаться здесь более нельзя, я имею в виду не столько квартиру, сколько город.
Матвей погасил выключатель, перекрыл воду, запер дверь и вышел за Парамоновым на улицу. Они молча сели в джип, думая каждый о своем. Потом Соболев понял, что к прошлому действительно нет возврата, что впереди его ждет совершенно иная жизнь, полная зигзагов и неожиданностей, и у него внезапно защемило сердце. Надо будет разыскать Ульяну, подумал он какой-то частью своего сознания, на что другая возразила: ради чего, многоженец? Ты и так знаешь, что Уля - лишь авеша Светлены. Не терзай девочку своим вниманием, она это понимает иначе. Ищи лучше саму Светлену...
Усмехнувшись самооценке "многоженец", Матвей включил двигатель, и джип покатил в ночь...

"ККК" CONTRA "PKK"

Согласно материалу "ККК", на территории России обосновалось четырнадцать киллер-центров, объединившихся в "Российский киллер-клуб" - "РКК", известный не только в самой России, но и за рубежом. По данным внешней разведки, к услугам этого клуба все чаще прибегали боссы преступного мира других стран, потому что действовал он быстро, изобретательно и надежно.
Сами центры образовались сравнительно давно, одновременно с распадом Союза ССР, но идея объединения их возникла одновременно с образованием "СК", а дозрела, когда "Чистилище" преобразовалось в "Команду контр-крим".
Конечно, полной информации о деятельности "Клуба убийц" не имела даже ФСБ, не говоря уже о Министерстве внутренних дел, однако у координатора "ККК", во-первых, был первоклассный информационно-аналитический комплекс на базе бохановского Центра нетрадиционных технологий, а во-вторых, ему помогал некто, обладающий полной информацией о состоянии Земной реальности. Правда, иногда этот приятель - некто - требовал от Громова услуг, несовместимых со статусом лидера "ККК", да и энергии у Дмитрия Олеговича на каждый контакт уходило слишком много. Однако с этим приходилось мириться, потому что цена этих контактов себя оправдывала - предоставлялась возможность диктовать свою волю любому человеку, любому лидеру страны и даже любой властной структуре.
С одной стороны, Громов понимал, что "ККК" мало чем отличается от "РКК" - "Российского киллер-клуба", с другой - он был уверен, что цели у них абсолютно разные. Но лишь цель "Чистилища" - возмездие и четкая работа Закона обратного действия - оправдывала применяемые "чистильщиками" средства. Уничтожением клуба Громов хотел показать власти, народу страны, да и всему миру, что существует высшая справедливость, а "ККК" - всего лишь проводник ее, исполнитель Закона.
В Московской области окопались, по данным Рыкова, три киллер-центра, один из которых играл роль объединяющего звена. Именно этот центр и решил уничтожить в первую очередь "полный квадрат" комиссаров "Чистилища".
Замаскирован киллер-центр был под двумя вывесками: фирмы по изготовлению гробов и памятников "Мемориал", располагавшейся в Люблинском районе, возле кладбища, и частного бюро по расследованию супружеских измен "Ватсон", которое размещалось в бывшей парикмахерской "Люблино" на улице Доватора. Последней акцией центра было убийство молодого девятнадцатилетнего парня, что и оказалось каплей, переполнившей чашу терпения "ККК".
Громов заинтересовался этим делом с подачи все того же комиссара-три Бородкина: похоже, поиск подобных беспредельных инцидентов стал для Прохора Петровича чем-то вроде хобби.
Дело начиналось, как и сотни таких же, слепленных по одному сценарию.
Работал человек заведующим базой в муниципальном округе Таганский. Человек энергичный, умный и честный. За короткое время превратил базу - бывшее овощехранилище - в современное предприятие с автоматическими линиями подачи, холодильными цехами и образцовым обслуживанием. Как водится, нашелся лидер местной мафиозной группировки, контролирующей данную территорию, и предложил работать на него. Человек отказался. А через месяц купленный лидером-мафиози отдел хищений госсобственности Таганского управления внутренних дел сфабриковал на заведующего базой уголовное дело: подставной свидетель принес взятку, заведующего базой в собственном кабинете повязал ОМОН, прокурор подписал дело, судьи вынесли приговор - семь лет строгого режима.
Сын безвинно осужденного не поверил в преступление родителя и начал собственное расследование. Тем более что парень пошел в своего отца, умел сопоставлять факты, анализировать, думать и делать выводы. А когда добрался до лидера мафии, с которого все, по существу, и началось, поступил заказ в киллер-центр "Ватсон" - "Мемориал". Наутро парня нашли в петле с запиской, в которой он объяснял свое решение уйти из жизни "стыдом за отца". В тот же день позвонили его матери и предупредили, что, если она вздумает пойти по стопам сына, жить ей - до первой подворотни.
Когда Громов дочитал досье, представленное ему Рыковым по заказу Бородкина, то понял, почему Прохор Петрович так печется о справедливом наказании за совершение подобных преступлений: у комиссара-три несколько лет назад погиб сын, попавший в лапы мафии, и горечь утраты не проходила до сих пор. Однако не столько этот факт заставил лидера "ККК" принять решение покончить с киллер-центром, сколько складывающаяся в стране ситуация: охоте всех силовых структур на "чистильщиков" срочно надо было противопоставить абсолютно правдивую и справедливую акцию, в которую поверила бы общественность. Ликвидация банды убийц должна была сыграть роль такой акции возмездия.
Василия Балуева подключили к операции, когда она была уже подготовлена. Но так как он не привык действовать вслепую, то потребовал полный пакет информации о преступной деятельности банды, на счету которой числилось уже около двух десятков заказных убийств. Валерий Шевченко не мог предоставить ему исчерпывающих сведений и обратился к Громову, на что тот реагировал холодно и лаконично:
- Пусть довольствуется тем, что знает. Его дело - перехват.
Шевченко передал ответ лидера "ККК" Василию и впервые увидел того взбешенным.
- Или вы даете мне пакет данных, или мы расстаемся! Так и передай своему боссу. Я не "шестерка", а волкодав с десятилетним стажем! Кстати, заодно передай: на "мокрые" дела не пойду! Захват - пожалуйста, в любой форме, на любом объекте, с любым коэффициентом риска. Убийство, даже какого-нибудь подонка, - нет! Тут мы расходимся с вами в оценке законности и справедливости казни.
Разговор этот происходил на территории охотничьего хозяйства "Измайловский заказник", на котором располагалась секретная база подготовки "чистильщиков", и свидетелем его стал комиссар-два Рыков, приехавший в качестве представителя органов якобы для рекогносцировки будущей правительственной охоты. На самом деле Рыков появился с целью контроля действий комиссара-пятъ, хотя об этом не знал никто, даже координатор "Чистилища" Громов. Зато Дмитрий Олегович узнал о претензиях Балуева и явился домой к Шевченко, где временно проживал Василий, в сопровождении мейдера личной охраны.
Операция должна была начаться ранним утром, то есть через восемь с половиной часов, и Шевченко готовился к выходу, тщательно разыгрывая компьютером предстоящий спектакль, прокручивая варианты и адекватные ответы "чистильщиков". Василий тоже готовился к бою, но по-своему: прикидывал ответную реакцию атамана киллер-центра, наверняка подготовившего немало сюрпризов на случай прорыва работников милиции.
Громов зашел к Шевченко один, одетый в полувоенный комби, ладно сидевший на его фигуре. Узнать лидера "ККК" было трудно, он изменил внешность и стал похож на грузина.
- Ганфайтер, - сказал он, войдя в "гостиную" Валерия, где на диване лежал Василий, закинув руки за голову, - ты новичок, и сегодня я терплю твои высказывания в адрес комиссариата, но в дальнейшем воздержись от излишних претензий и делай свое дело, которому обучен. Все наши исполнители жестко подчинены вертикали командования, привыкай и ты.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Очищение
Суворов Виктор
Очищение


Шилова Юлия - Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви
Шилова Юлия
Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви


Шилова Юлия - Притягательность женатых мужчин, или Пора завязывать
Шилова Юлия
Притягательность женатых мужчин, или Пора завязывать


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека