Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Сделал на левом запястье глубокий надрез, поднес руку к засыпанным ямкам -
кровь закапала на землю, легко уходила в нее, сухую, сыпучую...
- По Закону все очищается кровью, - объяснил Иоанн. - Без пролития крови
не может быть прощения.
Иоанн был открыт для Петра - сознательно? - и Петр легко слышал его,
понимая, что он делает, что задумал, и в общем-то соглашаясь с ним: сейчас
полезна проповедь, подкрепленная действием. Люди смотрят, слушают и слышат, а
Иродиада сама, в конце концов, напросилась...
Иоанн поднялся, посмотрел по сторонам.
"Тридцать локтей - вправо. Под деревом..." - подсказал ему Петр.
Иоанн обернулся, увидел в указанном Петром месте здоровенный камень, глыбу
просто - серый, обточенный временем, вросший в землю.
"Примерно семь талантов..." - еще раз подсказал Петр, умеющий максимально
точно определять на глаз и веса, и размеры, и расстояния. Камень весил двести
двадцать - двести тридцать килограммов. Семь талантов - как раз около двухсот.
Иоанн подошел к камню, нагнулся, обхватил его половчее, напрягся, мышцы
взбугрились от непомерной нагрузки... Не мог он поднять эту дуру, никак не мог
- хотя бы потому, что размеры камня требовали строп или сетки, руками тут
нечего было делать даже Гераклу. Но никто и не собирался - руками. Как когда-то
в Иерусалиме, в доме в Нижнем городе, подросток Иешуа двигал по столу каменную
чашку, а потом разбил ее, сохранив на память отколотый черепок, - он, знал
Петр, и по сей день бережно хранил этот черепок, - так и Иоанн довольно рано и
стремительно овладел искусством телекинеза. Он - как, впрочем, и Иешуа - не
считал свое умение чем-то чудесным и использовал его исключительно в подручных
целях. Как сейчас, например. Камень, конечно, не чашка, но Петр поможет ему.
Двести с лишним килограммов - ерунда для пары хороших спецов телекинеза...
Но игра есть игра.
Иоанн с огромным напряжением - даже мышцы лица мелко дрожали! - вырвал из
земли камень, медленно выпрямился и, медленно выжав его на полусогнутых руках,
опустил на шею. Шел, тяжко ступая, вдавливая подошвы в землю. Убедительно
выглядело, совсем по Станиславскому. Театр.
Зал, как говорится, замер. Люди воочию увидали чудо и реагировали на него
соответственно: остолбенели, рты пооткрывали, глаза повыпучивали - нормальная
реакция. И пусть это чудо никак не лежит рядом с грядущими чудесами Христа - ну
силач, ну подъемный кран, всего-то... - Иоанн имел на него моральное право. И
славно, считал Петр, что не чужд ученик сценических эффектов. Се человек?.. Вот
он донес камень до политых собственной кровью схронов и бухнул его на них с
двухметровой высоты. Камень упал на место, как будто сто лет там лежал. А что
до отсутствия этого чуда в синопсисах, так там вообще об Иоанне - кот
наплакал...
И тогда Петр, отключившись от Иоанна, смог услышать Иродиаду.
Восхищение, восторг, непонимание, всплывшее из каких-то дальних недр
почитание и желание, желание, желание, тысячу раз желание - все это лавиной
ворвалось в мозг Петра. Он немедленно обалдел и заблокировался. Однообразная
женщина. И к цели своей идет неуклонно и неустанно. Несгибаемо. Другой бы
сдался на милость, даже - наверняка! - удовольствие получил бы, но тогда это
была бы совсем другая история с совсем другими персонажами. Не с Петром и -
главное! - не с Иоанном.
Он встал перед ней во весь рост, поставил ногу на камень. : - Мы говорили
о Царстве Божьем? - спросил, дождался ответного кивка, продолжил: - Но не
поможет богатство в День Гнева, так написано Соломоном, а не прожив этот День,
не взойти в Царство Божье. Вот - камень, положенный на твои сокровища. Никто не
сдвинет его и не возьмет себе тобой принесенное. А тебе - за то, что принесла,
- прощается через мою кровь...
- Что прощается? Что я сделала не так?
- Зачем ты вообще пришла?
- Я же сказала: поговорить с тобой. Посмотреть...
Капризно, сердито, на повышенных тонах, но Петр слышал растерянность. Или,
точнее, все-таки больше - недоумение. И понимал природу этого недоумения.
Проста была природа, проста, как тот камень на земле. Она -
красавица-раскрасавица, любой мужик при виде ее должен падать ниц и целовать
следы ног ее, чтобы она хотя бы заметила его. А тут - сама пришла, сама! И ее,
видите ли, прощают - за то, что пришла...
Честно говоря, Петр на ее месте тоже недоумевал бы. Он и на своем
недоумевал: Иоанн безжалостно ломал канон. Вел, похоже, к адекватному
каноническому финалу, но - совсем другим путем. Как быть? Опять надеяться на
то, что грядущие евангелисты все подкорректируют?..
- Я не римская статуя, на которые, говорят, римляне любят подолгу
смотреть. Что ж, это их дело, я не судья им. А мое - вот... - Он обвел рукой
реку, берег, деревья, людей, по-прежнему в молчании слушающих этот странный,
абсолютно непонятный диалог. - Если ты пришла очиститься и посвятить душу свою
Богу, как все эти люди, то зачем драгоценные камни? Я-не царь Шломо, и ты - не
царица Савская. А на пути к Богу, к Царству Его не нужны сапфиры и рубины.
Сказано: лучше знания, чем отборное золото, а мудрость лучше жемчуга. И раз уж
ты сослалась на пророка Йешаягу, то вспомни, чьи слова ты вложила в свои



уста...
Что-то темное, глухое, недоброе рождалось в женщине, поднималось из
глубины, растекалось, горело. И Петр опять ощутил запах болота.
Иродиада стояла молча, смотрела, не мигая, на Иоанна.
- Не помнишь, - сказал Иоанн. - А это - не слова Пророка, но слова самого
Господа нашего, которые он обратил к трижды несчастной земле Израильской. Разве
ты вправе говорить его словами?
- Но ты же взял камни! И руки мои целовал!
Иоанн неожиданно засмеялся. Весело. Громко.
- Я просто не хотел тебя обижать. Ты очень красивая. Зачем обижать
красивых женщин? Это все равно что обидеть ребенка... Я же сказал, что ты
прощена, нет греха на тебе. Вернись в дом человека, с которым решила жить,
подумай: вдруг сумеешь поверить. А если поверишь по-настоящему - приходи вновь:
я с радостью проведу тебя через атбалу, через Посвящение.
Что ж, Петр опять был прав, не подвело его предчувствие. Буквально: то,
что перед чувством. До. А часто - вместо, как сейчас. Вот она - опасность. И от
того, что на сей раз пришла в облике красивой женщины, меньше она не
становится.
- Но ты же взял камни... - уже со слышимой злостью повторила она, не очень
понимая, похоже, что именно повторяет. Так - слова...
К болотному духу примешался удушливый запах пожарища. Так. пахнет
ненависть.
А Иоанн вновь засмеялся.
- Забери их... - и указал на валун.
И молчавшие до сей секунды люди засмеялись. Возможно, представили себе
картиночку... И впрямь - смешно.
Иродиада резко повернулась, нырнула в паланкин. Крикнула оттуда:
-Домой!
И стражники тяжко - устали! - потрусили обратно. И скоро скрылись. А запах
пожара, залитого болотной жижей, не исчез.
Петр кивком позвал Иоанна за собой, отошел в сторону - так, чтоб люди не
слышали.
- Ты ее обидел, - сказал Иоанну.
- Я знаю, - жестко ответил тот. - Но она позволила себе присвоить слова
Господа. Ты же сам мне напомнил. Это не просто грех, это преступление. Я еще
слишком мало наказал ее.
Опять он говорит: "напомнил". Это сейчас Петр сообразил, что Иродиада
процитировала слова из книги пророка Исайи, вложенные им в уста Бога. А тогда
Петр этого сам не вспомнил, он лишь хотел подтолкнуть Иоанна к легкой игре, к
некоему таинству ради таинства, без особого смысла, которое должно было завлечь
женщину, заинтриговать, и, главное - не спугнуть, а значит, отодвинуть во
времени трагический евангельский конфликт. Петру требовался срок, чтобы толково
подготовить его. И Иоанна - тоже. Чтобы все соответствовало канону. А Иоанну -
не потребовалось. Он все сделал по-другому, но - сразу.
- Ты ее смертельно обидел, - сказал Петр. - Ничего нет страшнее смертельно
обиженной женщины.
- Страшнее? Мне ли бояться ее?
- Тебе, - сказал Петр. - Кому ж еще... - Он подтянул пояс, запахнул
мантию. На миг прижался щекой к щеке Иоанна. - Прощай, Йоханан.
- Легкого тебе пути, Кифа... - Иоанн стоял, смотрел вслед. Отойдя на
десяток шагов, Петр обернулся:
- Я хотел спросить... Почему ж ты не осудил ее за то, что она вышла замуж
за Антипу? При живом муже...
- А за что ее осуждать? - недоуменно спросил Иоанн. - Это не мое дело. Это
ее жизнь. Ее и Антипы. Грех, конечно, но... Она ж красавица, она имеет право
выбирать...
ДЕЙСТВИЕ - 2, ЭПИЗОД - 4
ГАЛИЛЕЯ. НАЗАРЕТ. КАНА, 24 год от Р.Х., месяц Адар
- Унылый же здесь пейзаж!.. - Петр сидел на большом, теплом камне, вросшем
в землю, у порога дома Иешуа.
Кругом не было ни души.
Назарет, - Нацерет, Нацрат, - мягко говоря, не самый густонаселенный город
в Галилее, а рано утром он кажется совсем мертвым. Город! Да какой это город,
так - едва деревушка, приклеившаяся к склону горы, где все
достопримечательности - лишь крохотная синагога да родник, источник,
считающийся здесь целебным, а проще - святым.
Насчет святости - Петр не знал, но вода ему нравилась. Она была мягкой и
чуть сладковатой, от нее ломило зубы, как в детстве: Петр отлично помнил родник
в городке Синий Бор, что под Новосибирском, где он проводил летние месяцы в
доме бабушки.
Впрочем, пейзаж в Синем Бору тоже не отличался разнообразием.
- Очень унылый пейзаж! - повторил Петр, но уже по-русски. Да хоть
по-марсиански говори, все равно до тебя никому нет дела.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Основатель
Пехов Алексей
Основатель


Верещагин Олег - Воля павших
Верещагин Олег
Воля павших


Конан-Дойль Артур - Изгнанники
Конан-Дойль Артур
Изгнанники


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека