Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Ты все понял, ленинградский? - Она понюхала черенок и
сменила наконец-таки гнев на милость. - Щас, хряку задам и
тебе постелю. Подыши чуток, пока остынет. А, вот, кажись,
еще один из ваших, так что не заскучаешь.
Нет, фортуна положительно сегодня повернулась к Тиму
задом - под охи, вздохи и рычание волкодава пожаловал
давешний говнюк из самолета, мудак в костюме цвета кофе с
молоком.
- Удивительно невоспитанная собака, - доверительно,
словно старому знакомому, поведал он Тиму и посмотрел на
свои обслюнявленные штаны.
- Эй, ленинградский, подсоби. - Старуха указала Тиму на
ведро, сама подхватила другое и резво, по-утиному, потрусила
за времянку. - Смотри, добро не расплескай.
За времянкой располагался свинарник, плохой, по
вонючести способный потягаться с Авгиевыми конюшнями. Жуткое
это сооружение ходило ходуном, словно живое, а из-за
заборчика слышался глухой утробный рев, куда там волкодаву.
Rим с упревшим комбикормом подошел поближе, глянул в загон
и, обомлев, вспомнил Эфиманского вепря из древнегреческих
мифов - именно так и выглядел огромный грязный хряк, с
чувством пробующий рылом на прочность шаткие бревна
прогнившего свинарника.
Харчеваться путешественникам было уготовано судьбой в
скромном заведении "Украина", где украинским гостеприимством
и не пахло. А пахло там кухней, пыльными занавесями,
плавящейся на солнце плоской рубероидной крышей в сосульках
вара. На обед туристам подали жиденький супец "Киевский",
картофельные зразы "Житомирские" и прозрачный как слеза
полусладкий компот "Полтавский". Хай живе!
"Ну и влип я", - Тим поднялся из-за стола, хмуро
подождал, пока Маевская и Костина допьют "Полтавского".
- Как насчет променада, дамы?
- Ну разве что ненадолго. Маевская озадаченно взглянула
на Костину, та строго посмотрела на Тима:
- Тимофей, я надеюсь, мы вернемся с прогулки к ужину? У
нас с Маевской, знаете ли, режим - вечерний оздоровительный
бег трусцой, затем боди-шейпинг по системе Джейн Фонды и
ровно в двадцать два ноль-ноль отход к полноценному сну.
Выдвигаться на променад решили морем, на маленьком
шустром пароходике, курсирующем между Лузановкой и Одессой.
Чинно пришли на пристань, сели на старую, пахнущую соляркой
посудину, с трепетом ощутили, как ходит под ногами палуба. А
между тем загорелый мореход ловко отдал швартовы, вспенили,
замутили воду гребные винты, и пароходик отвалил от
пристани. И - вот она, Одесса. Жемчужина у моря.
Дерибасовская, прямая как стрела, бронзовая непостижимость
величественного шелье.
- Так, так... - Маевская в видом знатока окинул
взглядом памятник, наморщила курносый нос:
- и, какая пошлость. Безвкусица, издержки классицизма.
Ты, Костина, как считаешь?
- Вася, Вася, Васечка. - Опасливо, не заходя в загон,
старуха бухнула в кормушку комбикорм, сверху плесканула
помоев, вздохнула тяжело, как-то очень по-бабьи:
- Яйцы надо ему резать, под самый корень. Вся беда от
яйцыв-то его. Кушать плохо стал, матку требует. Опять-то
забить его нет возможности, кому он нужен такой, с яйцыми-
то. А яйцы-то резать ему не берется никто, больно страшен. -
Она шмыгнула носом, высморкалась и стала вытирать руки о
передник. - Ну пошли, что ли, в горницу, стелиться.
Гостевая горница была клетушкой с двумя железными
кроватями, шкафом дореволюционного образца, колченогим
столом и парой венских ископаемых стульев. В углу, надо
полагать, красном висели образа святых, под ними, на видном
месте, стоял горшок - ночной, объемистый, с белой,
пожелтевшей от времени эмалью. Как раз в тон костюму цвета
кофе с молоком.
- Надумаете по нужде, места на всех хватит. - Старуха
гостеприимно повела рукой и посмотрела в красный угол, то ли
на святых, то ли на горшок. - А то ведь как стемнеет, мы
песика с цепи спускаем... Ну, с прибытием вас.
Pасполагайтесь, располагайтесь.
За приятной беседой, они вышли на Пушкинскую и, томимые
жаждой, заглянули в заведение "Золотой осел", уютное,



располагающее к общению. Фирменным напитком здесь был
коктейль "Ментоловый", мятный ликер наполовину с водкой. К
нему полагалась соломинка, добрый ломтик цитруса и, конечно
же, хорошая сигарета. К вящему Тимову удивлению попутчицы
его с удовольствием закурили, не погнушались и "Ментоловым",
потом в охотку перешли на водочку и, назюзюкавшись,
принялись на пару приставать к Тимофею.
- Я готова отдаться с криком! Я готова отдаться с
мукой! Для тебя буду огненным вихрем, для тебя стану
долбанной сукой! - с пафосом декламировала Маевская и,
опустившись на колени, все пыталась заняться с Тимом
оральным сексом.
Костина, будучи менее искушенной в любовных усладах, по-
простому лапала его за все места и шептала томно и
похотливо, со страстным выражением на лице:
- Я тебя хочу! Я тебя хочу! Слышишь, ты? Я тебя хочу!
Продолжалась, впрочем, вакханалия недолго. Откуда-то из
ресторанных недр возник плечистый хмурый человек. Действуя
умело и напористо, он ласково подхватил Костину и Маевскую
за талии и без членовредительства препроводил на улицу.
Вскоре пришлось ретироваться и Тиму, но уже несколько иным
манером, пробкой из бутылки, с солидным начальным
ускорением, какое получается от мощного пинка под зад.
Стояла теплая украинская ночь, на черном небе блестели
крупные оскольчатые звезды. Нелегкая занесла компанию на
площадь к знаменитому одесскому театру. Здесь, прильнув к
Тиму, институтки повисли у него на руках, словно
механические куклы, у которых кончился завод. У Маевской на
лице застыла клоунская идиотская улыбка. Дозрели.
Титаническим усилием Тим допер их до скамейки. Теперь
бы только дождаться и запихать этих дур да первый же рейс в
Лузановку...
Блажен, кто верует.
Скоро подошел грузный гражданин в штиблетах и блеснув в
свете фонаря фиксами, посмотрел на Анжелу, после на Веронику
и остановил мутный взор на Тиме.
- Блондиночка почем?
Вероника с Анжелой имели у одесситов бешеный успех. Всю
ночь к ним приставали какие-то сомнительные личности, совали
деньги, повышая ставки. Тим всем желающим терпеливо
объяснял, что девочки сегодня не в форме - у одной
внеплановые месячные, а у другой злокачественное высыпание в
паху. Под утро пожаловали двое - крепкие, с челками до
бровей, с жестким взглядом бегающих глаз.
- Слушай сюда, блядский выкидыш, - один без всяких
предисловий вытащил нож, другой достал "черного джека",
колбасину из брезента, набитую то ли песком, то ли дробью, -
еще раз сунешься на нашу территорию, мы тебя пидором сделаем
и кишки выпустим, а дешевок твоих наголо обреем. Всосал, ты,
сучий потрох?
Тим довел студенток до пристани и посадил их на
/ `.e.$, а сам на трамвайчике запустил до дому, в Лузановку.
Больше всего на свете ему хотелось есть и спать.
На Перекопской жизнь кипела ключом. Приветственно
скалил зубы волкодав, в летней кухоньке потрескивала
печурка, а у свинарника раздавались удары по железу. Будто
били пудовой кувалдой в двухсотлитровую железную бочку.
Впрочем так оно и было. Жилистый горбоносый семит, сунув
связанного хряка в бочку рылом, бил железом по железу, скупо
улыбался и приговаривал нараспев:
- Спи, моя радость, усни, в хедере гаснут огни...
Бедный свин пронзительно визжал, задние, схомутованные
проволокой ноги его судорожно подергивались. Зрелище не для
слабонервных.
- А, ленинградский, ты, - ласково приветила Тима
медсестра войны и, улыбаясь, поделилась радостью:
- Сейчас Ваське яйцы резать будут! Специалист нашелся,
из синагоги. Вишь, уже наркоз дает...
Тим отвернулся и медленно пошел в дом, его и без того
неважнецкое настроение окончательно испортилось.
В гостевой гостиной было душно. Пахло чесноком,
одеколоном, потными, разметавшимися во сне телесами. Говнюк
из самолета почивал на спине и, широко раззявив рот,
оглушительно храпел. Однако чуток был утренний сон его. Едва
Тим вошел, он моментально заткнулся, чмокнул губами и,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - День "М"
Суворов Виктор
День "М"


Каргалов Вадим - Святослав
Каргалов Вадим
Святослав


Херберт Фрэнк - Эффект Лазаря
Херберт Фрэнк
Эффект Лазаря


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека