Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

он не начал говорить о чем-то еще. Он объяснил ее как перемещение
энергии. Он сказал, что когда энергия, используемая обычно для
поддержания фиксированного положения точки сборки, освобождается, она
автоматически фокусируется на связующем звене. Он заверил меня, что у
мага нет ни техники, ни способов научиться заранее тому, как перемещать
энергию с одного места на другое. Скорее это мгновенное перемещение
имеет место, когда достигается определенный уровень сноровки.
Я спросил его, чем же был уровень сноровки. "Чистым пониманием" -
ответил он. Чтобы добиться этого мгновенного перемещения энергии,
необходима четкая связь с "намерением", а четкая связь достигается
только намеренно и благодаря чистому пониманию.
Естественно, я попросил его объяснить чистое понимание. Он
засмеялся и сел на скамейку.
- Я расскажу тебе нечто фундаментальное о магах и их актах
мышления, - продолжал он. - Кое-какие вещи о кувыркании их мышления в
невообразимое.
Он сказал, что некоторые маги были рассказчиками и сказочниками.
Рассказывание историй для них было не только продвижением курьера,
которое зондировало их перцептуальные границы, но и путем к
совершенству, силе и духу. Он на секунду замолчал, очевидно, подыскивая
подходящий пример. Потом он напомнил мне, что индейцы яки имеют набор
исторических событий, которые они называют "памятными датами". Я знал,
что памятные даты были устным пересказом их истории, как нации, в то
время, когда они вели войну против захватчиков их отечества: сначала
испанцев, затем мексиканцев. Дон Хуан, сам будучи яки, решительно
заявил, что памятные даты были пересказом поражений и раскола его
народа.
- А что ты, образованный человек, скажешь о том маге, который,
основываясь на памятных датах, создаст рассказ - к примеру, сказки об
истории Калисто Муни - но изменит окончание так, что вместо описания
того, как Калисто Муни был разорван и четвертован испанскими палачами,
что и было на самом деле, получится история победоносного бунтаря
Калисто Муни, которому удалось освободить свой народ? - Спросил он
меня.
Я знал историю Калисто Муни. Это был индеец яки, который, согласно
памятным датам, много лет плавал на пиратском судне в карибском море,
обучаясь стратегии войны. Потом он вернулся в родную Сонору. Ему
удалось организовать восстание против испанцев и провозгласить войну за
независимость, но затем он был предан, схвачен и казнен.
Дон Хуан уговорил меня прокомментировать этот вопрос. Я рассказал
ему о своем предположении, что изменение фактического изложения событий
в той манере, о которой говорил он, будет психологическим приемом,
типом желанных мечтаний мага в роли рассказчика. Или, возможно, это
будет персональным, стилевым способом облегчения своего
неудовлетворения. Я добавил, что даже могу назвать такого
мага-рассказчика патриотом, поскольку он не может смириться с горьким
поражением.
Дон Хуан смеялся до тех пор, пока не поперхнулся.
- Но вопрос упирается не только в одного мага-рассказчика, -
возразил он. - Они все поступают так.
- Тогда это социально санкционированный прием, выражающий желание
всего общества, - ответил я. - Социально признанный способ
коллективного освобождения от психологического стресса.
- Твои аргументы сладкоречивы, убедительны и разумны, - отозвался
он. - Но поскольку твой дух мертв, ты не можешь видеть изъян твоих
доводов.
Он взглянул на меня, как бы уговаривая понять то, что он сказал. У
меня не было слов. Все, что я мог сказать, звучало бы несвязно и
раздраженно.
- Маг-рассказчик, изменяя окончание "фактического изложения
событий, - сказал он. - Делает это по указанию и под покровительством
духа. А так как он может манипулировать своей неуязвимой связью с
"намерением", он может действительно изменить событие. Маг-рассказчик
дает сигнал, что он намеренно делает это, снимая шляпу, кладя ее на
землю и поворачивая ее на все триста шестьдесят градусов против часовой
стрелки. Под покровительством духа это простое действие погружает его
непосредственно вглубь духа. И он позволяет своему мышлению совершить
прыжок в невообразимое.
Дон Хуан поднял руку выше головы и на миг вытянул ее к небу над
горизонтом.
- Благодаря чистому пониманию того, что продвижения курьера
зондируют вот эту безмерность, - сказал дон Хуан. - Маг-рассказчик
знает без тени сомнения, что где-то, как-то в этой безграничности,
именно в этот самый миг дух совершает свое нашествие. Калисто Муни -
победитель. Он освободил свой народ. Его цель превзошла его личность.





Передвижение точки сборки

Через пару дней дон Хуан и я отправились в горы. На полпути к
вершине мы присели отдохнуть. Днем раньше дон Хуан решил отыскать
подходящее место, где можно будет объяснить мне некоторые сложные
аспекты мастерства сознания. Обычно ему нравилось идти к ближайшей
западной горной цепи. Но на этот раз он избрал восточные вершины. Они
были гораздо выше и дальше. Мне они казались более зловещими и
мрачными, в них была какая-то массивность. Но я не могу сказать, было
ли это впечатление моим собственным, или я каким-то образом впитывал
чувства дон Хуана.
Я раскрыл свой рюкзак. Женщины-видящие из партии дон Хуана собрали
его для меня, и теперь я обнаружил, что они вложили в него какой-то
сыр. Я пережил момент раздражения, Потому что, хотя мне и нравился сыр,
он был вреден для меня. И все же я не мог заставить себя отказаться от
него, когда он был рядом.
Дон Хуан указывал на это, как на настоящую слабость, и постоянно
высмеивал меня. Сначала это меня смущало, но затем я обнаружил, что
когда со мной рядом сыра не было, я не томился по нему. Проблема же
состояла в том, что практичные шутники из партии дон Хуана постоянно
подкладывали мне большие куски сыра, которые, конечно же, я в конце
концов всегда поедал.
- Покончи с ним одним махом, - посоветовал мне дон хуан с озорной
искоркой в глазах. - И ты никогда больше не будешь беспокоиться о нем.
Может быть, под влиянием этого предложения у меня появилось
сильное желание сожрать весь кусок. Дон Хуан смеялся так, что я начал
сомневаться, а не задумал ли он вместе со своей партией опять
перевоспитывать меня.
Уже более серьезным тоном он предложил провести эту ночь в
предгории, а через день или два добраться до высоких вершин. Я
согласился.
Дон Хуан небрежно спросил меня, вспомнил ли я что-нибудь о четырех
настроениях "намерения". Я признался, что пытался, но воспоминания не
приходили ко мне.
- И ты не вспомнил, как я обучал тебя природе безжалостности? -
Спросил он. - Безжалостность, противоположность самосожалению?
Я не помнил ничего. Дон Хуан, по-видимому, обдумывал, что говорить
дальше. Уголки его губ опустились в жесте притворного бессилия. Он
пожал плечами, встал и быстро зашагал к небольшому плоскому пятну на
вершине ближайшего холма.
- Все маги безжалостны, - сказал он, когда мы сели на ровном
месте. - Ну да ты знаешь это. Мы долго говорили об этом понятии.
После продолжительного молчания он сказал, что мы продолжим
обсуждение абстрактных ядер магических историй, и что он собирается
говорить о них все меньше и меньше, так как все идет к тому, что время
раскроет мне их и позволит им обнажить свой смысл.
- Как я тебе уже говорил, - сказал он. - Четвертое абстрактное
ядро магических историй называется нашествием духа или движением по
воле "намерения". История гласит, что для того, чтобы позволить тайнам
магии открыться человеку, о котором мы говорили, дух обязательно должен
был наброситься на этого человека. Дух выбрал момент, когда человек был
отвлечен и незащищен, и без всякой жалости позволил одним своим
присутствием передвинуться точке сборки человека в особую позицию. Это
положение известно магам с тех пор, как место отсутствия жалости. Вот
так безжалостность стала первым принципом магии.
- Первый принцип не надо путать с первым следствием обучения
магии, которое заключается в перемещении между обычным и повышенным
сознанием.
- Я не понимаю того, о чем ты пытаешься мне рассказать, -
пожаловался я.
- Я хотел рассказать тебе о том, что по всей видимости перемещение
точки сборки является первой вещью, которая случается с учеником-магом,
- ответил он. - Поэтому для ученика естественно предполагать, что это
выражает собой первый принцип магии. Но это не так. Безжалостность -
вот первый принцип магии. И мы уже обсуждали с тобой это. Теперь я
только пытаюсь помочь тебе вспомнить.
Я честно признался, что не имею понятия, о чем он говорит, но у
меня было странное ощущение, что это не так.
- Постарайся вспомнить то, как я в первый раз обучал тебя
безжалостности, - подгонял он. - Сборка воспоминаний имеет дело с
перемещением точки сборки.
Он остановился на секунду, наблюдая, смогу ли я последовать его


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва
Шилова Юлия
Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва


Шилова Юлия - Растоптанное счастье, или Любовь, похожая на стон
Шилова Юлия
Растоптанное счастье, или Любовь, похожая на стон


Маккарти Кормак - Дорога
Маккарти Кормак
Дорога


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека