Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

уединиться с ними в кельях. То есть, как это там у нас, по-русски, со своим
самоваром в Тулу?.. Тс-с-с, проклятье! Я вам этого не говорил, вы, князь, это
не слышали. Чертова конспирация, нет от нее спасу даже в борделе. Дьявол! Так
вот, о чем это я? А? О бабах! Дам здесь, между прочим, и так хватает,
наведываются без кавалеров, их решетка не смущает. К слову сказать, она
крупноячеиста, а уж отполирована-то, князь, отполирована... Можете сами убедиться
в этом, только не забудьте про "английский плащ". Да, кстати, вы совершенно
правы, это аликанте. Старое, доброе аликанте, вино Беатриче и Петрарки. М-м,
божественный вкус.
- Да, вкус специфический, - Буров равнодушно кивнул, ему стало как-то
не до градусов. Вспомнились СИЗО, этап, запах хлорки, сырости, портянок,
параши, мрачные, в потеках шубы, коридоры, дубачка-надзирательница Олечка
Золотые Крайки. Та демонстрировала зэкам свои прелести через кормушку камерной
двери. Паханам за дополнительную плату разрешалось гладить и мацать. Вот ведь
память. Что прикажете делать с этой навязчивой, занудной сукой...
А веселье между тем было в самом разгаре. Волнительно играла музыка,
кружились в танце пары, свято место у решетки за экранами не пустовало. Причем
кавалеры с галантной предупредительностью без очереди пропускали дам. Хоть и во
Франции, но по-английски - ladies first [Дамы вперед (англ. ).]. Сгущались
запахи, оплывали свечи, голоса пирующих становились громче. Уже все столики
были заняты, а цвет Парижа все прибывал и прибывал. Скарамуши, Арлекины,
Полишинели, Коломбины. Слава тебе господи, ни одного Скапена.
- Господа, вы не возражаете против компании? - ласково спросили
Бурова и шевалье и быстренько подсадили к ним за стол кавалера в маске черта.
Тот был элегантен, ловок в движениях и совершенно чужд дворянской спеси.
- А не отбросить ли нам, господа, в сторону все эти чертовы
инкогнито? - сразу сказал он и положил себе солидную порцию гусиного паштета. -
Это ведь так важно для хорошего пищеварения - знать, с кем сидишь за одним
столом. Разрешите представиться, маркиз де Сад, вольный литератор. С уклоном в
философию. В будуаре.
Голос его из-под шелковой маски звучал благожелательно, был полон
шарма, чувства собственного достоинства и юмора. Так разговаривают умные,
уверенные в себе люди.
- Граф де Бург, - оправился от удивления Буров, почтительно привстал,
сдержанно кивнул, - брат маркиза де Сальмоньяка, талантами не отмечен.
Вот это да, а историки-то рисуют де Сада чуть ли не сумасшедшим
маньяком!
- Шевалье де Сальмоньяк, его сын, - отрекомендовался Анри, бодро
тряхнул буклями, шаркнул под столом ботфортом. - Говорят, что непутевый.
Манеры и дружественный тон де Сада понравились и ему. Никакой
чопорности, никакого зазнайства. Святая простота.
- А, гроза всех этих сибаритствующих чванливых скотов, которые еще
имеют наглость называть себя гордостью Франции? Как же, слышал, слышал, -
обрадовался маркиз и жадно, длинными глотками опустошил бокал бургундского. -
Сколько же вы их закололи? Сотню? Две? Три? Я вам аплодирую. В парижских
джунглях, черт побери, не хватает настоящих хищников. Это зажравшееся стадо
нужно погонять и погонять. А все разговоры о нравственности, добродетели, любви
к ближнему и всепрощении просто клерикальный бред. Церковная догматика
предполагает лишь одно - управление этим самым зажравшимся, отупевшим
человеческим стадом. Увы, слишком уж много возомнившим о себе.
Маркиз прокашлялся, налил себе еще и с аппетитом занялся паштетом, ни
на мгновение, однако не выключаясь из беседы.
- Добро, зло, хорошо, плохо, надо, не надо. Чушь. Да белое-то только
и будет белым, пока есть черное. Без дьявола теряется весь смысл существования
бога. Нет, нет, всем управляет космический закон, а он - в целесообразности.
Здорово говорил маркиз. Красноречие его было неистощимо, а познания
поистине энциклопедическими. Ловко, словно опытный стрелочник, он направлял
беседу то в мистическое русло, то затрагивал проблемы алхимии, то уделял
внимание вопросам секса, женской красоты и взаимоотношения полов. При этом он
успевал есть, пить, задавать вопросы и изящно жестикулировать. Цицерон, Юлий
Цезарь [Говорят, тот умудрялся делать сразу несколько вещей.] и Сократ
[Считается, что Сократ был самым умным человеком в истории.] в одном лице.
Наконец он покончил с десертом, отложил серебряные вилку и нож и
промокнул губы батистовой салфеткой.
- Благодарю вас за компанию, господа. Вы непревзойденные слушатели.
Тут же раскланялся и, с ходу закадрив не занятую даму, скрылся с ней
в монастырских недрах. Перешел от теории к практике.
- Какой полет мысли! Какой слог! - прошептал Анри восторженно и от
прилива чувств загнул в штопор серебряную ложку. - Помяните мое слово, князь,
этот человек войдет в историю, как великий философ! Вольтер по сравнению с ним
кажется сопливым школяром. А уж Дидро-то... Нет, положительно, его можно слушать
всю ночь...
Он резко замолчал, посмотрел на Бурова, и оба, ухмыляясь, опустили
глаза - время было потрошить Скапена, а вставать так не хотелось. К тому же
этот плут оказался картежником, из заядлых, и, пребывая в объятьях "фараона"



[Т.е. играл в "фараона".], которую уже игру держал банк. Метал абцуги [Абцуг -
пара карт, раскладываемых банкометом по правую и левую руки.] направо и налево.
Под звон презренного металла, завистливое перешептывание публики и яростные
проклятья понтеров [Игроки, сражающиеся с банкометом.]. Ну как такого возьмешь?
При стольких-то свидетелях? Впрочем, дело вскоре разрешилось само собой...
- Господа, это как же? - вдруг вскричал на весь зал один из понтеров,
крупный, в маске Пьеро, и голос его выразил сложную гамму чувств, от
несказанного удивления до праведного гнева. - Карты-то того, крапленые.
Господин банкомет, вы шулер! Грек [У французов слово "грек" синоним шулера.]!
Карты, строго говоря, были подрезаны - одни по форме напоминали
бочонки, другие - песочные часы, - все для того, чтобы сподручнее было
вытаскивать из колоды за середину или за концы.
- Я? Я шулер!? Грек? - возмутился банкомет и, словно уколотый шилом в
чувствительное место, вскочил. - Вы, милостивый государь, посмели осквернить
честное имя Джованни Джиакомо Казановы, кавалера де Сенгальта, и сейчас об этом
очень пожалеете! Требую сатисфакции. И немедленной.
При этом он расправил плечи, приосанился и очень мужественно возложил
ладонь на эфес шпаги. Красив, ох, красив, а уж грозен-то... однако же и понтер
Пьеро был не лыком шит.
- Хрен тебе, грек, а не сатисфакцию! - в ярости воскликнул он и
приголубил Казанову подсвечником. - Получи абцуг!
Подсвечник был массивный, на четыре свечи, размах хороший, по полной
амплитуде. Явственно чмокнуло, брызнула кровь, с кавалера слетела маска.
Мужественно, так и не отняв пальцы от эфеса шпаги, он рухнул на пол. До
смертоубийства дело, правда, не дошло - помешал парик. Бесчувственного
банкомета понтеры потащили из зала. Как видно, отыгрываться...
- А тяжелая рука у этого Пьеро. Хороший удар, - одобрил шевалье. -
Так и надо проходимцу. Мало что шарлатан и шулер, так, говорят, еще и агент
инквизиции. К тому же наградил графиню д'Артуа дурной болезнью... Поделом,
поделом.
Буров промолчал. Господи, неужели этот господинчик с внешностью лица
еврейской национальности и есть знаменитый ловелас, непревзойденный сердцеед,
легендарный покоритель амурных крепостей? Пример для подражания, воспетый в
прозе и кинематографе? Урод тряпичный... А история - лживая, продажная шлюха,
цена которой грош.
Ночь безумств между тем подходила к концу, галантное веселье
иссякало. Монахини за решеткой откровенно зевали, харч и выпивка потеряли вкус,
публика потихоньку разъезжалась.
- Скажите, шевалье, а как вы относитесь к наукам? - несколько
некстати осведомился Буров, с хрустом потянулся и отхлебнул для бодрости
шоколаду с ванилью. - Может, наведаемся в Сорбонну? Нам это зачтется. Из храма
божьего в обитель знаний.
- Ага, с утра пораньше, - в тон ему отозвался Анри, глянул искоса на
загон с монашками и с надрывом зевнул. - А вы, князь, большой оригинал.
- Исключительно для пользы дела, мой друг, - Буров мотнул головой,
поднялся, и они покинули эту скромную обитель Бахуса, Венеры и невест
Христовых.
Было тихо и свежо, светало. На монастырском дворе жухлая трава в
поникших клумбах подернулась печальным серебром, молочно завивался туман, под
подошвами ботфортов похрустывало - ночью были заморозки. Казалось, природа еще
спала, пребывая в безмятежном умиротворении. Однако Бурову вся эта утренняя
гармония что-то очень не нравилась. Спроси почему, ни за что бы не ответил. То
ли периферийным зрением заметил что-то, то ли услышал подозрительный звук, то
ли просто почувствовал опасность - не путем логического анализа, а на уровне
подсознания. Тайна сия великая есть. Только инстинкт вдруг подсказал ему
повалить Анри и самому тоже броситься на стылую, тронутую ночными заморозками
землю. И очень даже вовремя - воздух пробуравил резкий свист, и что-то с
чмоканьем вонзилось в ствол каштана. Что, что - да уж явно не божий дар.
- Сука!
Буров кувырком метнулся в сторону, выхватил из поясной петли пистоль
и на автомате, тихо матерясь, ломанулся по душу супостата. Слепить его теплым,
доставить к маркизу в подвал, поговорить, как следует. Не с Бернаром - у нас не
забалуешь, все расскажешь, как на духу. Все, что знаешь и не знаешь. Не за
жизнь, за легкую смерть... Трещали ветки, хрустел ледок, бежал по диагонали,
сбивая прицеливание, Вася Буров. А из-за стены боярышника вывернулась тень и,
стуча ботфортами, со всех ног шустро припустила по аллейке - черная накидка,
широкий капюшон, даже и не поймешь сразу, мужчина или женщина.
"Разберемся", - Буров, успокаивая дыхание, перешел на шаг, взвел
тугой курок, остановился, взял прицел, нажал на спуск... И выругался. Ни шиша -
пшик. Утро-то свежее... Тень подбежала к стене, метнулась во внутренний дворик и
с торжествующим, как показалось Бурову, грохотом захлопнула тяжелую калитку.
Клацнул замок, послышались торопливые, быстро удаляющиеся шаги. И все,
наступила тишина.
- Черт!
В ярости Буров кинул центр тяжести вперед, стремительно, выпрямляя в


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Херберт Фрэнк - Под давлением
Херберт Фрэнк
Под давлением


Дальский Алекс - Побег в невозможное
Дальский Алекс
Побег в невозможное


Головачев Василий - Последний джинн
Головачев Василий
Последний джинн


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека