Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Само знакомство произошло без особых недоразумений. Они сначала,
насколько я мог слышать, выругали ее за то, что она не дождалась их в
городе. Она оправдывалась вполголоса и кивком указала на меня. Тут они
соизволили наконец взглянуть в мою сторону и, видимо, стали наводить
справки по поводу новой личности. Анна ответила - и я прекрасно расслышал:
- Это мой человек.
Они, кажется, были не очень довольны, но разговоров на эту тему больше
не было. Анна подвела их ко мне - я стоял, как император, принимающий
послов, - и сказала:
- Покажи им.
- Пускай слазят и посмотрят, - сказал я. Потому что вовсе не считал
себя хранителем фондов этого музея под открытым небом.
- Нет. Покажи то, на чем ты привез меня.
- Катер? - сказал я, уразумев. Я поколебался мгновение, но сообразил,
что ничего дурного они катеру сделать просто не в состоянии: не такая это
была машина. - Ну, идемте.
Я кивнул Анне, чтобы она шла вперед, пропустил остальных и замкнул
колонну, чтобы сохранить известную свободу действий. Они облепили катер,
как мухи - бутерброд с вареньем, и сначала очень тихо гудели и восклицали
что-то вроде "ох" и "ух". Потом один из них сказал:
- Да, это, конечно, не то, что Уровень. Как ты это сделал?..
Тут, в общем, и начался разговор.
Говорить с этими ребятами - самому старшему не было и тридцати -
оказалось очень забавно. Я почти сразу понял: им можно втолковать что
угодно - они поверили бы всему на свете. Похоже, что вранье у них не было
в ходу, не знаю только - у ребят ли или у народа вообще. Я назвал их
народом, но как еще можно назвать их?
- ...Так в чем же дело, ребята? - спросил я, отвинчивая крышку термоса,
в котором плескался кофе. - Почему вы бродите тут вместо того, чтобы
заниматься общественно полезной деятельностью, и почему ваше начальство,
как говорила Анна, не особенно поощряет эти ваши экскурсии? Объясните
членораздельно.
Они стали объяснять, это было интересно, и никак нельзя было прервать
разговор из-за того, что меня неизвестно где ждал Шувалов и ждали люди на
корабле. "Потерпят немного, - подумал я, - потому что такой информации мы
больше нигде не получим: наверняка, с точки зрения здешнего начальства,
такой материал явно для белых выпусков, которые нам вряд ли одолжат
почитать. Ладно, обождут".
Я слушал и одновременно в мыслях систематизировал информацию, приводил
ее в порядок, в каком собирался в дальнейшем изложить ее остальным
участникам нашей славной экспедиции. И получилось у меня примерно вот что.
Ребята были талантливые, все восемь (девять, считая и Анну). Я сразу
понял, что это так, потому что всю жизнь любил именно талантливых людей,
независимо от того, в какой области проявлялся их дар; и только
талантливых подлецов я не любил, хотя и отдавал им должное. Ребята были
очень способные, и им страшно хотелось что-то сделать - талант всегда
требует выхода, как пар в котле, и если не дать ему производить работу, он
рано или поздно разнесет и котел, и все, что окажется вблизи. Но этого-то
выхода ребята не получали.
- Да кто не разрешает? - допытывался я. - Родители? Школьные учителя?
Начальник полиции?
Их старший подумал и пожал плечами.
- Закон, - сказал он.
- Что, есть такой закон, что ли, чтобы не придумывать ничего нового?
- Есть закон о сохранении Уровня. А ты знаешь, что такое Уровень?
- Полагаю, что знаю, - сказал я.
- Ну, вот. Уровень - это как мы живем. Мы живем сегодня так, как жили
вчера. А вчера жили так, как позавчера. И завтра будем жить так, как
сегодня, как вчера, как позавчера.
Тут я стал кое-что соображать.
- Ага: значит, этот ваш Уровень законсервирован?
- Как - законсервирован?
- Ну, все время один и тот же? Прогресс не допускается?
Слово это - прогресс - было им незнакомо.
- Я же говорю тебе: есть закон о сохранении Уровня. На все времена.
Жить можно только так, как сейчас. Нельзя хуже. Нельзя лучше.
- А вы живете плохо, и вам хочется, чтобы было лучше?
- Ты не понимаешь. Нам вовсе не плохо. Мы не бываем голодны. В школе
нас учили, что когда-то, когда еще не было Уровня, люди голодали - у них
не хватало еды, значит.
Что такое голод, я помнил. И порадовался за ребят.
- Значит, вы сыты. И одеты, я вижу...
Надето на них было так немного, что проблема одежды тут, и на самом
деле, вряд ли могла существовать. Погода, правда, стояла теплая.
- Конечно, одеты...


- И учитесь?
- Учимся или учились... Но учат нас тоже всегда одному и тому же. Вот я
окончил школу больше десяти лет назад, а он, - старший кивнул на самого
зеленого паренька, - будет еще два года учиться. Но учили нас одному и
тому же, и его отца тоже учили тому же, и моего...
- И это вам не нравится?
- Может быть, и нравилось бы. Но, понимаешь... - Он задумался, словно
бы колеблясь. - Понимаешь, мне трудно объяснить. Но у каждого из нас... и
не только у нас, у очень многих... есть такое чувство, как будто мы жили
так не всегда, как будто когда-то, давно, было иначе, все было иначе. Нам
с детства говорят, что это ложное чувство, и, наверное, так оно и есть,
потому что я очень хорошо знаю, что, когда он родился (снова последовал
кивок в сторону паренька), все было точно так же, как сейчас, но вот он
помнит, понимаешь - помнит, что было иначе. То же и со мной, и с каждым.
Этого не было, но мы это помним. И одни из нас приглушают память и живут
так, как надо по Уровню, а другие не могут: мы, например. Мы помним, но
нам не разрешают вспоминать и говорить. А мы ищем. Ведь если что-то такое
действительно было, то не может быть, чтобы не сохранилось ничего, никаких
доказательств. Мы ищем и надеемся найти.
- И давно вы стали искать?
- По-моему, люди искали всегда. Но не находили.
- Искали, хотя им запрещалось?
- Раньше не запрещалось. Можно было искать везде, кроме тех мест, где
быть вредно. Было одно такое место. Теперь прибавилось вот это, где мы
сейчас. Здесь тоже нельзя искать.
- И что же люди делали, когда поиски кончались ничем?
- Я говорил тебе: большинство возвращалось к Уровню. Другие, их всегда
было немного, покидали Уровень и уходили в лес. Не в этот лес - в другой,
в дальний. Они и сейчас живут там, и их становится, говорят, все больше.
Я поразмыслил. Странно. Прогресс полностью перекрыт. Заблокирован.
Никакого развития. И в то же время это не невежество. Это делается
сознательно, намеренно, с расчетом. Черт его знает - почему.
- Как они живут там, в лесу?
- Говорят, что хуже нас: у них там не хватает многого. Но все они
верят, что это ненадолго. Верят, что быстро достигнут Уровня и пойдут
дальше.
Господи, подумал я, бедная старая Земля, вечно ты повторяешься в своих
детях - даже на другом конце мироздания... Воистину, куда нам уйти от
себя?.. Тут я невольно взглянул на Анну, но сразу же отвел глаза.
- Что же, - сказал я вслух, - людям, что уходят от общепринятого, порой
удается достичь не таких уж плохих результатов. Значит, вы хотите
пробраться к ним?
- Сначала мы должны найти здесь то, что от нас скрывают.
- Что же, - сказал я, - считайте, что вы уже нашли.
- То, что лежит там, под землей?
- Да.
- Что это? Ты знаешь?
- Знаю. Я объясню. Но сейчас у нас мало времени. Мне тоже очень
хотелось бы побывать там, в лесу. Даже не то, что хотелось бы - это просто
необходимо.
Это и вправду было необходимо, если вспомнить о том, что мы собирались
сделать с их светилом и, значит, со всеми ними. То, что я узнал, говорило
об одном: на планете кроме этого общества существовало еще и другое;
спасать надо было всех людей, и, следовательно, мы не имели права ничего
сделать, пока не договоримся не только с этими, но и с теми, кто живет в
лесу. Вот уж действительно - чем дальше в лес, тем больше дров!
Я снова покосился на свой хронометр.
- Скажи еще вот что: что значит - люди от людей, и эти - люди из
бутылки, что ли?
- Из Сосуда, - поправила меня Анна. - Я же говорила тебе!
- Да, - сказал я, - ты, конечно, говорила. Извини меня.
- Люди от людей... - повторил парень. - Понимаешь, те, кто защищает
Уровень, говорят так: раз все люди рождаются в одном месте, в Сосуде, то
они и могут существовать только в одном - ну, как это сказать, - в
одном...
- Может быть только одно общество, - помог я.
- Наверное, так. В лесу, например, нет Сосуда, и там не должны
рождаться люди. Поэтому там их никогда не будет столько, сколько в Уровне.
- Прости, - не понял я и опять невольно покосился на Анну (не хотелось
при ней вести разговоры на эту тему). - Почему люди в лесу не могут
рождаться нормально, как все?
- Но ведь все и рождаются в Сосуде! А в лесу нет Сосуда, я же сказал.
- А... - тут я запнулся, но в конце концов решился. - Разве детей не
рожают женщины?
Они переглянулись.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Распопов Дмитрий - Начало пути
Распопов Дмитрий
Начало пути


Василенко Иван - Волшебные очки
Василенко Иван
Волшебные очки


Афанасьев Роман - Эксперимент
Афанасьев Роман
Эксперимент


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека