Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Если он жил тут, это вовсе еще не значит, что у него есть хоть
малейшее представление...
- Думаю, что они восприняли нашу просьбу не как приглашение на
экскурсию. Если бы речь шла просто о бывших жителях этих мест, они прислали
бы нам их значительно больше. Видимо, что-то он все же знает.
- Интересно.
- Вот и начнем удовлетворять твой интерес.


VI
Я уж и не помнил, когда мне в последний раз приходилось встречаться с
иностранцами. Не было у меня ни потребности в этих встречах, ни желания.
Когда-то было любопытство; оно заставило меня очень давно, в пятьдесят
седьмом, что ли, году, приурочить свой отпуск к Фестивалю молодежи и
студентов; я примчался в Москву, чтобы своими глазами увидеть, какие они
такие - иностранцы. Увидеть я их увидел достаточно, и несколько
разочаровался: фраков они не носили, обходились без моноклей, одеты были
просто, а порой я бы даже сказал затрапезно; видно было, что так они ходят и
у себя дома, а приезд к нам для них - событие любопытное, но из ряда
обычных. Были среди них люди, кого мне особенно хотелось увидеть, это
испанцы; романтика гражданской войны тридцать шестого - тридцать восьмого
прочно сидела в крови. Но их я не увидел. Где они поселились, я знал: в
небольшой гостинице, а может быть, то была и не гостиница, а домик по
соседству с нею. Дом был тихий, на лавочке перед входом сидели какие-то
дядьки, лениво болтая. Я разогнался мимо них; один из них привычно остановил
меня и поинтересовался, что я тут потерял. Я объяснил. Он попросил
предъявить документы. Я предъявил. Он посмотрел и остался, видимо,
удовлетворен. Он сказал: "Ну, иди". Я пошел к двери, но оказалось, что идти
следовало в обратном направлении - куда-нибудь подальше. Я не обиделся: в
Испании был режим Франко и я понимал, что осторожность нужна, мало ли кто
захотел бы увидеть испанцев, рискнувших неофициально приехать к нам. Сейчас
мне кажется, что можно было бы и иначе; но это не моя служба, и я не стану
навязывать свои мнения специалистам.
Да, таким был первый опыт по части иностранцев. А вот по служебной
линии у меня никаких встреч так и не было - за пределами рамок Варшавского
Договора, разумеется. Армия - не научный институт, и у нас своя специфика.
Однажды я попробовал представить, что мы приглашаем к себе представительную
делегацию какой-нибудь державы - так, как приглашаем, скажем, ученых или
деловых людей. Дорогих гостей принимают, допустим, в штабе округа. "Вот,
господин генерал, пожалуйте к карте. В вашем штабе эти карты, так сказать,
немножко неточны, а у нас тут по состоянию на нынешний день. Вот, изволите
ли видеть, здесь расположены наши стратегические установки. Тут
дислоцируются подвижные, это у вас в конторе наверняка еще не отмечено. А
вот - защитная система. Так что если вы попробуете нанести удар отсюда, то
ничего не добьетесь, надо вот откуда. Что вы сказали? Ах нет, у нас на
стартовых давно уже стоят другие, про эти мы уже и вспоминать забыли, тут
ваша разведка опростоволосилась. А вот, обратите внимание, наши основные
коммуникации. Да вы не записывайте, к чему мы все это вам приготовили в
отпечатанном виде, с картами, схемами и разрезами. Наука, да, вы правы,
военная наука тоже является интернациональной, как и любая другая. Да-да, к
сожалению, вам придется перенацелить ваши устройства, нам очень неловко, что
мы доставляем вам такие неудобства, но что поделать, се ля ви". Приезжие
генералы вежливо улыбаются, хозяева в ответ им - тоже, все страшно довольны.
"Ну, кажется, мы ничего не забыли. А вот, честь имею представить,
подполковник Акимов, специалист по подрывной технике. Он расскажет вам о
последних новинках в этой области". Тут, вежливо щелкнув каблуками на
иностранный манер, в беседу вступаю я. "Так точно, я с радостью поделюсь
своими скромными знаниями. Я привез с собой несколько образцов, чтобы не
быть голословным. Если вашим парням придется преодолевать минные поля, то
они должны обязательно иметь в виду, что взрыватели, которые мы сейчас
ставим - комбинированного действия, и исправно реагируют на металл; вы уж их
предупредите, пожалуйста, не забудьте, не то, не дай бог, кто-нибудь может
подорваться, это будет так печально! Что, завернуть вам с собой? Сделайте
одолжение, я это, собственно, и имел в виду, это будет очень хорошо
выглядеть на каминной полке или где-нибудь в другом месте, по вашему
усмотрению. Итак, до встречи на вашей прекрасной родине!". Приезжий генерал,
улыбаясь, заверяет, что он найдет место для моих презентов, потом подзывает
адъютанта со шкатулкой и начинает раздавать ордена: "По поручению нашего
правительства..." Покой, благодушие, и в лучшем ресторане уже накрыты столы
- там сегодня будет спецобслуживание.
Да, подумал я, усмехаясь силе своего воображения, специфика у нас
действительно не та, и еще не скоро можно будет принимать военные делегации
на уровне полной откровенности. Военная наука, безусловно - наука, но на ее
достижениях с самого начала стоит гриф "Совершенно секретно". Сознание этого



вошло в нашу плоть и кровь, и проявляется хотя бы в том, что женщина, с
которой я был знаком около суток, так и не узнала, что человек, уведший ее с
гарнизонного кладбища - профессиональный военный ...
Был знаком; этот оборот мысли мне не понравился - словно, исполняя
мелодию, музыкант нечаянно задел другую струну, и впечатление сразу
поблекло. Но тут вошел, наконец, наш гость, и думать о пустяках стало
некогда.
Был он крупным, лет пятидесяти, старался держаться свободно, но не
сразу справился со скованностью, и ощущение неудобства некоторое время не
исчезало ни у него, ни у нас - неудобства, в котором не были виноваты ни он,
ни мы, а разве что память - память и война. По-русски он, естественно, не
говорил, но это нас как раз не смущало: Лидумс немецким владел в
совершенстве с детства; а я достаточно хорошо понимал, .хотя свободно
разговаривать не мог из-за хронического отсутствия практики. Так что в
разговоре Лидумс солировал, а на мою долю оставался, в лучшем случае,
аккомпанемент. Но на большее я и не претендовал.
- Итак, - начал Лид уме, когда мы представились (гостя звали Хуго
Фабльберг) и выяснили окончательно и бесповоротно, что наш гость согласен
оказать нам всяческую помощь в пределах его возможностей, а мы, сознавая
ограниченность этих его возможностей, не будем на него в претензии, если он
не сможет чего-то из того, что мы от него ожидаем, - после всей этой
дипломатической протокольной преамбулы и после исполненных живого интереса
вопросов о погоде в Магдебурге и исчерпывающих ответов по этому поводу, -
итак, - начал Лидумс главную часть нашего разговора, - вы жили тут до войны.
- Я тут родился в двадцать седьмом году, - ответил Фабльберг, - и жил
до сорок четвертого года ("до года девятнадцать сотен четыре и сорок", так
звучало это в оригинале), когда был призван в армию, так как тогда шла
война.
- Да, - согласился Лидумс, - война шла, совершенно верно. Не можете ли
вы сказать, где вы тут жили? Особенно в последние годы?
- Я знаю, что вас интересует, - сказал Фабльберг, - так как товарищи,
которые беседовали со мной и попросили меня предпринять эту поездку, ввели
меня в курс дела - в той, разумеется, степени, в какой они сами в эту суть
посвящены. Жил я постоянно от рождения в одном и том же доме.
- Лучше будет, если вы покажете на плане, - сказал Лидумс и извлек из
стола тот самый, наклеенный на холстину, старый план. Он расстелил план на
столе, Фабльберг коротко вздохнул и на секунду запнулся; мы промолчали.
Тогда он сказал:
- Да, вот так... А жил я тут.
- Нас интересуют вот эти дома.
- Я знаю. Как видите, это достаточно далеко. Сам я в этих домах никогда
не бывал. Но я знал человека, который там работал.
Если бы беседу вел я, то наверняка, не удержавшись, крикнул бы: "Кто
он? Чем он там занимался? Да не тяните!.." У Лидумса выдержки было больше, и
он сказал лишь:
- Это очень интересно. Продолжайте, - и подпер ладонью подбородок,
показывая, что приготовился внимательно и долго слушать.
- Собственно, это будет очень небольшой рассказ. Какие-либо подробности
об этом человеке мне неизвестны, хотя сам я ему очень многим обязан. Своей
профессией. - Он посмотрел на свои руки, здоровенные ладони с сильными
пальцами, с шершавой кожей, - Я впервые подумал о ней всерьез, когда
познакомился с ним. И, наверное, тут большую роль сыграло даже не то, что он
рассказывал о своей профессии, - не так уж много, - а как он рассказывал,
иными словами - как он любил свою профессию. Тогда я был слишком молод, я
был мальчиком и много не понимал. Зато теперь, вспоминая, я вижу, что он
очень любил свое дело.
- У вас всегда было много хороших химиков, - кивнул Лидумс. Фабльберг
озабоченно взглянул на него.
- Но он был врачом, а вовсе не химиком. Именно врачом. И я ведь тоже не
химик, а врач. - Он тревожно приподнялся. - Если вы рассчитывали на меня,
как на химика, то я разочарую вас...
- Нет, - сказал Лидумс, - все в порядке. . Просто я подумал, что он -
химик. А оказывается, он был врачом.
- Вы совершенно правы. Только я стал хирургом, а он не был хирургом. Он
был терапевтом, однако, как он сам говорил, усмехаясь, терапевтом он был
плохим, потому что в свою науку почти не верил. Это он сам говорил так. Он
говорил, что если врач не верит в свои средства, то он плохой врач. И еще он
говорил, что увидеть свою науку лучше всего можно не изнутри, а со стороны,
то есть достаточно отдалившись от нее. И он говорил, что теперь видит свою
науку достаточно хорошо, чтобы понимать, насколько она еще не есть наука,
насколько она еще несовершенна.
- Значит, он не практиковал, - уточнил Лидумс.
- Да, конечно нет. Иногда, если кто-нибудь внезапно заболевал
поблизости, из тех, кто его знал и кого он знал, он приходил и лечил, но
делал это без всякого удовольствия.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [ 25 ] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами
Шилова Юлия
Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами


Головачев Василий - Кто мы? Зачем мы? Опыт трансперсонального восприятия
Головачев Василий
Кто мы? Зачем мы? Опыт трансперсонального восприятия


Сертаков Виталий - Коготь берсерка
Сертаков Виталий
Коготь берсерка


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека