Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Казарян.
- Начальники растут, как грибы, - непонятно, радуясь или огорчаясь,
отметил Смирнов.
- Ни дня оперативной работы, и гляди-ка ты - знаток сыскного дела
номер один! - прямо-таки задыхаясь от восторга, воскликнул Казарян.
- Да ладно, ребята, - попытался утихомирить их Алик. - Сами же на
прием к нему напрашиваемся и сами загодя обсираем.
- А мы что? А мы ничего, - ернически обнародовал их общую со
Смирновым лояльность Казарян.
- Хуже нет - ждать да догонять, - зевнув, заметил Алик. - И не
выспался.
- Хуже - убегать, когда догоняют, - поправил его Смирнов и решил за
всех: - Будем ждать.
- Вот так сидеть и ждать? - Алик вопросом хотел уточнить их будущее
времяпрепровождение.
- Вот так и сидеть и ждать, - отрезал Смирнов.
- Алик, а почему мы беспрекословно подчиняемся ему? - вдруг прозрев,
изумился Казарян. - Кто он такой, по сути? Отставной старый хрен с весьма
сомнительным высшим образованием! А мы, интеллигенты, интеллектуальная
элита, к мнению которой с почтением прислушивается всесоюзная
общественность, покорно, не рассуждая, исполняем его капризы.
- Комплекс поколения, - четко ответил Алик. - Мы исторически обречены
смотреть на них снизу вверх.
- Это почему же? - всерьез заинтересовался Смирнов. - И кто это - вы?
- Мы - поколение с четко определенными границами, - Алик основательно
усаживался на своего любимого конька. - Границы эти определила война. Мы -
это те, кто не воевал, но хорошо помнит войну. Мы - люди рождения с
двадцать восьмого года по тридцать седьмой. Мы твердо знаем, что
воевавшие, такие, как ты, Санька, спасли нас. И сознаем это не разумом, не
логическими построениями, а звериным ощущением тех лет. Эмоциональной
памятью о пустом желудке, привычке опасности бомбардировок, о желтом
язычке коптилки, о сыпном тифе на вокзалах, о вокзалах, набитых бабами с
детьми, неизвестно куда едущими и когда уезжающими. Я помню, Саня, время
вашего возвращения. Именно тогда вошла в нас вина за то, что вернулись
немногие из вас. Разница между нами и вами от двух до десяти лет, но эта
граница решила все. Вы - мужчины, солдаты, мы - пацаны. На всю жизнь -
робость перед вами и вина. И это - беда наша. Мы навсегда остались
мальчишками, боявшимися, не из-за трусости, нет, из-за беспредельного
благоговения перед вами, сделать самостоятельный решающий шаг,
определяющий историческую значимость того или иного поколения. И не
сделавшие этого шага. Поэтому мы, по серьезному счету, взрослые, созревшие
для реальных действий люди, никаких действий не совершили, проигрывая по
очереди год пятьдесят третий, год пятьдесят шестой...
- Выходит, мы во всем виноваты, - иронизируя, пробубнил Смирнов.
- Не во всем, но виноваты. Скорее даже не вы, а война. Она приучила
вас к мысли, что приказ командира - закон для подчиненного. И вы все эти
годы ждали приказа. А мы глядели на вас и ждали, что сделаете вы.
- Ты знаешь, Алька, почему самая любимая моя картина - "Зеркало"
Тарковского? - перебил его Казарян. - Вот из-за этого чувства неизбывной
вины. Вины за все: за прошлое, за настоящее, за будущее всех людей. Вина и
боль за то, что нам не дано ничего исправить в этой жизни. Ни ему, ни
тебе, ни мне.
- Пытаемся, Рома, пытаемся. Вы заметили, как авангард, яростно
бьющийся сегодня за перемены - люди нашего поколения. Мы еще пытаемся
сделать тот не сделанный тридцать лет тому назад шаг.
- Что же ты на днях орал, что вы выдохлись, что на пенсию пора? -
торжествующе уличил Алика Смирнов. - Тогда врал или сейчас врешь?
- Не врал тогда, не вру и сейчас. Конечно, поздно начинать второй
раз, в одну и ту же реку не войдешь дважды. Но кому-то надо начинать! Вы
одряхлели, как воспитано следующее поколение и кем, мы знаем.
- Вами, вами воспитанное! - уличил уязвленный замечанием о дряхлости
Смирнов.
- И нами тоже, - согласился Алик. - Еще одна наша вина...
Зазвонил телефон. Алик снял трубку:
- Тебя, Саня. Махов.
Смирнов взял трубку, долго слушал. Потом сказал озабоченно:
- Да, хреновато у нас с вами получается. Опаздываем. Пусть дома
спросит, по приятелям пройдется. - Опять стал слушать. - Ну, тогда пусть
по официальным каналам.
Положил трубку, растер ладонями лицо.
- Что там, Саня? - спросил Казарян.
- Водила, который, вероятнее всего, залил из бетоновоза подвал в
"Привале", пропал. В журнале диспетчера значится, что он из-за
испорченного мотора в ночь с двадцать первого на двадцать второе вынужден
был слить бетон на свалке. С ним бы задушевно про эту свалку поговорить, а



он пропал.
- Думаешь, они? - осторожно поинтересовался Казарян.
- А кто же еще! - раздраженно ответил Смирнов.
- Тогда вряд ли найдут.
- Вот именно! - Смирнов встал и вышел на балкон. "Привалом" еще раз
полюбовался. Опять зазвонил телефон.
- У меня зазвонил телефон. Кто говорит? Слон. Откуда? От верблюда, -
обратился к Чуковскому Казарян. Алик снял трубку и скорчил лицо: заткнись,
мол, Казарян.
- Да. Да. Да. Спасибо вам большое, - и положил трубку.
- Ну и что тебе сообщили от верблюда?
- Сообщили, что верблюд ждет нас в шесть часов. Санька, иди сюда! -
позвал Алик. Смирнов вернулся с балкона. - Греков приглашает нас к шести.
Смирнов глянул на часы и взвыл:
- Господи, еще три часа!
- Как раз неторопливо успеем пожрать.
- У меня жрать нечего, - предупредил Алик. - Вообще-то на рынок и в
магазин надо смотаться.
- Рынок, магазин отменяется. Все, как один, в "Узбекистан", -
возгласил Алик и поднялся.
- Лагманчика бы неплохо, - помечтал Алик, - но там очередь всегда.
- Это смотря для кого, - срезал Казарян. - Вперед, бойцы! И бойцы
двинулись вперед.

На обширной стоянке у тоскливого квадратного здания они выбрались из
казаряновской "восьмерки". Было без десяти шесть.
- А ты что делать будешь? - спросил Алик у Казаряна.
- Я-то? Вас подожду.
В это важное здание Смирнов и Алик проникли без пропуска: от самых
входных дверей их уважительно сопровождал молодой предупредительно
вежливый помощник Грекова.
Поднялись каким-то особым лифтом и прошли в отдельную коридорную
загогулину, в которой находился кабинет Грекова.
Все-таки жидковат современный интерьер: светлое дерево,
долженствующее придавать помещению легкость и праздничность, выглядело как
покрашенная картонка, которой поспешно и на короткий срок перегородили
необъятный нежилой сарай.
Греков, ожидая их в приемной, вяло перебрехивался с хорошенькой
секретаршей.
- Ну, здравствуйте, - сказал он, обнял Алика и Смирнова за плечи и
повел их в кабинет.
Как был одет Владлен Греков! Светлый, почти белый костюм,
ярко-голубая крахмальная рубашка без галстука, голубой замши легчайшие
мокасины - все, как влитое, сидело на ладном, ловком теле. Греков за свой
стол не сел. Все трое устроились в углу на креслах, у журнального столика.
- Так что же у вас там, братцы мои, произошло?
Братцы рассказали, что произошло. Точнее, один братец - Смирнов.
- Да... Как говорится, формально - прав, а по сути - издевательство.
Особенно эти угрозы насчет двадцати четырех часов. - Греков встал с
кресла, подошел к столу, сказал в селектор секретарше: - Светочка, с
Ларионовым соедини... Если он, конечно, на работе.
Ларионов на работе был.
- Греков. Ты что ж, Сергей Валентинович, заслуженных людей
обижаешь?.. Я Смирнова, Смирнова имею в виду... Так ведь боевой конь при
звуке трубы... Понимаю тебя, понимаю... Но эти твои угрозы... Учти, мы в
обиду наших ветеранов никому и никогда не дадим... Он не будет... - Греков
ладонью прикрыл микрофон и спросил у Смирнова: - Саня, не будешь?
- Буду, - голосом из подземелья отозвался Смирнов. Греков захохотал.
Отхохотался, снял ладошку с микрофона и сказал:
- Он больше не будет. У меня все.
Греков вернулся к журнальному столику, завалился в кресло:
- Я его не оправдываю, братцы, но его понять можно. Теперь страшнее
зверя, чем прокурорский надзор, нет. - Греков был строг, но справедлив в
оценках. Оценив все, решил покончить с делами: - В общем, Саня, живи
спокойно и спокойно действуй, но действуй в рамках дозволенного.
Договорились?
- Я всегда стараюсь действовать в дозволенных рамках, - противным
голосом начал Смирнов, но Греков, прерывая, положил руку на его плечо:
- Ну, ну, не ершись, Саня. Я сказал, все будет в порядке, значит, все
будет в порядке. По чашечке кофе? Света живо сварганит.
- Нас Роман в машине ждет, - подал голос Алик.
- То-то я смотрю: третьего мушкетера не хватает. Что ж с вами не
зашел?
- Счел неудобным, Влад.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Пастухи вечности
Сертаков Виталий
Пастухи вечности


Афанасьев Роман - Война чудовищ
Афанасьев Роман
Война чудовищ


Маккарти Кормак - Дорога
Маккарти Кормак
Дорога


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека