Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

такими же хилыми и уродливыми, как полуголые ребятишки, копошащиеся в
сточных канавах. Кое-где между домами приютилась тесная и темная мелочная
лавка, за дверью которой прилажен надтреснутый колокольчик, оповещающий о
приближении покупателя или какого-нибудь юного джентльмена, в ком рано
обнаружился интерес к содержимому чужих касс. Иная такая лавочка, словно ища
опоры, жмется к нарядному высокому строению, выросшему на месте приземистой
грязной хибарки, где помещался кабак. На окнах с разбитыми и кое-как
залепленными стеклами, в горшках, таких же грязных, как все в Сэвен-Дайелс,
стоят цветы, которые цвели, должно быть, в ту пору, когда эти кварталы
только строились. Лавки старьевщиков, скупающих всякую рухлядь, тряпки,
кости, ржавую кухонную посуду, соперничают в чистоте с закутками
кролиководов и продавцов птиц, напоминающими Ноев ковчег, с той только
разницей, что ни одна здравомыслящая птица, будучи выпущена отсюда,
разумеется, никогда уже не вернется назад. Лавки, где торгуют подержанными
вещами (нечто вроде благотворительных заведений для бездомных клопов),
чередуются с вывесками грошовых балаганов, объявлениями содержателей частных
школ, владельцев катков для белья, составителей прошений и таперов,
предлагающих свои услуги для свадеб и балов; и все это вместе составляет
декоративный фон, который приятно оживляют фигуры грязных мужчин, неряшливых
женщин и замурзанных ребятишек, табачный дым, мелькание волана, кучи гниющих
овощей и более чем сомнительных устриц, тощие кошки, унылые псы и
скелетообразные куры.
Итак, внешний вид домов и их обитателей не слишком ласкает глаз;
впрочем, более близкое знакомство едва ли может смягчить это первое
впечатление. В каждой комнате - свой наниматель, и почти каждый наниматель
глава многочисленного семейства; должно быть, здесь действует тот же
таинственный закон, который заставляет усиленно "плодиться и размножаться"
какого-нибудь сельского священника.
Хозяин лавчонки торгует запеченными бараньими головами или занимается
продажей дров или еще каким-нибудь видом коммерческой деятельности,
требующим не более восемнадцати пенсов оборотного капитала; квартирой ему и
его семейству служит помещение лавки и крохотная жилая комната позади. В
первом этаже со стороны двора обитает семья рабочего-ирландца; со стороны
улицы - семья поденщика, промышляющего выбиваньем ковров или чем придется.
Во втором этаже комнату окном на улицу тоже занимает целое семейство, а в
комнате окном во двор живет молодая женщина, вышивальщица, которая "любит
модничать", постоянно говорит про своего "друга" и "очень о себе
воображает". Население верхних этажей представляет собою точную копию
населения нижних, исключая разве обитателя мансарды, бедняка из благородных,
который каждое утро ходит пить кофе в соседнюю кофейню, где имеется
комнатушка с камином, громко именуемая "залой", и надпись над камином
вежливо призывает посетителей "во избежание недоразумений" расплачиваться
"при подаче заказанного". Личность бедняка из благородных в известной мере
окружена тайной, но поскольку жизнь он ведет весьма уединенную и никогда
ничего не покупает (не считая перьев), кроме кружки кофе, однопенсового
хлебца и склянки чернил, соседи решили, что он сочинитель; и ходят даже
слухи, будто он пишет стихи для мистера Уоррена*.,
Постороннему, который жарким летним вечером проходит по этим улицам,
мимо крылечек, где, собравшись в кружок, судачат обитательницы дома, может
показаться, будто здесь царит мир и лад и редко где встретишь таких простых,
душевных людей, как коренные жители Сэвен-Дайелс. Увы! Хозяин лавчонки
держит собственное семейство в постоянном страхе; выбивальщик ковров пробует
на жене свое профессиональное уменье; передняя комната второго этажа питает
смертельную вражду к передней комнате третьего из-за того, что в передней
комнате третьего любят пускаться в пляс, как только в передней комнате
второго улягутся спать; задняя комната третьего постоянно воюет с ребятами
из передней комнаты первого; ирландец что ни вечер является пьяным и
задирает всех соседей, а вышивальщица по всякому поводу устраивает истерики.
Страсти кипят между этажами; даже подвал не желает отставать. Миссис А.
надавала шлепков отпрыску миссис Б., "чтобы не кривлялся". Миссис Б. вылила
кувшин воды на отпрыска миссис А., "чтобы не ругался". Призываются на
подмогу мужья - в ссору втягиваются новые силы, - продолжением ее служит
драка, а развязкой - приход полицейского.
¶ГЛАВА VI §
Раздумья на Монмут-стрит
перевод М.Лорие
Мы всегда питали необычайно теплые чувства к Монмут-стрит, как к
единственной улице, где стоит покупать старую одежду. При мысли о древности
Монмут-стрит нас охватывает благоговейный трепет, полезность ее внушает
уважение. Холиуэлл-стрит мы презираем; рыжих, бородатых евреев, которые
насильно затаскивают человека в свои лавчонки и напяливают на него костюм,
хочет он того или нет, - ненавидим от всей души.


Обитатели Монмут-стрит - это особое, очень смирное. племя. Живут они
замкнуто, большую часть времени проводят в глубоких подвалах иди в тесной
комнате за лавкой, а на свет божий выползают только по вечерам, когда
спадает жара: в летние сумерки они сидят на стульях, вынесенных из дома,
курят трубки или смотрят, как резвятся в сточной канаве их прелестные детки
- беззаботная орава малолетних золотарей. На лицах у взрослых задумчивость и
грязь - несомненные признаки приверженности к торговле; а жилища их отличает
полное пренебрежение к красоте и удобствам, столь обычное среди людей,
которые поглощены сложными расчетами и делами и ведут сидячий образ жизни.
Мы уже упоминали о древности нашей любимой улицы. "Камзол с
Монмут-стрит" было ходячим словечком сто лит назад, а Монмут-стрит все такая
же, как была. На смену нескладному камзолу со шнурами и пышными сборами
пришла флотская шинель с деревянными пуговицами; вышитые жилеты с огромными
лацканами уступили место двубортным, клетчатым, с отложным воротником; а
смешную треуголку вытеснила шляпа кучерского склада с низкой тульей и
широкими полями. Но это изменились времена, а отнюдь не Монмут-стрит. При
любых преобразованиях и нововведениях Монмут-стрит всегда оставалась
кладбищем мод и, судя по всему, останется им до тех пор, пока не исчезнут
моды и нечего будет нести на кладбище.
Мы любим бродить по обширным владениям этих знаменитых покойников и.
предаваться размышлениям, которые они навевают. На какое-нибудь порождение
нашей фантазии мы примериваем то усопший сюртук, то мертвые панталоны, то
бренные останки роскошного жилета и по фасону и покрою одежды стараемся
вообразить прежнего ее владельца. Мы так увлекались порою этим занятием, что
сюртуки десятками соскакивали со своих вешалок и сами собой застегивались на
фигурах воображаемых людей, а навстречу сюртукам десятками устремлялись
панталоны; жилеты так и распирало от желания на кого-нибудь надеться; и чуть
ли не пол-акра обуви разом находило ноги себе по мерке и принималось топать
по улице с таким шумом, что мы пробуждались от своих грез и медленно, с
ошалелым видом, брели прочь, провожаемые удивленными взглядами добрых людей
с Монмут-стрит и явно вызвав подозрения у полисмена на противоположном углу.
Вот и на днях мы развлекались таким образом, пытаясь обуть в башмаки на
шнуровке несуществующего мужчину, которому они, правду сказать, были номера
на два малы, когда взгляд наш упал невзначай на несколько костюмов,
развешанных снаружи лавки, и нам тут же пришло в голову, что в разное время
все они принадлежали одному и тому же человеку, а теперь, по странному
стечению обстоятельств, оказались вместе выставлены на продажу. Нелепость
этой мысли смутила нас, и мы внимательнее вгляделись в одежду, твердо решив,
что не дадим так легко ввести себя в заблуждение. Но нет, мы были правы: чем
больше мы смотрели, тем больше убеждались, что первое впечатление нас не
обмануло. Вся жизнь человека была написана на этих костюмах так же ясно, как
если бы он показал нам свою автобиографию, крупными буквами начертанную на
пергаменте.
Первым с краю висел много раз чиненный, порядком измазанный костюм
"скелетик" - узкий футляр из синего сукна, в какие засовывали маленьких
мальчиков до того, как вошли в обиход свободные платьица с кушаками и вышли
из обихода старые понятия, - хитроумное приспособление, позволявшее
полностью оценить стройность детской фигурки, ибо состояло оно из очень
тесной курточки, украшенной на обоих плечах рядом пуговиц, поверх которой
пристегивались штаны, от чего создавалось впечатление, будто ноги у мальчика
растут прямо из-под мышек. Мы сразу поняли, что мальчик, носивший этот
костюм, рос в городе: куцые рукава и штанины, пузыри на коленях - все это
свойственно юным жителям лондонских улиц. Водили его, очевидно, в
какую-нибудь маленькую школу для приходящих учеников: в пансионе ему не
разрешили бы вечно играть на полу и протирать коленки. А мать его не
отличалась строгостью, и в мелочи у него не было недостатка, - об этом
свидетельствовали многочисленные пятна на карманах и возле ворота,
оставшиеся от чего-то липкого; даже торговец при всем своем искусстве не
сумел их вывести. Семья не нуждалась, но и не утопала в богатстве, иначе не
вырос бы он так из синего костюмчика, прежде чем сменить его на эти вот
плисовые штаны с курткой; а в них он уже ходил в настоящую школу и учился
писать, притом чернилами вполне достаточной густоты, если верить тому месту
на штанах, о которое он вытирал перо.
Черный костюм; вместо куртки - первый сюртучок. Умер отец, и мать
устроила мальчика рассыльным в какую-то контору. Этот костюм пришлось носить
долго, но и порыжелый, сношенный, он до конца оставался чистым. Бедная
женщина! Как старалась она, наверно, казаться веселой за скудным обедом, как
отказывала себе в каждом куске, лишь бы ее мальчик был сыт. Неотступная
тревога за его судьбу, гордость за него - вот какой большой вырос! - и порою
мысль, почти невыносимо горестная, что с годами его любовь к ней остынет,
что забудутся и ее заботы и его обещания; жгучая боль, которую уже в то
время причиняло ей резкое слово или холодный взгляд, - все это представилось
нам так явственно, точно жизнь матери и сына проходила у нас на глазах.
Такое случается ежечасно, и все мы это знаем; а между тем, когда мы
увидели или вообразили, что видим не все ли равно? - те перемены, что здесь


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Громыко Ольга - Верные враги
Громыко Ольга
Верные враги


Афанасьев Роман - Война чудовищ
Афанасьев Роман
Война чудовищ


Роллинс Джеймс - Амазония
Роллинс Джеймс
Амазония


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека