Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

набрал высоту, завис, развернулся, опустил нос... Теперь Мишка видел его
лицо в лицо: пустые глаза турбин, опущенные книзу крылышки - как линия
покатых плеч... Ложись! - заорал кто-то и толкнул Мишку в спину. Все
покрыл гром. Земля ударила в грудь. По каске барабанили мелкие камушки, а
тела Мишка не чувствовал. Но встал. Оказался на ногах. Над скалами слева -
метрах в пятидесяти - расплывалась туча. Бегом! Бегом! Подбитый вертолет
опускался на дома. Второго уже не было в небе - ушел. Подбитый, сильно
дымя, сел на улицу и завалился на бок - лопасти, ломаясь и взметая пыль,
ударили по земле.
Что было после - Мишка помнил плохо. Летела под ноги каменистая
земля, и колючие кусты не цеплялись почему-то, а пропускали навылет, и
качались навстречу утонувшие в зелени белые лачуги - а потом, как-то
сразу, его окружили покатые дувалы - слепые стены без окон. Солнце
заливало все бешеным светом, а впереди вставала стена черного дыма.
Маленький ослик дергался в пыли. Уже три "крокодила" утюжили небо.
Внезапно Мишка понял, что давно не слышит ни звука - и, наверное, потому
ничего не понимает. Солдаты выбивали двери, взмахивали рукой - и иногда из
дверей вырывался кто-то бесформенный, черный - и оставался комком у
порога. В узком окошке под самой крышей дома, запиравшего улицу, что-то
сверкало - и надо было лежать и притворяться мертвым, как те двое, что шли
чуть впереди. Потом Мишка оказался в саду, среди деревьев и лоз, и Ряшкин
с черным лицом вел его за собой. За невысоким забором они чуть не
провалились в яму, полную живых неподвижных лиц - и Ряшкин, тесня Мишку,
отходил и отходил назад, а потом знакомо махнул рукой, и в этот момент
Мишка увидел старика в синем халате и белой чалме, старик
медленно-медленно поднимал к плечу длинную винтовку и наклонял голову к
прикладу, а потом винтовка плюнула белым дымом, и Ряшкин исчез, а в яме
вспыхнул белый огонь и погас, и когда он погас, Мишка почувствовал, что
там не осталось ничего живого, будто что-то замолчало в нем самом, а со
старика слетела чалма, и он, воздев руки, стал валиться назад, а автомат
все еще бился в мишкиных руках. Дальше шел настоящий бой. БМП горела,
своротив угол дома, а другая, прячась за ней, била из пушки куда-то сквозь
чадный соляровый дым. Потом бешеная стрельба началась где-то сзади.
Подбитый вертолет тоже горел, а оба летчика без голов валялись посреди
улочки, рядом с чем-то настолько обугленным, что и не понять, кому эти
тела принадлежали раньше: мужчинам, детям или женщинам. Конечно, им за
летунов по миллиону платят, сказал кто-то, не то что за нас, идиотов - по
полста... Это не война, почему-то подумал Мишка именно в те минуты,
преодолевая странную глухоту, не позволявшую слышать себя. Он еще не знал,
что придет на смену слову "война" - но что-то же должно было прийти...
Мусульманский полумесяц висел в центре неба.
Даже небо нерусское, и знакомые созвездия куда-то исчезли...
Побег был предприятием смертным.
Нельзя попадать к своим - это трибунал и дисбат. То, что рассказывали
о дисбате, было страшнее всего.
Нельзя попадать к местным афганцам: из страха и из корысти выдадут,
продадут за деньги или поменяют на цинку патронов или на бензин. Такое уже
бывало - правда, решали все, не вынося сор из избы. Трудно сказать, было
ли это лучше дисбата.
А нужно, держась караванной тропы, пройти километров сто на юг и там
попробовать сдаться тем, которые приходят из Пакистана. Шанс выжить - один
на миллион.
Ничего другого судьба ему не оставила.
...Двое держали Мишку за руки, а ефрейтор Амиров коротко ударил его в
солнечное сплетение - и, когда Мишка повис, задыхаясь, коленом врезал ниже
пупа - так, что отнялись ноги. Потом, лежащего, его обоссали, стараясь
попасть в лицо. Ладно, пока все, сказал Амиров, остальное дома. Костя,
глаз с него не спускай...
Под ногой шевельнулся камень. Куда-то вниз с тихим шорохом посыпалась
щебенка. Мишка замер. Предчувствие пули сдавило затылок. Лиловый свет
обрушился сверху - и Мишка, сжавшись, бросился в черную яму, открывшуюся у
его ног. Хлопок и шипение ракеты догнали его...
Падал он долго.
Очнувшись, никак не мог понять, что с ним случилось и где это он
находится. Лежать было удобно, и не хотелось шевелиться. Откуда-то
проникал пепельный свет, касаясь невзначай причудливых сводов. Перед лицом
чернела глубокая клякса с одинокой звездой в центре. Последней надеждой
казалась та звезда. Миллионолетняя толща холода отделяла ее...
А потом Мишка услышал шаги. Сдвоенные, вперебой, тяжелые и уверенные
шаги тяжелых и уверенных людей. Он не шевельнулся, только скосил глаза. И
увидел, как два силуэта пересекли пятно пепельного света и пропали.
Неясный ужас остался после них - как запах табака.
Он досчитал до ста и только после этого стал подниматься на ноги.
Рыхлая глина не хотела отпускать. Острая боль пронзила лопатку - Мишка
перевел дыхание и все же встал прямо. Банка, догадался он, банка в



вещмешке... хорошо, не по хребту... Он стоял в невысокой сводчатой пещере.
Прямо уходил, изгибаясь, узкий коридор: из него и проникал сюда этот
слабый свет. Похоже, что в нескольких шагах отсюда коридор этот
пересекался другим, поперечным, темным. Мишка отряхнул с себя остатки
глины, поправил мешок, пошевелил лопаткой: было больно, но, терпимо, в
первый раз боль взяла только неожиданным своим появлением, - и двинулся
вперед.
Действительно, был поперечный коридор, и слева, откуда шли те двое,
доносился невнятный гул, угадывался далекий красноватый свет и шел теплый,
пахнущий чем-то механическим воздух. Мишка не стал задерживаться и
торопливо дошел до поворота пепельно-светлого коридора. Повернул, скрылся
от возможного чужого глаза и прислонился к стене Почему-то заколотилось
сердце.
Стало светлее - будто совсем рядом было окно, выходящее в пасмурное
утро. Уже стремясь к чему-то, уже заранее открываясь, Мишка сделал еще
несколько шагов...
Перед ним были ступеньки, старые, стертые ногами, почерневшие
ступеньки лестницы его родного подъезда, и деревянные перила, крашенные
темно-зеленой бугристой краской, и серый половичок, аккуратно
расстеленный... и пахло мокрым деревом и мокрой пылью, и мокрой мешковиной
половой тряпки - Марья Петровна ушла минуту назад... Мишка вытер рыжие от
глины сапоги и стал подниматься вверх, и третья снизу ступенька
заскрипела, как скрипела она всегда. А на площадке у батареи сидела,
съежившись, голая девочка лет четырех - и Мишка неведомо как понял, что на
самом деле ее здесь нет, она сидит за много километров и много лет отсюда,
но видеть ее можно и здесь - только видеть, но не говорить с нею. Он
остановился, не зная, что нужно делать, а девочка вдруг стала удаляться,
удаляться - не уменьшаясь, не исчезая, а просто предъявляя все разделяющее
их время и расстояние - и Мишка вдруг смутился и быстро шмыгнул мимо - и
уже через ступеньку преодолел вторую лестницу и ткнулся в свою дверь.
Она открылась легко, незапертая, и от ворвавшегося сквозняка
закружились по углам пушистые спиральки домашней нетронутой пыли. На
вешалке висели старые пальто и куртки; с полочки для шапок свешивался
длинный коричнево-зеленый шарф. Лампа в выцветшем пластмассовом колпаке
горела слабо, вполнакала. Мишка стоял не пороге своего дома, не решаясь
сделать последний шаг...
"Случай на мосту через Совиный ручей" назывался тот рассказ, значит,
вот оно как бывает, значит, в меня все-таки попали... Мишка поднял руку -
потрогать затылок, запоздало испугался - на миг все заледенело - иллюзии:
под пальцами теплые сгустки и осколки костей... Нет, затылок был стрижен и
цел. Он постоял еще немного, уверил себя, что готов ко всему, и вошел в
дом.
Ничто не исчезло.
Тогда он закрыл за собой дверь.
Из ванны он выбрался совсем другим человеком. Подумаешь, ржавая вода
из горячего крана... Растираясь колючим слежавшимся полотенцем, он еще раз
попытался заставить себя подумать о том, что происходит, и не смог - и
решил отказаться пока от этих попыток. Надел серые застиранные плавки,
новые носки, старенькие, но чистые вельветовые штаны светло-кирпичного
цвета и махровую белую с зеленым футболку. Забытое чувство: прикосновение
своих вещей...
Чайник, конечно, уже готов был взорваться. И в кастрюле осталось воды
на самом дне. Мишка, ухмыльнувшись довольно, долил воду и в чайник, и в
кастрюлю - и сел на свой стул в углу, положив локоть на стол. Клеенка
показалась холодной, как железо.
Свет тускловат... или просто так кажется? И на улице - кромешная
тьма. Надо бы выключить свет, подумал Мишка, и тогда посмотреть в окно -
но не двинулся с места. Наконец, чайник зафыркал. Преодолевая лень и
ломоту, Мишка встал, ополоснул заварочник, высыпал в него полпачки
зеленого - другого не нашлось, - залил кипятком и набросил сверху
полотенце. Тут же закипела и вода в кастрюле. Пельмени смерзлись в ком, он
поковырял этот ком ножом, разобрал его на фрагменты и бросил то, что
получилось, в белый кипяток. Посолил, закрыл крышкой, убавил пламя.
Быстро, чтобы не передумать, шагнул к выключателю и погасил свет.
Да, темнота за окном была не сплошной. Просто - как он мог это
забыть? - до пол-окна поднимался близкий брандмауэр, а за ним еще кусок
пространства занимала глухая крыша магазинчика речного ОРСа. А вот поверх
крыши было что-то смутно видно: какой-то отсвет на низких облаках, очень
далекие и очень медленные искры, всплывающие в небо... Он долго
вглядывался во все это, но ничего другого не увидел. Потом за спиной
зашипело, и дважды отраженный синий огонь стал желтым. Мишка вернулся к
плите, сдвинул крышку и подул, сгоняя пену.
И, не включая свет, сел в свой угол.
Все-таки умер, подумал он. Или умираю. И мне чудится, что я дома. А
может быть, я так и проживу здесь до старости?.. Он задохнулся от


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сапковский Анджей - Свет вечный
Сапковский Анджей
Свет вечный


Злотников Роман - Принцесса с окраины Галактики
Злотников Роман
Принцесса с окраины Галактики


Пехов Алексей - Колдун из клана Смерти
Пехов Алексей
Колдун из клана Смерти


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека