Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

окликнуть его, но решил, что в людном вагоне это неудобно - сразу начнут на
нас пялиться. Поэтому вышел в заднюю дверь, на ближайшей остановке пробежал
два вагона по ходу поезда и заскочил в тамбур, рассчитывая перехватить Муху
здесь. И как-то обстановка в этом тамбуре мне сразу очень не понравилась. Я
даже не понял чем, но здесь была какая-то опасность. И исходила она от двух
качков, которые стояли, привалившись к стенке, прихлебывали пиво из банок и
время от времени поглядывали в окошко в дверях, разделяющих вагоны. Будто
кого-то ждали. В это же окошко поглядывал и я, высматривая Муху. Минуты
через три один из парней, повыше, сказал мне:
- Поди-ка, мужик, в вагон, не маячь тут.
- А в чем дело? - спросил я.
- Во козел! - лениво проговорил второй, плотный такой коротышка. -
Сказано тебе, вали отсюда! Не понял? Нет? Объяснить?
Я мог бы, конечно, послушать их объяснения и сам им кое-что объяснить, но
не хотелось портить настроение себе. И к тому же мне любопытно было, кого
это они здесь поджидают. И зачем.
- Все понял, - заверил я их и вошел в вагон. Но одной из створок дверей
не дал полностью закрыться, придержал ногой, чтобы не только видеть, но и
слышать, что будет происходить в тамбуре.
Некоторое время там ничего не происходило. Качки беспрепятственно
пропустили двух торговцев каким-то расхожим товаром, двух пассажиров,
переходящих поближе к голове состава, но когда в оконце мелькнула синяя
кепка с надписью "Калифорния", побросали банки и преградили Мухе дорогу.
Его, выходит, ждали? Странно, что им могло от него понадобиться?
- Попался, падла? - обратился к нему высокий. - Опять будешь дуру гнать,
что бабки принесешь завтра?
- Обязательно, ребята! - заверил их Муха. - Прямо завтра с утра! Вы где
будете? На обычном месте, у расписания?
- Гада! - взревел коротышка. - Ты сколько раз нам это уже говорил?
Четыре?
- Пять, - признался Муха. - Но завтра, ребята, железно! Прямо с утра!
- Да он изгиляется над нами, сучонок!
- Боже сохрани! - запротестовал Муха. - Я - над вами? Да вы что?!
- Больше не будет, - проговорил высокий. Своими клешнями он разлепил
створки входных дверей и стал в проеме, спиной отжимая одну створку, а ногой
придерживая вторую. Кивнул коротышке: - Делай!
Тот отшагнул к противоположной двери и пригнулся, изготовясь к броску.
Я придвинулся поближе к тамбуру.
- Не суйся туда! - предупредил меня какой-то мужик, стоявший рядом.
- Даже не собираюсь, - сказал я.
И я действительно не собирался. Что мне там было делать? Мне просто
любопытно было, как все это будет происходить.
Но ничего особенного не произошло.
Коротышка спиной оттолкнулся от двери и бычком ринулся на Муху с
очевидным намерением вышибить его из электрички, которая как раз летела по
какому-то мосту или виадуку. Не выпуская из руки газет, а другой придерживая
сумку с деньгами, Муха увернулся, в нырке упал на спину и словно бы
выстрелил обеими ногами в задницу коротышке, придав ему такое ускорение, что
тот сначала выбил, как кеглю, из дверного проема высокого, а следом вылетел
сам.
Двери закрылись. В электричках они, как известно, закрываются
автоматически.
Да, эти двое, похоже, уже никому ничего никогда не смогут объяснить.
Муха отряхнулся и вошел в вагон.
- "Мир новостей"! - объявил он. - Самая полная и объективная информация
обо всех важнейших событиях за неделю!..
- Дай-ка мне, парень, твою газету, - прервал его мужик, который остерег
меня соваться в тамбур. - Сдается мне, это правильная газета.
- Но самой важной информации в ней нет, - заметил я.
- Какой? - не оглядываясь, спросил Муха. - он отсчитывал мужику сдачу.
- О том, что лейтенант Варпаховский жив. Он повернулся. И газеты, и сдача
вывалились у него из рук.
- Нет, - сказал он. - Нет.
- Да, - сказал я. - Да!..
* * *
Оставался Трубач. Когда все собрались и мы отъехали от Казанского
вокзала, был уже восьмой час вечера. Улицы забиты машинами, тротуары кишат
людьми. Мы немного поспорили, куда ехать сначала - на Старый Арбат или на
Пушкинскую площадь. Но рассудили, что Трубач сейчас, скорее всего, на Арбате
- еще довольно светло, день хороший, на Арбате наверняка толпы гуляющих. Так
и было. По обеим сторонам Старого Арбата теснились столики с тысячами
деревянных матрешек, художники прохаживались возле своих картин, развешанных
по заборам и просто разложенных на земле. Через каждые десять-пятнадцать
метров стояли парни с гитарами, а то и маленькие оркестры, у Вахтанговского
театра какая-то девушка играла на скрипке. Народ слушал, глазел, освежался



пивом и чем покрепче.
Я бы тоже с удовольствием послушал и поглазел, но времени не было. Мы
прошли Старый Арбат из конца в конец, однако Трубача не обнаружили. Пришлось
ехать на Пушку. Валера приткнул "патрол" у "Макдональдса", мы спустились в
переход под Тверской. Здесь Трубача тоже не было. Не было и в вестибюле
метро. И только на повороте второго подземного перехода услышали саксофон -
ни с каким другим не спутаешь. А потом увидели и самого Трубача.
Он стоял у стены между двумя длинными столами-прилавками, на одном из
которых были книги, а на другом разные "Пентхаусы" и "Плейбои": громоздкий,
как шкаф, с крупной, рано начавшей лысеть головой, согнувшись над серебряным
саксофоном, - будто свечечку защищал своим телом от ветра. Прикрыв глаза и
отбивая такт ногой в кроссовке сорок шестого размера, он играл попурри из
старых джазовых мелодий, уходя в импровизации, а затем возвращаясь к
основной теме. У ног его лежал раскрытый футляр от инструмента, куда
слушатели бросали свои "штуки" и пятисотки. Слушателей было немного, человек
пять-шесть, одни уходили, их место занимали другие. Иногда кто-нибудь просил
сыграть на заказ, он играл, а потом вновь заводил свое. Ему было словно бы
все равно, есть слушатели или нет, платят они или не платят, он даже не
видел их. Он играл для себя.
Я остановился у стола с "Плейбоями", разглядывая роскошные формы
изображенных на обложках див, но больше прислушиваясь к сакс-баритону
Трубача. Заметив это, не слишком молоденькая продавщица, кутавшая плечи в
ветровку из-за знобкой сырости, стоявшей в переходе, поинтересовалась:
- Нравится?
- Ничего, - ответил я и подумал, что соло на автомате Калашникова у него
все-таки получается намного лучше.
- Он сегодня не в ударе, - объяснила она. - А когда в настроении - такая
толпа собирается, что проход закрывают. Но что-то последнее время нечасто
такое бывает.
Наметанным своим взглядом она поняла, что я не из тех, кто покупает ее
товар, и ей просто хотелось поговорить.
- За место, наверное, приходится отстегивать? - спросил я, демонстрируя
тонкое знание современной московской жизни.
Она пожала плечами:
- А что делать?
- А на него наезжали? - кивнул я на Трубача.
- Конечно, наезжали. На всех наезжают.
- И что?
Она как-то странно усмехнулась и ответила:
- Больше не наезжают.
Мы обступили Трубача, вдвое увеличив аудиторию его слушателей.
Воспользовавшись паузой, Док бросил в футляр пятитысячную бумажку и
попросил:
- Маэстро, "Голубой блюз", если можно.
Трубач сначала рассеянно кивнул, потом быстро поднял голову и сразу нас
всех узнал. И тут же как будто забыл о нас. Отбил кроссовкой такта четыре и
неожиданно мощно, чисто, свободно вывел первую фразу. Ну, примерно так, как
мы палили бы в небо из своих "калашей" в последний день чеченской войны,
салютуя своей победе, - если бы этот день наступил, если бы возможна была
победа, и если бы мы до нее дожили.
И пошел! И пошел! Словно бы подменили его инструмент. Или его самого.
Спешившие по переходу люди с размаху втыкались в толпу, сразу образовавшуюся
вокруг Трубача, а те, кто успел проскочить вперед, останавливались и
возвращались обратно. Купюры полетели в футляр, как хлопья апрельского
снега. Не прекращая игры, Трубач ногой закрыл крышку футляра, но деньги
продолжали сыпаться и скоро самого футляра под ними не стало видно.
Минуты через две я сказал себе: нет, с этой серебристой загогулиной он
управляется не хуже, пожалуй, чем с "калашом". А еще через минуту
поправился: лучше. Хотя, казалось бы, лучше просто не может быть. Может,
оказывается. И намного.
Продавщица "Плейбоев" протиснулась сквозь толпу и сказала мне, сияя
глазами:
- А что я вам говорила?
На последних тактах Трубач поднялся на такую высоту, что казалось: не
хватит ему ни дыхания, на самого сердца. Но серебряный звук его саксофона
уходил все выше и выше, как сверхзвуковой истребитель с вертикальным взлетом
вонзается в чистое небо, оставляя за собой белый инверсионный след. И где-то
там, в стратосфере, во владениях уже не человека, а самого Бога, этот след
истончился и исчез.
Все.
Трубач положил саксофон на хлопья денег, перешагнул через него и обнял
нас. Всех пятерых сразу. А заодно - случайно, наверное, - и продавщицу
"Плейбоев". Только у него могло так получиться.
Вот теперь мы были все вместе.
* * *


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Куликов Роман - Связанные зоной
Куликов Роман
Связанные зоной


Никитин Юрий - Трансчеловек
Никитин Юрий
Трансчеловек


Шилова Юлия - Его нежная дрянь
Шилова Юлия
Его нежная дрянь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека