Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора


ГЛАВА VI

Я стоял в самой середине роскошно убранного салона; тяжелые золототканые драпировки скрывали стены, лучащиеся неземным светом сапфиры, стократно прекраснее тех, что добывают в Южном Хьёрварде, свисали длинными гирляндами с серебряных поставцов; ноги утопали в мягком ковре, сотканном из скрепленного соответствующим заклятием пуха. Мои сородичи всегда любили роскошь, да и сам я грешил этим по молодости.
Эритовый Обруч давал полное ощущение того, что я нахожусь сейчас не в собственном заклинательном покое, а перенесен чародейством на борт ладьи Замка Всех Древних.
- Зачем ты здесь, изменник?! - загремел Шендар, по-прежнему занимающий в отсутствие Мерлина его место Главы Совета. - Ты хочешь молить о прощении? Слишком поздно!
- С чего это ты взял, что я собираюсь сдаваться? - удивился я. - По-моему, это ваши войска разбиты и обращены в бегство, а не мои. И это я хотел предложить вам подобру-поздорову убраться подальше от моей крепости - пока с вами самими не случилось ничего плохого.
Я уловил мгновенный ток странной магической команды, отданной Шендаром, но не смог понять ее суть - он был сильным волшебником, владел многими изощренными приемами колдовства и умел скрывать свое чародейство.
- А что ты еще можешь нам предложить? - прищурившись, спросил Шендар с усмешкой. - Может, покорно отдать тебе ключи от наших дворцов в Джибулистане? Или власть над всеми без исключения нашими Учениками?
- Ключи от ваших дворцов мне без надобности, - ответил я, - а вот насчет Учеников давайте потолкуем. Я бы хотел знать, отчего ваш гнев не обратился против Сигрлинн, обучавшей магии Ночных Всадниц? Как по-вашему - это не нарушение Закона Древних?
По Залу пронесся тревожный ропот: судя по всему, большинство об этом не знали, за исключением Шендара и Макрана с Эстери.
- Я восстал, чтобы освободить из плена моего единственного друга, - продолжал я. - Я добился своего и теперь сражаюсь лишь для того, чтобы вынудить моих про-гивников к миру. Я не Мерлин и никого не хочу убивать. Вы могли бы заметить, что я не нарушил Закона Древних - мои заклятья и слуги Ракота были обращены главным образом против созданий вашей магии, а не против одураченных вами Смертных. Мое чародейство напрямую не лишило жизни никого из них.
В роскошном зале медленно копилась непонятная мне магическая сила; лишенный возможности перемолвиться с Читающим, я не понимал ее смысла и предназначения и уже оттого насторожился. Я колебался - не объявить ли Поколению о том, что Фелосте готова дать жизнь новому Магу, что станет началом конца моих сородичей... и меня, если только я ничего не придумаю.
Надевая Эритовый Обруч, я прежде всего хотел понять, готовы ли мои былые сотоварищи по Поколению к дальнейшей войне и не знают ли они что-нибудь о Неназываемом. И вновь, как и после неудачи первого штурма, я не увидел в них растерянности. Да, они выглядели не слишком-то весело, даже мрачно, - но держались при этом весьма уверенно, как будто им ничего не стоило поднять против меня еще десятки и сотни Миров. В былые годы на всю мою Ночную Империю хватило одной Сиг-рлинн, поддержанной простой мощью Замка Всех Древних, - а теперь со мной не могло справиться все Поколение с Великим Мерлином в придачу. Но я все же создал свой Талисман, и пламенная колонна в покое Хединсей-ской Цитадели, придавая новые силы, делала меня в то же время стократно более уязвимым. По сути дела, я мог теперь покинуть остров только в случае крайней нужды. Я бы даже не смог отправиться на помощь Хагену и Хрофту, хотя бы им обоим грозила смертельная опасность. Пока Маги Поколения торчат здесь, подле самого Хединсея, я не мог полностью рассчитывать на Ракота.
Итак, сородичи мои или еще ничего не знали о Неназываемом, или потрясающе владели собой - мне-то мое спокойствие стоило громадных трудов. Но пока еще жила надежда, что, быть может, все обойдется - неиспытанное заклинание, особенно такое сложное, как примененное Ракотом, могло и не сработать с первого раза.
И отступать Шендар с сообществом вовсе не собирался. И отсутствие Мерлина, похоже, их вовсе не удивляло - все делали вид, что именно так и должны были развиваться события.
Но я также понимал и то, что заклятие Ракота волей-неволей отсрочило появление на поле боя самих Молодых Богов - что им сейчас два восставших Мага, когда гибель может грозить всем их владениям!
- Итак, уходить вы не намерены, вы желаете продолжать войну, - подытожил я. - Что ж, давайте потягаемся ухе не в споре армий, но непосредственно нашей силой Магов. Вы не боитесь, что и здесь ваши надежды не оправдаются?
И вновь я ощутил мгновенный приказ Шендара; переплетающиеся силы моих сородичей напряглись, мой призрак, созданный Эритовым Обручем, оказался в перекрестии множества нацеленных на него враждебных заклятий. Я замер, еще не понимая, что они задумали - Эритовый Призрак испокон веку считался неуязвимым.
В голове внезапно вспыхнула оглушающая боль, как от тяжелого удара; кажется, я застонал, меня затягивала багровая пучина, яростный огонь жег меня здесь, в закли-нательном покое, только там, где находился мой Эритовый Двойник, я мог найти спасение, могучие силы неудержимо тянули меня туда, сознание готово было птицей выпорхнуть из терзаемого тела - чтобы там, на серебристой ладье, обрести спокойствие и исцеление. Я видел лица своих сородичей: теперь они казались мне исполненными участия и сострадания, они, и только они могли спасти меня, - и я потянулся к ним всеми оставшимися силами.
Резкий, грубый удар швырнул меня на пол моего за-клинательного чертога. Я ничего не видел - перед глазами вертелась бешеная карусель безумных картин. А потом жестокие холодные тиски сжали мое сознание, мир встряхнуло последний раз, и он встал на место. Чья-то рука поспешно сорвала с моей головы Обруч.
Я лежал на плитах пола, привалившись спиной к стене; из носа и ушей сочилась кровь, голова раскалывалась от странной тянущей боли. А надо мной, тревожно глядя мне в глаза и держа меня за руку, склонился Ракот. Окно чертога было выбито, толстенные прутья решетки выворочены из каменной кладки, куда их намертво вделали когда-то мастера народа гномов.
- Хвала Великому, ты жив! - облегченно вздохнул Ракот, почти без сил падая на стул. - Как же ты дал им себя поймать? Я увидел, как их стрела пробила оба защитных барьера над островом, ударила в окно твоей башни, и кинулся сюда - и то чуть было не опоздал. Они уже начали утаскивать тебя к себе, ты раздваивался... Жуткое зрелище! И все, что мне оставалось, это просто попытаться разрубить твои путы. Мне это удалось, но, боюсь, для тебя это оказалось едва ли не хуже их удара!
Еще не закончив, Ракот поднялся, распахнул дверь, взял из рук какого-то слуги широкую чашу с горячим вином, осторожно поднес к моим губам.
- Пей. Пей и быстрее приходи в себя - наши родственнички удосужились наконец заметить Дальних вкупе с Перворожденными и, боюсь, от удивления сейчас что-нибудь учинят... Я до них так и не добрался - не успел, проклятье! Да и Дальние... они уже рядом!
Пышущее жаром питье действительно помогло вернуть силы; опираясь на руку Ракота, я с трудом поднялся.
- Решай, Хедин, решай, что делаем дальше! - торопил меня Ракот, его слова ввинчивались в сознание подобно раскаленным буравам. - Или мне придется идти жечь весь этот флот и твоих любезных эльфов!
- П-погоди. - Я наконец оторвался от руки Восставшего и нетвердо шагнул к развороченному оконному проему. Уцелевшие остатки армады, собранной моим Поколением, рассеялись без следа, как туман под свежим ветром;
мне открылась безупречная красота строгого строя эль-фийских судов.
Безусловно, они прекрасно видели все, что случилось с предыдущими моими противниками; и не похоже, чтобы это смутило предводителя войска Перворожденных. Сияющие корабли ровными рядами двигались к крепости, паруса надувал магический ветер - и едва заметно поблескивали над высокими бортами ряды серебристых шлемов.
Роскошная ладья Магов неподвижно висела среди волн воздушного океана; передовые корабли эльфов уже поравнялись с ней, а еще дальше, со стороны севера, приближался огромный зеленоватый шар, сотканный из ми-риадов пылающих нитей. В нем даже на первый взгляд безошибочно угадывалась исполинская мощь; я не мог разобрать, что находится внутри этого монстра, но сомневаться в том, откуда он взялся, не приходилось. Дальние покинули свои тайные обиталища у самых границ Упорядоченного и теперь шли на нас со всей своей силой.
Я постепенно оправлялся от настигшего меня через Эритовый Обруч магического удара. Надо признать, Шен-дар мастерски осуществил этот сложный маневр, совершенно незаметно для меня сплетя весьма хитроумное заклинание, и, опять-таки скрытно, объединил силы всех Магов Поколения, чтобы разорвать связь моего сознания с телом, выманить мой разум в астральное подобие тела Эритового Призрака... Мысленно я воздал Шендару должное - если бы не Ракот, я бы уже оказался в плену.
Но что же теперь делать с Дальними? В отличие от Магов Поколения, эти не собирались отсиживаться за чужими спинами. Громадный шар, средоточие силы Дальних, обгоняя стройные ряды эльфийских кораблей, устремился прямиком к серебристой ладье Магов. В этом движении Дальних явно сквозила угроза; и тут я вновь получил подтверждение здравомыслию Шендара. Изящный кораблик, как будто подхваченный мощным штормом, сорвался с места, стремительно удаляясь от острова; его очертания подернулись дымкой - на нем кто-то очень спешил распахнуть Врата Миров. Зеленая молния, ударившая с вершины шара Дальних, бесполезно лопнула в опустевшем небе. Мои сородичи скрылись.
Я бросился к Читающему - но тот, хорошо зная свое дело, уже развертывал передо мной сложные рунические формулы магических сил, использованных Дальними.
И тут у меня перехватило дыхание. Я с трудом мог понять хорошо если десятую часть увиденного. Сила Дальних была совершенно чужда привычному для нас Миру, она имела иную основу и описывалась почти полностью недоступными мне заклинаниями.
Ясно теперь, отчего не вмешиваются Молодые Боги:
они, без сомнения, прекрасно знали о вторжении Дальних и той цели, на которую направлен их удар, - и спокойно ждали. У них был Неназываемый, быть может, они сейчас гасили остатки заклятья Ракота, а с ничтожным бунтовщиком-волшебником пусть сводят счеты иные. Когда те вконец ослабят друг друга, наступит время Богам появиться на арене - грозными, всепобеждающими и сурово карающими властелинами этого Мира.
- Плохо дело, - пробормотал Ракот, глядя мне через плечо на длинные вереницы огненных рунических значков. - Ничего не понимаю. Основа вроде бы и знакома, по так перестроена, что... проклятье, у них все поставлено вверх ногами!
- Но это работает, - возразил я. - И я не знаю пока, как защищаться от их оружия.
- Отлично, а зачем им тогда воины-эльфы? Для чего им мечи, пусть даже и зачарованные? Выходит, что они не во всем полагаются на себя!
- Соображение прекрасное, но что из этого следует?
- Твою защиту они не пробьют, - уверенно заявил Ракот. Я только скривился - Восставший, по-моему, начал заговариваться.
Шар Дальних уже находился не далее пары миль от хе-динсейских бастионов, поравнявшись с самыми первыми шеренгами эльфийского флота; и тут зеленое чудовище внезапно утратило быстроту, уравнявшись в скорости с длинными кораблями Перворожденных.
"Третий приступ, - устало и с отрешенностью подумал я. - И каждый начинается одинаково. Флот, суда, армады - все знакомо. Мы выдержим. Я строил крепость в предвидении как раз таких штурмов. Быть может, Ракот прав, и Дальним нужно что-то еще - например, эльфий-ские клинки - в дополнение к их собственной магии".
Я все еще не мог оправиться до конца от коварного удара Шендара и не имел ни малейшего понятия о том, что сейчас делать, со странным равнодушием глядя на четкие боевые порядки новых врагов, хотя уже давно следовало или выводить прислугу к уцелевшим катапультам и баллистам, или - плести новые уничтожающие заклятия и, уж по крайней мере, подготовиться к удару Огненным!
Слуги Ракота, не получая приказов к атаке, медленно оттягивались к крепости; левиафаны и кракены скрылись в глубине, легионы призраков исчезали в расщелинах прибрежных скал, драконы, точно заурядные куры и петухи на насесте, рассаживались по острым прибрежным вершинам, напряженно косясь на приближающихся Перворожденных большими глазами, фиолетовыми с золотыми прожилками.
Восставший стоял рядом со мной, скрестив руки на груди, молча и внимательно глядя на шар Дальних.
- Ракот, я совсем без сил, - признался я ему. - Мне нужно зачерпнуть их от Талисмана. Прими пока командование...
Падший Маг отрицающе покачал головой:
- Это твой остров, он насыщен твоей магией - все, что могу сделать я, это ввести в дело оставшихся моих слуг, но эти эльфы мне всегда были подозрительны, они не идут в бой без какой-нибудь сильной каверзы... Наверняка они ждут атаки моих и подготовились к этому. И кроме того - ты видел, как наши родственнички рванули от Дальних? Они, которые едва не заполучили тебя, несмотря на всю мощь твоего Талисмана! Молния Дальних - вещь страшная, если вывести мои силы из-под защиты твоего острова - они полягут почти все, прежде чем доберутся до этого треклятого шара...
- Ладно, - угрюмо кивнул я. - Постараемся оживить наши щиты - хотя после стрел Мерлина от них мало что осталось...
Дальние приближались - спокойно, уверенно, неторопливо, словно приглашая меня испробовать на них все ведомые мне приемы Боевой Магии; их я знал немало, но что-то останавливало меня - слишком уж напрашивалось это решение.
- Читающий, у них есть какая-то защита вокруг шара? "Мне не разобраться в их магии, - проскрипел мой бесценный помощник. - Все то, что тебе кажется шаром, - один сплошной клубок волшбы, да такой, что само время сходит там с ума, закручиваясь в петли. Мне такое не представить, тебе, я полагаю, тоже. Там страшные силы тяжести - если они снизятся еще хоть самую малость, думаю, ты увидишь, как их шар пьет прямо из моря. Там, под поверхностью их шара, рождается новая плоть Мира. Тяжесть тянет... тянет из пустоты новые нити для ткани Реальности..."
Сопровождая слова Читающего, на фоне распахнутого окна в его Мир стремительно бежали огненные строчки рун, складываясь в настолько замысловатые выражения Сверхвысшей Магии, что у меня ум заходил за разум от усилий в считанные секунды разобраться с ними.
- Они что же, хотят достичь берега вместе с эльфами? - недоуменно пробормотал себе под нос Ракот, бросивший бесполезные для него попытки понять что-либо в волшбе Дальних и отвернувшийся к окну.
Его вопрос остался без ответа - я наконец нашел более или менее знакомые магические построения. Дальние использовали для защиты Великое Заклятье Отражения, иными словами - Зеркальное Заклинание, любой удар, направленный на них, обогнул бы шар и вернулся назад, к пославшему его, да еще и усиленный дополнительно вложенной в него мощью Дальних. Этой цели служили, правда, совершенно необычные и труднопонимаемые вещи, вроде фокусов со временем, тяжестью и пространством, но те части заклятья, что отвечали, так сказать, за "прием" магического удара врагов, оказались вполне обычными, явно позаимствованными из распространенных колдовских систем Магов моего Поколения. Зацепившись за эту ниточку, я стал разматывать клубок, ища хотя бы одно слабое место.
Неприятельскому флоту осталось покрыть не более мили.
- А что, если спросить Сигрлинн? - вдруг предложил Ракот. - Если она побывала в заточении у Дальних, то, наверное, может знать что-нибудь полезное?
- Весьма своевременное предложение! - не удержавшись, фыркнул я. - Я с ней сейчас говорить не могу. Если у тебя все готово - милости прошу. Отпирающее Заклятье тебе известно.
- Не сердись, Хедин, - примирительно заметил Ракот. - Я могу поднять все свои полки хоть сейчас - но ты же сам еще не знаешь, атаковать ли тебе разлюбезных эльфов или направить все силы против Дальних? Они подгребают медленно, никуда не спешат - я успею перемолвиться с Сигрлинн парой слов. Не бойся, я ее не выпущу. - Для убедительности он вскинул сжатую в кулак руку, и алый плащ взметнулся вверх языком пламени, из-под ладоней Восставшего в покой хлынула непроницаемая тьма, подобно паводку. Передо мной вновь стоял грозный, не знающий пощады и снисхождения владыка Мрака.
Его шаги затихли за дверью, а я продолжал свои почти безнадежные поиски прорехи в стройной, кажущейся идеальной магической системе Дальних. Я призвал на помощь все свои познания, лихорадочно перебирая в памяти все, что когда-либо слышал о них. Быть может, мысль Ракота обратиться к Сигрлинн не была так уж неразумна - если ее Ученица с Огненной Чашей в руках едва не нанесла поражение целому синклиту адептов Дальних Сил, то волшебница наверняка знала какие-то секреты наших сегодняшних незваных гостей, - но выспрашивать ее уже не было времени. Уже и без Читающего я явственно ощущал нарастающее напряжение текучих магических сил, сильное возмущение, испытываемое ими, - Дальние готовили свой удар, и я не мог ждать его, чтобы заставить противника раскрыться, а потом провести одну стремительную контратаку, потому что не знал ни природы, ни масштаба сил этого удара. Он мог оказаться для меня последним - если погибнет Талисман, пусть даже под простым обвалом.
Упредить? Но чем? Все резервы пущены в ход, кроме тех, что приберегались для битвы с Молодыми Богами. Черное Копье, на манер того, каким я совсем недавно выжег Авалон? Именно на такие средоточия силы обычных Магов и рассчитана защита Дальних. Огонь? Огонь... Пламенная Чаша, наверняка Сигрлинн сработала ее сама... Вот только что это за огонь?
Словно догадываясь о моем нежелании уничтожить эльфов, даже и объявивших меня своим врагом. Дальние держались над кораблями Перворожденных, точно привязанные.
"Да решайся же наконец хоть на что-нибудь!" - рявкнул я на самого себя. Копящаяся в шаре Дальних мощь уже была готова разнести в пыль весь мой остров; в судорожных поисках решения я машинально окинул взглядом комнату.
Вот выпивающий души врагов Жезл, что добыт в Храме Солнца, - страшное орудие, но его сейчас не используешь, но может пригодиться в весьма возможной рукопашной с Богом - если только я переживу сегодняшний день.
Ах, как бы пригодились сейчас те мои изобретения, что Мерлин стащил из моих покоев Замка Всех Древних! Использованная Дальними молния уже сейчас была бы исследована со всех сторон, разложена на составляющие, я не ломал бы голову над формально записанными заклинаниями, я знал бы, куда бить и как с ней бороться, - примерно так же, как я знал, как справиться со стрелой Мерлина, когда мне легко удалось развеять ее еще в пределах Меж-Реальности.
Осмотр дал неутешительные результаты - под рукой у меня имелось много различных магических приспособлений и устройств, даже амулет Ямерта - но ни одно, похоже, не могло помочь мне в этом случае. По спине у меня поползла предательская струйка холодного пота. Что ж, если не останется никакого иного выхода - ударим Огненным Заклятьем, а там... там видно будет. От этого гнусного "там видно будет" меня даже передернуло - никогда не начинал сражения, имея столь "блистательный" план.
Но... время сомнений и колебаний вышло. Если нападать - то немедленно. Где там Ракот с его кракенами и прочим войском? Он пусть займется Перворожденными - а я, как сумею, стану разбираться с Дальними...
Мои размышления и приготовления оказались прерваны ворвавшимся в покой Ракотом.
- Быстрее, быстрее, если и впрямь хочешь помочь! - проорал он назад, оглядываясь через плечо. Его правая рука слабо светилась темно-коричневым светом; он вел за собой кого-то на магической цепи.
Я лишился дара речи, когда в покой вошла Сигрлинн, разъяренная и униженная еще больше; вокруг ее талии и горла была обмотана цепь, второй конец которой был в руке Ракота.
- Великая Тьма, зачем ты притащил ее сюда? - возопил я, ибо большего безумства Ракот совершить уже просто не мог. Привести одного из злейших моих врагов, ее, едва не прикончившую меня на Дне Миров, сюда, в мой сокровенный заклинательный покой, к моей модели Мира со схемой магических ловушек и оборонительных поясов Хединсея, с окном в мир Читающего, с амулетом Ямерта!.. Да, он посадил ее на цепь - хорошо, хоть на это у него хватило соображения, - но хватит одного ее взгляда на то, что делается здесь у меня, чтобы потом расстроить многое, если не все, созданное мной!
- Она говорит, что может остановить Дальних - с нашей помощью, конечно; а если не скажет ничего дельного, я вспомню, что когда-то меня именовали, помимо иных титулов, также и Великим Расчленяющим Истязателем! - Ракот состроил страшную гримасу.
Сигрлинн была восхитительна. Гнев необычайно украсил ее, она казалась сейчас настоящей богиней Мщения. В ее сузившихся глазах горела такая ярость, что мне даже стало не по себе. Похоже, в данный момент она ненавидела Дальних куда сильнее, чем меня с Ракотом.
- Хедин. - Она заговорила быстро, скороговоркой, почти проглатывая середины слов. - Х'ин, Шал Д'них ост'вит т'ко Огонь! Но не из 0'нен'го 3'ль'я. - Она наконец перевела дух, слова стали разборчивее. - Огонь глубин, огонь сердцевины Мира, что пылает в самых недрах Сущего, огонь, что согревает Кипящую Купель Источника Миров. Я добралась до него. Я даже создала Чашу, носящую в себе его зародыш. Тебе надо пробиться к огню силой. Надо взломать Твердь Мира здесь, здесь и здесь...



Ее тонкие пальцы уже скользили по моей модели, показывая места приложения пронзающих ударов, она сыпала деталями заклинаний, придуманных ею для подчинения этого огня, Изначального Пламени Неуничтожимого, она подсказывала, как превратить частицу этой страшной силы в неотразимый снаряд, что одолеет любую защиту Дальних.
Флоту эльфов осталось преодолеть не более полумили;
кракены опустились на самое дно, так и не дождавшись сигнала общей атаки.
У меня не осталось выбора. И не было времени в деталях проверять мою былую возлюбленную: оставалось лишь надеяться на то, что...
- Ты понимаешь - если Дальние отразят этот удар, он испепелит все на Хединсее, не оставив здесь камня на камне? - в упор спросил я ее.
- Понимаю, - ответила она, не моргнув глазом. - Всемогущее небо, Хедин, твое недоверие погубит нас всех! Против Дальних нужна либо Божественная мощь, либо этот Огонь, возжженный самим Творцом^ Может, есть и еще какие-то способы, но я их не нашла. У тебя имеются предложения получше?!
Предложений получше действительно не имелось, и она прекрасно это знала. Сложные виды магии, как, например, Волшебство Лунного Зверя, хоть и не раз выручали меня в эти последние, воистину безумные дни, сейчас я нно не годились - защита Дальних просто обратила бы их мощь против нас самих.
Для того чтобы пробить ход в подземные хранилища псемогущего пламени, требовалась вся моя сила, умноженная магией Талисмана. Под диктовку волшебницы я начал плести заклинания; впрочем, "под диктовку", - пожалуй, несколько сильно сказано: Сигрлинн намечала лишь самые общие, грубые контуры. Постепенно над Главной Башней Хединсейской Цитадели начал возноситься огромный призрачный молот с заостренным концом. Я отродясь не творил ничего похожего и не понимал, зачем Сигрлинн понадобилось это зримое воплощение нашего >амысла; но на всякий случай ввел в заклинание несколько предохраняющих сам остров пассажей.
Наконец Сигрлинн остановилась. Лицо ее светилось диким предвкушением мести.
- Начинай! - крикнула она, впиваясь горящим взором в шар Дальних.
И я привел в действие исполинские запасы накопленной мощи.
Мне показалось, что на мгновение во мне замерла вся жизнь. Уши рванул такой грохот, словно со своих сверкающих скрижалей сорвались все Девяносто Девять заповедных небес. Гигантский молот медленно опустился; заклинание Сигрлинн оказалось без подвоха, Хединсей не задело.
Острие молота проникало все глубже и глубже, раздвигая пласты Реальности, собранные воедино сложными складками замысловатым моим чародейством. Я уже проделывал нечто подобное, когда спасал жизнь своему Ученику, но тогда все это едва-едва не кончилось всеобщим светопреставлением, теперь же подчинялось моей воле.
Однако мы не успевали, явно не успевали! В моем сознании взвизгнул Читающий; шар Дальних метнул в нас зеленую молнию. В ней не содержалось никакого особенного волшебства, но силой она была налита поистине до краев, в эту боевую форму колдовства никто не смог бы втиснуть большего...
Выручил Ракот. Он перехватил посланный Читающим тревожный сигнал - и на полпути к острову молния Дальних встретила огромный щит, мгновенно соткавшийся из мельчайших частиц рассеянной Тьмы.
В воздухе возникло неожиданное, стремительное движение, как будто на пути молнии завертелся исполинский водоворот - из потоков Света выныривали по призыву своего былого Властелина мельчайшие частицы Тьмы, рассеянные, совершенно бессильные в одиночку; однако заклятие Ракота заставило их собраться вместе, закрыв путь стремительному полету зеленого пламени.
Столкновение их отозвалось неистовым воем и свистом рассекаемого раскаленными обломками воздуха. Прянувшая в самую середину щита молния разорвала его, разнесла в мелкую пыль, от создания Восставшего не осталось и следа - но и оружие Дальних, хоть и продолжило свой полет, но уже очень ослабленным. И хотя никто из нас троих не мог больше ничего ему противопоставить - я был занят большой волшбой Великого Молота, Ракот, покрывшись потом, сжимал себе виски, пытаясь справиться со страшной головной болью, какой всегда отзывается в Маге крушение его защитных барьеров, Сигрлинн же вообще не могла сейчас колдовать, - Пламя Дальних большого вреда не причинило. Рухнуло еще кое-что из уцелевшего, бастион и две башни, но камни сейчас меня не волновали. Если удастся довести План до конца, крепостные стены Хединсея нам вообще не понадобятся.
На эльфийских кораблях готовили штурмовые мостики; на носах сгрудились высокорослые воины в сверкающих драгоценных доспехах, из-под лучившихся звездным отблеском шлемов струились мягкие золотистые волосы.
Навстречу им из-за крепостных зубцов не вылетело ни одной стрелы, ни одного камня; воины моего Ученика были надежно укрыты, слуги Ракота медленно пятились - они испокон веку не выносили эльфийской магии и старались держаться от нее подальше, если не имели противоположных распоряжений своего Хозяина.
Усилием воли я вгонял страшный молот все глубже и глубже; трещали и лопались невидимые скобы и скрепы, удерживавшие в неподвижности пласты Упорядоченного;
спавшие многие тысячелетия чудовища просыпались в заброшенных логовах, вырываясь на свет, сея вокруг себя смерть и разрушение; в необитаемых Мирах рушились горы и реки выходили из берегов; я весь дрожал, меня бросало то в жар, то в холод, мой Талисман содрогался в такт судорожным биениям перенапрягшегося сердца - и, наконец, все мое существо словно пронзило острой иглой, заставив меня застонать от непереносимой боли, - молот сокрушил последнюю преграду, проложив моим заклятьям дорогу к логову Истинного Огня.
Боль была такая, что я ослеп и оглох, утратив способность говорить; в чувство меня привел Ракот - весьма неделикатным, однако действенным способом, а именно, сильным ударом в скулу.
- Быстрее! - сжала кулаки Сигрлинн. По ее волосам вновь текли струйки золотых искр - ярость придавала ей силы. - Зачерпывай огня и лепи из него шар!
Лепи из него шар! Легко сказать, да трудно сделать. Невольно я восхитился ее мастерством, потребовавшимся, чтобы создать Пламенную Чашу: Истинный Огонь не желал подчиняться ничьим приказам, он яростно бился в стены магической клетки, языки его неистово бросались на невидимую нить, тянувшую эту клетку вверх; мое заклятье едва-едва выдерживало их неистовый напор.
Передовые корабли эльфов достигли прибрежных камней; выдвинулись штурмовые мостки, шеренги стройных воинов под развевающимися голубыми знаменами молча устремились на приступ.
Я лепил шар из Истинного Огня - а пласты Реальности уже затягивали страшную рану, нанесенную им чудовищным молотом, созданным мной по замыслу Сигрлинн;
в моем распоряжении имелась только одна возможность покончить с шаром Дальних - создать второй снаряд у меня не хватило бы ни времени, ни сил.
Истинное Пламя обратило в пепел одно мое заклятье, другое, третье; я менял их с быстротой карточного фокусника - невероятный темп для Мага, где каждая волшба требует самое меньшее пяти-шести секунд.
Эти заклятья создала Сигрлинн - один Читающий, наверное, смог бы ответить, сколько вариантов отбросила она, прежде чем подыскала более или менее действенные. Мысленно - и в более спокойной обстановке - я бы искренне ей поаплодировал.
Не сразу, но мне удалось создать некое подобие огненного шара, готового к полету. Я был выжат, обессилен - а передовые группы штурмующих эльфов уже карабкались по полуразрушенным бастионам Хединсея.
Ракот нервно хрустнул пальцами. Ему не терпелось отдать своим слугам команду к контратаке, и я хорошо понимал его: еще несколько минут - и Перворожденные доберутся до моего заклинательного чертога.
Вторая молния, на сей раз куда сильнее прежней, сорвалась с поверхности шара Дальних, подплывшего совсем уже близко; в ту же секунду вокруг нас начало странно меняться само время. Я уловил невиданные возмущения в доселе спокойных его потоках; Великая Река, текущая от будущего к прошлому, взволновалась и забурлила. Дальние взялись за нас всерьез.
Однако их зеленое пламенное копье не одолело и четверти пути, как навстречу ему устремился созданный мной огненный шар, рожденный из частицы Истинного Пламени. Я помогал его полету всеми известными мне Ускоряющими Заклинаниями; вдобавок пришлось нацелить его на устремившуюся к нам молнию.
Нельзя сказать, что полет огненного шара являл собой какое-то грандиозное зрелище. Внешне он ничем не отличался от клуба обычного пламени - однако от него исходила такая сила, что и я, и Сигрлинн, и даже Ракот невольно отшатнулись, прикрывая глаза ладонями от жгучего, пронзающего света.
Зеленая молния прянула в мой снаряд и исчезла в нем - лишь блеск Истинного Пламени стал еще ярче.
Видимо, Дальние в последний момент сообразили, что к чему, - Читающий даже уловил начальные такты каких-то их защитных Заклятий, однако было уже поздно. Сияя, точно маленькое солнце, шар из Истинного Огня врезался в самую середину зловещего корабля Дальних. Вьющиеся, светящиеся зеленым спирали расступились перед ним, как будто-в испуге, и вновь сомкнулись. Несколько мгновений, показавшихся мне одними из самых страшных в жизни, с шаром Дальних ничего не происходило.
Эльфы, не встретив сопротивления и, верно, подозревая ловушку, приостановились; вид же пламенного болида, ударившего прямо в шар их союзников, и вовсе заставил их замереть.
А потом зеленая оболочка шара Дальних лопнула; сила вспышки была такой, что обычные Смертные на нашем месте немедленно бы ослепли; потоки яростного пламени, закрученного в тугие смерчи, обрушились на берег острова, обращая в пепел тысячелетние каменные глыбы;
облака взметнувшегося пара поднялись до небес. Сила столкнулась с силой - и они взаимно уничтожили друг друга.
Еще не отгремел тяжкий грохот чудовищного взрыва, а Ракот уже скомандовал наступление. Среди клубов пара разворачивались серые легионы призраков; драконы сорвались с острых вершин, устремляясь вниз; над поверхностью вновь появились щупальца кракенов.
Однако Перворожденные не собирались продолжать этот бой. Им явно не улыбалось оказаться в одиночестве против всей мощи Хединсея; и они, отгоняя самых храбрых и дерзких драконов тяжелыми белооперенными стрелами, в полном порядке начали отход. Ракот щадил своих слуг - эльфийская стрела, попав в глаз, разит насмерть любого дракона, - а эльфы умеют сбить на лету муху в полной темноте.
Я облегченно вздохнул. Хотя сил колдовать почти не осталось, я не мог не выяснить кое-каких деталей и потянулся мыслью к изукрашенным длинным челнам Перворожденных.
Их предводителя я нашел очень скоро: высокий эльф в богатом вооружении стоял на носу самого стройного и изящного корабля в середине боевых порядков флота. Он поднял голову в лазоревом шлеме с открытым забралом;
огромные миндалевидные глаза небесно-голубого цвета глянули мне прямо в душу - он отлично видел меня по переброшенному мосту мыслей.
- Мы не дадим тебе мира, Хедин Разрушитель, - медленно произнес он прекрасным, чарующим, музыкальным голосом, которым куда лучше было бы петь или признаваться в любви, но не отдавать команды к приступу.
- Погоди, преславный, - попытался возразить я. - Ты напал на мои владения внезапно, без объявления войны, хотя я никогда не становился тебе поперек дороги. Внезапное нападение вовсе не в чести у твоих сородичей - оно, скорее, подходит людям или гоблинам. Быть может, мне будут предъявлены четкие претензии, и мы сможем уладить дело без кровопролития?
- Не старайся. Маг, - покачал головой Перворожденный. - Не пытайся вытянуть из меня нужное тебе. Я не скажу, ни как мы вступили в союз с Дальними, ни что мы рассчитывали получить от этого, ни что думали по этому поводу Молодые Боги и Великий Орлангур. Утешься тем, что мы полагали тебя менее могущественным.
- Если вы решите отойти от острова, я не стану ни нападать на вас, ни преследовать, - сказал я. - Если у вас есть причины воевать со мной, то у меня их нет.
- Скоро у целого Мира появятся веские причины воевать с тобой, - посулил мне эльф, опуская забрало. - Прекратим этот разговор. Пусть за нас говорят наши мечи. А если хочешь посостязаться в чародействе - что ж, у нас найдется, чем тебя удивить.
Мысленный мост рухнул. Собравшись тесными группами, встав спина к спине и локоть к локтю, эльфы держали наготове луки и стрелы, прикрывшись небольшими треугольными щитами, богато изукрашенными сапфирами и изумрудами. Мне оставалось либо сбросить их в море, либо все же договориться с ними - ибо я по-прежнему не понимал, что побудило их к выступлению.
Конечно, сперва следовало бы убрать отсюда Сиг-рлинн - нечего ей глазеть на мое колдовство, но, увы, времени уже не оставалось.
- Хедин! Что мы мешкаем? - повернулся ко мне Ра-кот. - Они постучатся в ворота твоей цитадели через несколько минут!
По сошедшим вплотную эльфийским кораблям к почерневшим от огня и оплавленным скалам Хединсея быстро текли серебристые струйки эльфийских воинов - их предводитель не терял времени, пользуясь нашим замешательством. Еще немного - и они оседлают берег; выбить их оттуда будет стоить большой крови.
Сигрлинн тем временем отступила к стене, насколько позволяла длина магической цепи, второй конец которой оставался зажатым в кулаке Ракота. Губы ее искривила саркастическая ухмылка - быть может, она надеялась, что мечи Перворожденных принесут ей свободу?
Я поспешно перебирал в уме оставшиеся у меня возможности; нечто по-прежнему удерживало меня от массовой бойни. Магию Драконов Времени, как уже говорилось, я берег для Молодых Богов; мысль невольно обратилась к испытанному, верному оружию - Огненному Заклятью. Талисман умножил мои силы, я мог дольше продержать волшбу в действии и рассчитывал, что Пламенная Стена заставит эльфов отступить без боя.
Самые дальние корабли Перворожденных уже опустели - воины подтягивались ближе к берегу, переходя с одной палубы на другую.
И тогда словно некий гигант встряхнул багряным занавесом, разворачивая его от неба до моря; ярко-рыжие крутящиеся столбы огня, перевитые черными прожилками дыма, быстро слились в одну сплошную стену. Мое испытанное оружие надвигалось с тыла на эльфийский флот; невыносимый жар погнал корабельные команды прочь с дальних судов; уже затрещали в огне узорные кормовые весла, последние гребцы и кормчие покидали обреченные корабли...
До этого мгновения все шло по моему замыслу. Я хотел сжечь несколько десятков пустых кораблей, после чего вновь попытаться вызвать эльфов на переговоры.
Однако оказалось, что и предводитель эльфов не бросал слов на ветер, когда говорил, что у них найдется, чем меня удивить. С флагманского корабля внезапно прямо в небо шагнула гигантская призрачная фигура - точное подобие начальствующего над Перворожденными. Читающий заскрипел мне в сознание деталями заклятья, но я и сам уже ощутил толчок холодной силы - словно в лицо мне ударил комок колючего снега.
Прежде чем я или Ракот успели предпринять хоть что-то, Призрак Предводителя замахнулся гигантским боевым топором, тускло блеснувшим мертвенным, бледным светом; лезвие рухнуло, распоров мою Огненную Завесу сверху донизу; отдача разрушенной волшбы швырнула меня на пол, и я не смог удержать заклинание. Бессильные остатки моего пламени умерли в шипении клубов пара. Еще несколько мгновений - и все было кончено; команды эльфийских кораблей бодро бросились тушить пожары.
- Вот это да! - ошарашенно пробормотал Ракот, протягивая мне свободную руку и помогая подняться. - Но уж теперь-то я могу атаковать?!
Я встал. Что ж, удивляться тут нечего: Перворожденные, похоже, тщательно изучили мои магические приемы и излюбленные боевые заклятья, и, конечно, от их внимания не ускользнуло, что именно Огненным Заклятьем я оборонял остров во время первого штурма. Ну что ж... Я предлагал вам мир, Перворожденные. Я не хотел вашей крови и ваших смертей. Мне нечего делить с вами, но вы сами выбрали свою участь.
- Начинай, Ракот, - спокойно сказал я, погружая обе руки в пламенную колонну Талисмана, чувствуя, как новые силы жаркой волной прокатываются по истомленному телу.
- Давно бы так, - довольно ухмыльнулся бывший Владыка Тьмы и поднял руку с широко расставленными пальцами, готовыми сжаться в кулак, дав тем самым последний сигнал...
Сигрлинн внезапно шагнула вперед, с силой ударив Ракота по уже поднятой руке:
- Остановись! Остановись или же здесь не останется камня на камне!
- В чем дело, забери тебя Тьма?! - взревел разъяренный Ракот, отталкивая от себя волшебницу.
- Глупцы! - презрительно прошипела она. - Я не желаю погибать из-за вашей тупости! Ведь если только первым погибшим в этой битве окажется эльф, из крепостей Перворожденных будут выпущены на свободу Дети Грома; они сроют остров до основания и пожрут всех его обитателей, не исключая и Магов!
Дети Грома... Как и Алчущие Звезды, они давным-давно не показывались в Зримом Мире. Подобно гончим псам Замка Всех Древних, они считались непобедимыми, и меня порой занимал вопрос: что будет, если эти две неодолимые силы в один прекрасный день сойдутся между собой в открытом бою? Когда-то я занимался Детьми - в пору своего увлечения эльфами и их магией, - но тогда чада Грома не показались мне особенно страшными противниками.
- Молодые Боги на сей раз готовы влить в Детей Грома свою мощь, - словно услыхав мои мысли, продолжала Сигрлинн. - Поэтому Перворожденные так самоуверенны. Уж я-то знаю, я сама творила Заклятый Коридор от Обетованного!
Сердце мое подпрыгнуло, я с трудом удержал радостный возглас. Я знал, я знал, у меня было предчувствие, что в слоях защиты Обетованного должна появиться хоть самая незначительная, самая ничтожная прореха. И она
появилась; Заклятый Коридор являл собой наш шанс - наш, быть может, единственный шанс. Пусть я пока не знаю, как к нему подобраться, но это уже не столь важно. Быть может, ложный амулет пригодится и здесь...
- Так что же, Хедин? - первый раз за все время штурма растерялся Ракот.
- Атакуй, но очень осторожно, - распорядился я, вызвав нервный смех Сигрлинн и кривую усмешку Ракота.
- Боюсь, у моих это не получится, - заметил он. Его кулак наконец сжался, и мы услышали неистовый боевой рев даже сквозь толстые стены Цитадели. Слуги Ракота дождались приказа.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Маяк Хаагард
Володихин Дмитрий
Маяк Хаагард


Володихин Дмитрий - Дети Барса
Володихин Дмитрий
Дети Барса


Березин Федор - В прицеле черного корабля
Березин Федор
В прицеле черного корабля


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека