Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

любят и называют просто "крысами". Среди них есть водяные, древесные и
пустынные виды, большинство из которых совсем не изучено. Ведь зоологи
здесь в основном американцы, а у них к опоссумам отношение неприязненное,
потому что единственный живущий в Штатах представитель этой группы мало у
кого может вызвать симпатию.
Наутро мы вышли в море на маленьком катере и после нескольких часов
прыжков по волнам достигли острова. Его называют "Галапагосы для
бедняков", потому что экскурсия сюда стоит всего 20 $, зато здесь можно
увидеть почти такие же эффектные колонии птиц, как и на архипелаге.
Семь видов птиц поделили между собой остров и нигде не гнездятся
вместе, хотя в других местах они успешно соседствуют. Под обрывами селятся
фаэтоны; на крутых, поросших деревом palo santo (Pursera graveolens)
склонах - фрегаты; на высоких "лаврах" (Cordia) - грифы-индейки; а на
пологих холмах дальше от берега - олуши.
Самые многочисленные - дымчато-серые синелапые олуши (Sula nebouxii),
которые расхаживают словно в ярко-голубых или сиреневых сапожках. Их
гнезда - круглые вытоптанные площадки, окруженные несколькими прутиками.
Здесь они танцуют во время ухаживания, а потом выводят пушистых белых
птенцов. На острове их около ста тысяч пар. Под кустами в неглубоких
круглых ямках сидят большие бело-черные масковые олуши (S. dactylartra). К
каждому гнезду ведет "взлетная полоса" - короткая тропинка, протоптанная
тяжелой птицей при взлетах и посадках. На низких кустах гнездятся
краснолапые олуши (S. sula). Они белого или светло-кофейного цвета с алыми
лапами и голубым клювом. Эти три вида избегают конкуренции, потому что
ловят рыбу на разном расстоянии от берега (дальше всех летают краснолапые,
а ближе всех - синелапые).
На узких выступах скалы, где с обеих сторон уходят вниз серебряные от
гуано обрывы и всегда дует сильный ветер, живут волнистые альбатросы. Их
здесь всего пять пар, и это единственная колония, кроме основной на
Галапагосах. Пока альбатрос сидит на земле, это удивительно смешная птица
с грустными черными глазами, длинным клювом, нескладными (в буквальном
смысле - их никак не удается нормально сложить) крыльями и неуклюжей
походкой. Но стоит ей взлететь, как она превращается в быстрый и
маневренный планер с узкими двухметровыми "несущими плоскостями". Птенец
альбатроса на острове в это время был всего один - ком легкого темного
пуха размером с очень большую подушку. А рядом другая пара только
собиралась обзавестись потомством и танцевала. Они кружились на одном
месте, стоя лицом к лицу, расправив крылья и вытянув к небу клювы, под
собственную "музыку" из трубных нот и посвистывания.
Поныряв на коралловой банке вместе с сотнями рыб-бабочек (Chaetodon),
мы поплыли дальше в море, чтобы посмотреть на китов-горбачей (Megaptera
novaeangliae).
Каждый год они собираются в этих водах и весело проводят время, без
конца выпрыгивая из воды и исполняя друг другу свои песни. Зачем они
прыгают, никто не знает, но зрелище фантастическое, особенно если подойти
совсем близко. Огромная черная туша вылетает из воды, вращаясь вокруг
своей оси, и валится плашмя, размахивая длинными, как крылья, белыми
грудными плавниками. При этом в лодку выплескивается не меньше тонны воды,
а грохот стоит такой, что его слышно за сотни метров. Мы видели и одного
белого кита, но довольно далеко. У хозяина катера был маленький гидрофон,
так что нам удалось послушать песни китов, похожие на музыку Шнитке,
прокрученную с замедлением.
На обратном пути мы встретили выпрыгивающего из воды шестиметрового
ската-манту (Manta birostris), косяк мелких китов-гринд и дельфинов
Stenella, но видели их только мы с кэпом, потому что туристы с непривычки
укачались и лежали на дне в луже, не имея даже сил перегнуться через борт,
так что я снова имел возможность пообедать за пятерых.
Мокрые и продрогшие, мы выползли из лодки на пляж, и к ночи я уже
добрался до города Manta ("Скат"). Именно здесь жили отважные мореходы, в
X-XIV веках достигавшие на бальсовых плотах Мексики и Чили. Но сейчас в
Манте ничего интересного нет, так что я тут же двинулся дальше. Заросшие
похожими на бутылки капоковыми сейбами (Ceiba pyntandra) холмы сменились
низкорослыми лесами, и вкоре автобус достиг Bahia de Caraquez - города в
устье реки San Vincente.
Было уже за полночь, так что я решил скоротать время до рассвета на
мягком песочке под бетонной набережной. Рядом росло дерево с большими
синими цветами, вокруг которого тучей вились маленькие летучие мышки. Они
то и дело забирались в цветы и копошились там, объедаясь нектаром. Я
прилег на песок и долго смотрел на черную реку и огоньки на том берегу.
Ночные птицы - цапли, авдотки и северные кулики - ходили взад-вперед вдоль
кромки берега, прокрадываясь мимо через правильные интервалы времени. В
пять утра прилив согнал меня с теплого пляжа, и тут я обнаружил, что возле
дерева нет ни одной летучей мышки, а его цветы печально и беззвучно
осыпаются один за другим.


За рекой зона воздействия холодного течения кончается - там нет больше
холодных туманов, зато много дождей и растут влажные леса. Но я туда не
поехал, а ограничился вылазкой на крошечные мангровые островки Islas de
Fragatos посередине реки.
Когда-то почти все побережье Эквадора окаймляла полоса мангровых
зарослей шириной от ста метров до десяти километров. Но несколько лет
назад здесь начали строить пруды для разведения креветок, и в течение
короткого времени от мангр остались рожки да ножки. Было создано несколько
"мангровых" заповедников, которые постигла типичная для здешних мест
судьба. Сейчас креветочный бизнес гибнет - ведь для разведения надо
собирать молодь креветок, а размножаются они как раз в манграх. В Серро
Бланко американские биологи пытаются восстановить заросли, но результаты
их героических усилий пока довольно скромные.
В отлив Острова Фрегатов - действительно два песчаных островка,
поросших красными манграми (Rhizophora). Всевозможные цапли, ибисы, кулики
и чайки бродят по отмелям, собирая мелкие ракушки. Но вот начинается
прилив - и в считанные минуты над водой остаются лишь сами деревья,
стоящие на пучках ходульных корней, а вскоре - только их густые зеленые
кроны, словно лес растет прямо в воде.
А на вершинах деревьев гнездятся великолепные фрегаты. Их тут около
пяти тысяч пар, плюс пушистые белые птенцы в гнездах. Черные с фиолетовым
отливом на спине самцы и черно-белые самки морских разбойников парили в
небе на длинных крыльях, ссорились из-за веток для гнезд, гонялись за
другими птицами и не обращали никакого внимания на людей. Одинокий самец
большого фрегата, отличающийся зеленой спиной, грустно сидел на самом
высоком дереве. А самцы-хозяева гнезд то и дело исполняли спектакль под
названием "место занято, приглашается подруга жизни с серьезными планами
на будущее". Они запрокидывали голову и раздували огромный ярко-алый
горловой мешок, похожий издали на причудливый качающийся фонарик.
На следующий день в городе ожидались выборы "банановой королевы" (так
здесь называют конкурс красоты), но я не стал дожидаться этого
увлекательного мероприятия и уехал обратно на юг, в царство туманов. За
Гуаякилем началась пограничная зона, и мне пришлось пройти через восемь
проверок документов и шмонов, прежде чем я добрался до городка Huaquillas
на самой границе (Эквадор, впрочем, считает, что граница проходит на 35
километров южнее). Здесь я поспал немного под кустом и на рассвете,
перейдя границу, оказался в похожем на Уакийяс как две капли воды
перуанском пограничном городке Tumbez. Передо мной простиралась на 3600
километров огороженная ледяной стеной Анд береговая пустыня, которую я
должен был преодолеть, чтобы добраться до заснеженной Патагонии.

Не грусти, я вернусь очень скоро,
Не скучай, время быстро промчится.
Возвращайся в наш солнечный город,
А со мной ничего не случится.
Для тебя там горячая ванна,
И домашний уют, и подруги,
А меня ждут холодные страны,
Ледники, перевалы да вьюги.
Только зря я тебя утешаю:
Знаю сам, что там грустно и скучно,
Ветер голые ветки качает
И дождем сыплют низкие тучи.




Глава пятая. Холодные тропики
Колледж иезуитов имени Св. Игнатия Лойолы проводит конкурс красоты на
звание "Мисс Христианская Любовь". Заявки на участие в конкурсе
принимаются в часовне Св. Марии Египетской.
Плакат на автобусной остановке в г. Сечура

Панамериканское шоссе проходит вдоль всего побережья Перу, почти точно
совпадая с древней дорогой инков. Этот участок трассы выгодно отличается
от эквадорского обилием дорожных знаков и указателей. Почти сразу после
пересечения границы сухие леса сменяются пустыней, тянущейся между океаном
и Андами до Центрального Чили. В северной части этой полосы, называемой


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Город мясников
Сертаков Виталий
Город мясников


Корнев Павел - Повязанный кровью
Корнев Павел
Повязанный кровью


Афанасьев Роман - Эксперимент
Афанасьев Роман
Эксперимент


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека