Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора


5. РАЙ
...И вот перед ним купол. Приникшее к земле чужеродное тело, которое
решительно не сочеталось с пурпурной мглой Юпитера, испуганное творение,
сжавшееся в комок от страха перед огромной планетой. Существо, бывшее
некогда Кентом Фаулером, смотрело на купол, широко расставив крепкие ноги.
Чужеродное тело... Как же сильно я отдалился от людей. Ведь оно
совсем не чужеродное. В этом куполе я жил, мечтал, думал о будущем. Его я
покинул со страхом в душе. К нему возвращаюсь со страхом в душе.
Меня обязывает к этому память о людях, которые были подобны мне до
того, как я стал другим, до того, как обрел жизнерадостность, бодрость,
счастье, недоступные человеку.
Байбак коснулся его боком, и душу Фаулера согрело веселое дружелюбие
бывшего пса, осязаемое дружелюбие, и товарищество, и любовь, которые, надо
думать, существовали все время, но о которых Фаулер не подозревал, пока он
оставался человеком, а Байбак - псом.
Мозг уловил мысли пса.
- Не делай этого, дружище, - говорил Байбак.
- Я обязан, Байбак, понимаешь, - ответил Фаулер чуть ли не со стоном.
- Для чего я вышел из купола? Чтобы выяснить, что же такое на самом деле
Юпитер. Теперь я могу рассказать им об этом, могу принести долгожданный
ответ.
"Ты обязан был сделать это давным-давно, - произнес мысленный голос,
неясный, далекий человеческий голос откуда-то из недр его юпитерианского
сознания. - Но из трусости ты все откладывал и откладывал. Ты бежал,
потому что боялся возвращаться. Боялся, что тебя снова превратят в
человека."
- Мне будет одиноко, - сказал Байбак, сказал, не произнеся ни слова,
просто Фаулеру передалось чувство одиночества, послышался раздирающий душу
прощальный звук. Как будто его сознание и сознание Байбака на миг слились
воедино.
Он стоял молча, в нем поднималось отвращение. Отвращение при мысли о
том, что его снова превратят в человека, вернут ему неполноценное тело,
неполноценный разум.
- Я пошел бы с тобой, - сказал Байбак, - но ведь я не выдержу, могу
при этом умереть. Ты же знаешь, я совсем одряхлел. И блохи заели меня,
старика. От зубов пеньки остались, желудок не варил. А какие ужасные сны
мне снились. Щенком я любил гоняться за кроликами, теперь же во сне
кролики за мной гонялись.
- Ты останешься здесь, - сказал Фаулер. - Я еще вернусь сюда.
"Если смогу убедить их, - подумал он. - Если получится...
Если сумею им объяснить."
Он поднял широкую голову и проследил взглядом череду холмов,
переходящих в высокие горы, окутанные розовой и пурпурной мглой. Молния
прочертила в небе зигзаг, озаряя мглу и облака ликующим светом.
Медленно, неохотно он побрел вперед. На крыльях ветра прилетел
какой-то тонкий запах, и он вобрал его всем телом, точно кот, катающийся
по кошачьей мяте. Нет, не запах, конечно, просто он не мог подобрать
лучшего, более точного слова. Пройдут годы, и люди разработают новую
терминологию.
Как рассказать им о летучей мгле, что стелется над холмами? О чистой
прелести этого запаха? Какие-то вещи они, конечно, поймут. Что здесь не
ощущаешь потребности в еде и никогда не хочешь спать, что нет ничего
похожего на терзающие человека неврозы. Это они поймут, потому что тут
вполне годятся обыкновенные слова, годится существующий язык.
Но как быть с остальным - со всем тем, что требует новой лексики? С
чувствами, которых человек еще никогда не испытывал? С качествами, о
которых он и не мечтал? Как рассказать о небывалой ясности ума и остроте
мысли, о способности использовать весь мозг до последней клеточки? Обо
всем том, что здесь само собой разумеется, но чего человек никогда не знал
и не умел, потому что его организм лишен необходимых свойств.
"Я напишу об этом, - сказал он себе. - Сяду и, не торопясь, все
опишу."
А впрочем, слово, запечатленное на бумаге, тоже далеко не совершенное
орудие...
Над кварцевой шкурой купола выступал телевизионный иллюминатор, и
Фаулер доковылял до него. По иллюминатору бежали струйки сгустившейся
мглы, поэтому он выпрямился перед ним во весь рост.
Сам-то он все равно ничего не разглядит, зато люди внутри купола
увидят его. Люди, которые ведут непрерывные наблюдения, следят за бушующей
стихией Юпитера, за неистовыми ураганами и аммиачными дождями, за
стремительно летящими облаками смертоносного метана. Ведь людям Юпитер
представляется только таким.


Подняв переднюю лапу, он быстро начертил на влажной поверхности
иллюминатора буквы, написал задом наперед свою фамилию.
Они должны знать, кто пришел, чтобы не было ошибки. Должны знать,
какую программу закладывать. Иначе его могут преобразовать в чужое тело.
Возьмут не ту матрицу, и выйдет из аппарата кто-то другой: юный Ален, или
Смит, или Пелетье. И ошибка может оказаться роковой.
Аммиачный дождь сначала размазал, потом вовсе смыл буквы. Маузер
написал их снова.
Уж теперь-то разберут. Прочтут и поймут, что вернулся с отчетом один
из тех, кого преобразовали в скакунов.
Он опустился на траву и быстро повернулся к двери преобразовательного
отсека. Она медленно отворилась ему навстречу.
- Прощай, Байбак, - тихо вымолвил Фаулер.
Тотчас в мозгу зазвучало тревожное предупреждение:
"Еще не поздно! Ты еще не вошел. Еще можешь передумать. Повернуть
кругом и бежать."
Мысленно скрипя зубами, он решительно пошел вперед. Ощутил
металлический пол под ногами, почувствовал, как позади него закрылась
дверь. Уловил напоследок обрывок мыслей Байбака, потом воцарился мрак.
Перед ним была камера преобразователя, и он направился к ней вверх по
наклонному ходу.
"Человек и пес уходили вдвоем, - подумал он, - и вот теперь человек
возвращается."

Пресс-конференция проходила успешно. Текущая информация содержала
одни приятные новости.
Да-да, сообщил репортерам Тайлер Вебстер, недоразумение на Венере
полностью улажено. Достаточно было представителям сторон встретиться и
побеседовать вместе. Эксперименты по жизнеобеспечению в холодных
лабораториях на Плутоне протекают нормально. Экспедиция к Альфе Центавра
стартует, как было предусмотрено, вопреки всем слухам о том, что она будто
бы срывается. Коммерческий совет скоро выпустит новый прейскурант на ряд
предметов межпланетной торговли, устраняющий некоторые несоответствия.
Ничего сенсационного. Никаких броских заголовков. Ничего потрясающего
для "Последних известий".
- Тут Джон Калвер попросил меня напомнить вам, господа, - продолжал
Вебстер, - что сегодня исполняется сто двадцать пять лет с того дня, как в
Солнечной системе было совершено последнее убийство. Сто двадцать пять лет
без единого случая преднамеренного лишения жизни.
Он откинулся в кресле, изобразив улыбку, хотя в душе с содроганием
ждал вопроса, который неминуемо должен был последовать.
Однако они еще не были готовы задать этот вопрос, сперва полагалось
выполнить некий ритуал, без которого не обходилась ни одна
пресс-конференция.
Берли Стефан Эндрюс, заведующий отделом печати "Межпланетных
новостей", прокашлялся, словно собираясь сообщить нечто важное, и спросил
с наигранной торжественностью:
- А как наследник?
Лицо Вебстера просияло.
- На уик-энд полечу домой, к нему, - ответил он. - Вот игрушку купил.
Он взял со стола что-то вроде маленькой трубы.
- Старинная выдумка... Говорят, точно, старинная. Совсем недавно
начали выпускать. Подносите к глазу, крутите и видите прелестные узоры.
Там перекатываются цветные стеклышки. У этой штуки есть специальное
название...
- Калейдоскоп, - живо вставил один из репортеров. - Я про него читал.
В одном историческом труде об обычаях и нравах начала двадцатого века.
- Вы уже смотрели в него, мистер председатель? - поинтересовался
Эндрюс.
- Нет, - ответил Вебстер. - По правде говоря, только сегодня
приобрел, да и занят был.
- И где же вы его приобрели, мистер председатель? - спросил кто-то. -
Я тоже не прочь подарить моему отпрыску такую штуковину.
- Да тут, за углом. Магазин игрушки, вы его знаете. Как раз сегодня
поступили.
Ну вот, можно и закругляться... Еще несколько шутливых замечаний,
потом пора бы вставать и расходиться.
Однако они не уходили. И он знал, что так просто они не уйдут. Ему
сказали об этом внезапная тишина и громкое шуршание бумаг, призванное
смягчить ее натянутость.
А затем Стефан Эндрюс задал вопрос, которого Вебстер так опасался.
Хорошо еще, что Эндрюс, а не кто-нибудь другой... Он всегда держится более
или менее доброжелательно, и его агентство предпочитает объективную
информацию, не переиначивает сказанное, как это делают некоторые любители


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Пленники Пограничья
Сертаков Виталий
Пленники Пограничья


Белов Вольф - Чистильщик
Белов Вольф
Чистильщик


Посняков Андрей - Перстень Тамерлана
Посняков Андрей
Перстень Тамерлана


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека