Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

поскорее отправить его отсюда! Если бы он даже выехал с небольшими
средствами и должен был бы экономить, то ему не будет во вред. Я
предпочитаю, чтобы он испытал смолоду нужду, чем приучился к
расточительности.
Говоря это, она опустила глаза и, покраснев, умолкла.
- Все это было бы великолепно, - возразил доктор, - если бы это
действительно было бы необходимо. Вы позволите мне говорить прямо? Для
молодого человека, вступающего в свет и ищущего связей в обществе, всегда
очень много значит, если он ни в чем не нуждается и располагает хоть
какими-нибудь средствами. Наибольшие таланты не заменят того, что требует
от него свет, и по чему будут его судить.
- Но я ничего не могла больше сделать для сына, потому что и сама
ничего не имею! - возразила вдова, и по выражению ее лица видно было, что
ей дорого стоило это признание.
- Вот в этом вы ошибаетесь, - медленно выговорил доктор.
- Как ошибаюсь? Кто же знает об этом лучше меня самой? - с горьким
смехом сказала она.
- Значит, вы должны знать и о том поручении, которое дал мне
егермейстер, - так же медленно продолжал доктор.
- Что же это за загадка?
- Будучи больным, покойник мне продал одну драгоценность, которую он,
по его словам, получил в наследство от прадеда.
Егермейстерша перекрестилась. Клемент казался смущенным и
рассерженным.
- Какая драгоценность? Что вы говорите? - прервала вдова. - Я не знаю
ни об одной; а если бы у него, действительно, было что-нибудь подобное,
неужели он скрыл бы это от меня?
- Но ведь не думаете же вы, что я лгу? - живо воскликнул доктор. -
Это был большой сапфир, вделанный в запонку и окруженный бриллиантами,
камень очень большой и стоивший больших денег; егермейстер говорил мне,
что эту последнюю семейную драгоценность, унаследованную им от деда,
бывшего с Собесским под Веной, он долго берег и не хотел расставаться с
ней, но в конце концов был вынужден это сделать...
- Что вы мне там рассказываете! - крикнула егермейстерша.
Доктор обиделся.
- Вот это великолепно! - воскликнул он почти гневно. - Желая услужить
приятелю, я сам попал в беду. Камень с запонкой я продал, а деньги привез
вам. Делайте с ними, сударыня, что вам будет угодно! Знали вы об этом или
нет, но я не хочу и не стану присваивать себе чужую собственность.
Говоря это, доктор живо вынул из кармана жилетки три свертка и гневно
бросил их на стол.
Горячий румянец выступил на лице егермейстерши, взгляд ее, казалось,
пронизывал доктора, брови нахмурились.
Не говоря ни слова, она так смотрела на него, что Клемент смутился.
- И вы думаете, сударь, - медленно заговорила она голосом, в котором
звучала боль и горечь, - что вы меня проведете этой сказкой? Я восхищаюсь,
доктор, твоей наивностью и удивляюсь твоему непониманию меня. Эту шутку я
понимаю и знаю, от кого она идет; а, если не сержусь на тебя, добрый мой
друг, то только потому, что ты, действительно, был всегда верным другом и
ему, и мне в тяжелые минуты жизни.
Но, пожалуйста, не рассказывай мне об этом сапфире Паклевских!
Покойник сто раз повторял мне, что его дед не привез из Вены ничего, кроме
раны и седла, стремена которого казались ему золотыми, когда он их брал, а
оказались позолоченной медью; если бы Паклевские имели такой сапфир, то
уже давно проели бы его!
Она рассмеялась.
- Но я ведь не лгу вам, - возразил растерявшийся доктор.
- Лжешь, дорогой приятель, - отвечала вдова, - и денег этих я не
возьму.
Она опять густо покраснела.
- Я знаю, от кого они присланы, - закончила она, оживляясь, - я не
дотронусь до них. Делай со своими сапфирами, что тебе вздумается. Прошу
тебя об этом.
Клемент стоял совершенно смущенный и растерянный.
- Но ведь и я не могу взять этих денег, - пробормотал он, наконец.
- Отдай их, кому знаешь! - воскликнула егермейстерша. - Подари, если
хочешь, или просто выброси. Если бы я до них дотронулась, они обожгли бы
мне ладони...
Она выговорила это с такой страстью, что Клемент в отчаянии упал в
кресло. Оба помолчали. У вдовы слезы стояли на глазах.
- Несчастная моя судьба! - тихо заговорила она, не глядя на доктора.
- Я должна бросать милостыню людям в лицо! Как это больно и страшно!..
Клемент, ни слова не отвечая, подошел к столу и, взяв свертки, с
недовольным видом запрятал их в карман.
- Отдам их в госпиталь, - пробормотал он.



- Кому хочешь, - отвечала вдова.
Доктор держал уже шляпу в руке и готовился уйти, но ему неприятно
было оставлять вдову одну в таком состоянии духа.
- Ну, не сердитесь же на меня, - сказал он, беря ее руку. - Если я
поступил опрометчиво, но только потому, что видел там сокрушение, печаль и
истинное чувство, и я не мог противиться.
Егермейстерша иронически засмеялась, повторяя:
- Печаль, сокрушение, истинное чувство! Ах, прошу вас, не говорите
мне этого. Вы так заботитесь о моей судьбе, дайте же мне успокоиться.
То, что я имею с этого несчастного Борка, хватит мне на жизнь даже
при самом плохом хозяйничье. Правда, я прежде была приучена к другой
жизни; но теперь - кусок хлеба, немного молока... и больше мне ничего не
надо. А это у меня есть... Платья я донашиваю старые; и надеюсь, что когда
они совсем износятся, то не будут мне уже нужны, а воспоминания, которые я
в них ношу, потеряют свою горечь и забудутся...
Теодор должен собственными усилиями выбиться наверх; или, или... -
она замолчала и задумалась.
- Может быть, Господь Бог не всегда карает детей за грехи родителей и
смилуется над ним...
Я знаю Теодора: у него доброе сердце; но я больше боялась бы для него
богатства, чем бедности. Это красивая головка могла бы легко закружиться.
И, покраснев, она опять прервала себя.
- Да, да, так и будет лучше всего. Отец Елисей говорит, что надо
заботиться, но не надо слишком тревожиться и огорчаться.
Клемент поцеловал ей руку и вышел потихоньку, сильно смущенный,
бормоча себе под нос какие-то французские проклятия, как будто облегчая им
тяжесть, давившую грудь.
Кабриолет его покатил прямо в Белосток к занимаемому им дому. В этот
день во дворце, несмотря на то, что многие уже уехали, все еще было много
народа, и когда Клемент явился к ужину, по-видимому, желая поговорить с
гетманом, он только после ужина смог протиснуться к нему.
Гетман еще за ужином пристально смотрел в его сторону, словно надеясь
прочесть что-либо в его лице, а когда они после ужина оказались рядом, он
отвел доктора в сторону и спросил:
- Я вижу по выражению твоего лица, что у тебя ничего не вышло.
- Уж не знаю, по моей ли вине, за что и почему, но я встретил только
брань и неприятность, а вместо утешения причинил боль и огорчение -
словом, ничего не добился.
- А история с сапфиром? - прервал его гетман.
Клемент только пожал плечами.
Гетман нахмурился.
- Ваше превосходительство отклонили мою мысль, которая была во сто
раз удачнее, а теперь ее уже нельзя привести в исполнение. Надо было
выслать деньги из Вильна или из Варшавы - все равно откуда - но непременно
в виде возврата долга, от неизвестного.
Гетман задумчиво смотрел куда-то в сторону.
- Что же она думает делать с сыном? - спросил он.
- Его уже нет! - воскликнул Клемент.
- Как так? Но что же случилось?!
- Ах! - сказал доктор. - После вчерашней его эскапады в Хороще она
так перепугалась и рассердилась, что не позволила ему остаться даже до
рассвета. Он рано утром, выехал в Варшаву.
Браницкий рассеянно слушал.
- Можно найти и там средство как-нибудь незаметно для него придти ему
на помощь, - сказал он.
- После явно обнаруженной мной неловкости в таких делах, я уже не
берусь за это, - сказал Клемент.
- А я не хочу никого другого.
Говоря это, гетман дружески протянул ему руку.
- Дорогой Клемент, прошу тебя, обдумай это, найди способ... Сделай,
что хочешь. История с сапфиром была мною придумана, и ответственность за
неуспех падает на меня. Но скажи, почему она не хотела верить в сапфир?
Мне казалось, что все так хорошо обдумано!!
- Кроме того, что мы не знали, что этот самый дед, сопутствовавший
Собесскому, как раз жаловался, что привез из Вены только раны да
позолоченные стремена, которые он принял за золотые...
Разговор, вероятно, продолжался бы, но в это время приблизился с
одной стороны староста Браньский, а с другой пробирался к гетману его
секретарь Бек. Оба они, казалось, караулили гетмана и перегоняли один
другого, чтобы поскорее занять его внимание. При дворе Браницкого оба они
соперничали за влияние на гетмана, по наружному виду казались очень
дружными между собой, а на самом деле неустанно старались подставить друг
другу ножку и навредить один другому.
О них рассказывали, что оба они питали слабость к табакеркам и
сверткам с деньгами, которые посетители очень ловко забывали у них в


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - майордом
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - майордом


Березин Федор - Красный рассвет
Березин Федор
Красный рассвет


Контровский Владимир - Колесо Сансары
Контровский Владимир
Колесо Сансары


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека