Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

тогда - тогда я лежал на полу, сброшенный Придатком Чэном, ринувшимся к
двери. Впервые мой Придаток ослушался приказа...
За окном жалобно звенела Волчья Метла и лязгали невидимые Тусклые -
темный страх ночного Кабира; в дверях выглядывал из-за кушака своего
Придатка тупой шут Дзюттэ, и бессильная ярость захлестнула меня от острия
до навершия рукояти, делая клинок теплым и чужим.
- Мерзавцы! - бросил я Дзюттэ и Детскому Учителю. - Позор
Блистающих!..
Они не ответили.
Зато ответил их Придаток.
Впервые я видел Придатка, почти умевшего говорить на языке Блистающих
- языке ударов и выпадов, мелких подготовительных движений и отвлекающих
маневров, языке подлинной Беседы. Если бы Дзю или хотя бы Детский Учитель
были бы в этот момент обнажены - я бы понял, я бы не удивился, потому что
и сам зачастую ощущал Придатка Чэна своим продолжением, частью себя
самого...
Но здесь было что-то иное, неизвестное, здесь был Придаток, умеющий
Беседовать без Блистающего.
На долю секунды я отвлекся, забывшись от изумления - и вот уже
Придаток Чэн лежит на полу, скорчившись от боли, а Детский Учитель семьи
Абу-Салим в зловещем молчании вылетает из-за кушака своего странного
Придатка, описывая короткую дугу, грозящую закончиться у горла Придатка
Чэна.
Нет. У горла эта дуга не закончилась бы. Она бы прошла дальше.
- Руби! - истерично расхохотался Дзюттэ Обломок. - Руби, Наставник!..
Если бы я в этот момент был в руке Придатка Чэна!.. ах, если бы я был
там... и пусть все шуты, все Детские Учителя Кабира, все Тусклые Эмирата
попытались бы остановить бешеного Единорога!..
- Руку! - вне себя закричал я, забыв, кто из нас Блистающий, а кто -
Придаток. - Руку, Чэн!
И рука отозвалась. Нет, я по-прежнему валялся на полу, но на миг мне
почудилось, что непривычно холодные и твердые пальцы стискивают рукоять,
что они тянутся ко мне через разделяющее нас пространство, что я вновь
веду Придатка Чэна в стремительном танце Беседы...
А еще мне захотелось тепла. Тепла плоти Придатков, расступающейся под
напором моего клинка.
- Руку!..
Я хотел эту руку, словно это действительно была не часть Придатка, а
отторгнутая часть меня самого; я хотел объятия этих пальцев, как не хотел
никогда ничего подобного; мысленно я уже свистел в душном воздухе комнаты,
плетя паутину Беседы вокруг подлеца, невесть как ставшего Детским
Учителем...
И Детский Учитель промахнулся. Раз за разом он пролетал мимо, как
будто в руке Придатка Чэна на самом деле был я, Единорог во плоти; и
вокруг моего смеющегося Придатка метался взбешенный маленький ятаган,
полосуя пустоту, пока я не дотянулся до вожделенной руки, или это рука
дотянулась до меня, или это мы оба... - и холодные пальцы умело и бережно
сомкнулись на рукояти.
Это был лучший выпад в моей жизни.
Лучший еще и потому, что я, Мэйланьский Единорог, визжа от упоения, в
последний момент успел опомниться. Да, я направлял руку, но и рука
направляла меня, и чудом я успел извернуться, минуя выпученный глаз чужого
Придатка и вонзаясь в плотную ткань тюбетейки, а затем - в дерево дверного
косяка.
Да, это был лучший выпад в моей жизни.
Я не совершил непоправимого.
Но клянусь раскаленным горном-утробой Нюринги, я был слишком близок к
этому...
- Во имя клинков Мунира! - где-то далеко внизу прошелестел голос,
который мог быть голосом только Дзюттэ Обломка. - Наставник, мы сделали
это!.. ты слышишь, Наставник - мы...
А потом их Придаток упал, придавив собой обоих Блистающих.
...Дверь открылась. Падая, Придаток Дзюттэ и Детского Учителя задел
внутренний засов, сбрасывая его с крюков, и толчок снаружи распахнул дверь
настежь. Я увидел тех, кто толпился в коридоре, и понял все, коротким
движением высвобождаясь из деревянного наличника.
Понял.
Все.
Там была Волчья Метла, целая и невредимая, там был эсток Заррахид и
шипастый Гердан - хозяин кузницы, и волнистый Малый Крис-подмастерье, тот,
что со змеиной головой на рукояти; там были гигант-эспадон Гвениль и
Махайра Паллантид - короче, все комедианты, разыгрывавшие за окном веселое
представление, фарс о несчастной разветвленной пике и ужасных Тусклых,
фарс для одного-единственного зрителя, для дурака Дан Гьена, отказавшегося
сменить испорченного Придатка и поверившего в невозможное...


Они успели. Успели вовремя захлопнуть дверь, сразу после того, как
огромный Придаток Гвениля мощным рывком выдернул из комнаты
бесчувственного Придатка Дзюттэ и Детского Учителя, вместе с обоими
Блистающими - и вновь лязгнул засов, на этот раз внешний.
О, они успели - видно, Небесные Молоты еще не отбили им полный срок,
этим хитроумным Блистающим и их Придаткам - но я успел почувствовать их
ужас, когда Мэйланьский Единорог, Придаток Чэн Анкор и его рука...
Когда мы двинулись на них.
И мое острие уперлось в запертую дверь, а двери в этом доме были
сработаны на совесть.
Только тогда до меня дошло, что Придаток Чэн держит меня в правой
руке.
И когда я вздрогнул от запоздалого понимания - стальные пальцы начали
медленно разгибаться один за другим, опять становясь тем, чем и были.
Мертвым металлом.
Латной перчаткой.

Вот так оно и было.
...Сейчас я вытянулся во всю длину на матовой поверхности стола,
Придаток Чэн сидит рядом, опустив на грудь отяжелевшую голову, а стальная
рука его лежит всем своим весом на моей рукояти.
Просто - лежит.
И ночь за окном постепенно уходит в небытие, туда, куда рано или
поздно уходят все наши дни и ночи.
О чем думал я в эту ночь?
Сперва... о, сперва мысли мои вспыхивали и разлетались во все
стороны, как искры от клинка, рождающегося под молотом! Я уже думал о том,
что сделаю с обманувшими меня друзьями и предателем-дворецким; я
представлял себе Волчью Метлу, умоляющую о прощении; в моих горячечных
видениях почему-то вставал пылающий Кабир и гнедой жеребец, несущий меня
мимо развалин... а руку в латной перчатке пронзал слабый трепет, когда
что-то теплое и сладко пахнущее стекало по моему клинку...
Вот это ощущение и вернуло мне ясность мыслей. Потому что никогда
кровь Придатков не струилась по Единорогу.
Никогда.
Не мог я этого помнить.
Зато это помнила стальная перчатка, касавшаяся меня. Нет, в ней не
было жизни, и когда металлические пальцы все-таки смогли стиснуть мою
рукоять - это нельзя было назвать самостоятельной жизнью. Я даже не знал,
сумею ли я заставить эти пальцы повторить то, что произошло совсем
недавно.
Это была не жизнь.
Это была - память.
Память латной перчатки о тепле и мощи руки, некогда заполнявшей ее;
память о шершавой обтяжке рукояти того Блистающего, чье тело словно
вырастало из чешуйчатого кулака; память...
Просто я очень хотел, чтобы это случилось. А она - она вспомнила, как
это случалось раньше. И когда я потянулся к ней через время и расстояние -
моя жизнь на мгновение вросла в ее память, оживляя неживое.
Чудо, которого я ждал и которое обрушилось на меня внезапно, подобно
летней грозе - сейчас я уже не знал, хочу ли я его, этого чуда, и если
нет, то сумею ли отказаться.
Потому что я помнил ярость, вспыхнувшую во мне; ярость и жажду,
темную теплую жажду, и ужас Блистающих по ту сторону порога.
Потому что я краем души прикоснулся к чужой памяти, памяти новой руки
Придатка Чэна; память старой латной перчатки, части того одеяния, что
некогда звалось "доспехами"...
Потому что я понял - как это случалось раньше.
Забыть? Отказаться от коварного подарка судьбы?..
А как же небо над турнирным полем? Падающее на меня небо, и полумесяц
Но-дачи в нем?!
А Тусклые? Тусклые - и убитые Блистающие, и ждущий Шешез Абу-Салим, и
отчаянный Пояс Пустыни, Маскин Седьмой из Харзы?..
А моя, моя собственная память о случившемся?
Нет. Я не сумею отказаться от этой руки. Я не буду от нее
отказываться.
...Осторожно, едва-едва слышно я потянулся к стальной руке-перчатке -
и сквозь нее, дальше, через спящие слои ее памяти, обходя их, не тревожа
чуткий покой, словно я подзывал Придатка, еще не зная - зачем, еще
раздумывая, сомневаясь...
И вскоре почувствовал, как что-то тянется мне навстречу с другой
стороны.
Что-то?
Кто-то.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Земляной Андрей - Один на миллион
Земляной Андрей
Один на миллион


Браун Дэн - Утраченный символ
Браун Дэн
Утраченный символ


Каменистый Артем - Практикантка
Каменистый Артем
Практикантка


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека