Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

толковый помощник -мощный прибор, под названием "сортер", многократно
усиливающий силу мозгового воздействия или пси-атаки - тоже термин оттуда. А у
Петра - только он, Петр, и есть. А это страшно тяжело...
И вдруг он ощутил, что ему помогают. Кто-то второй существует в мозгу
"пациента", кто-то робко, по-ученически влез в "гольф" и не стал сразу бить по
шарам клюшкой, а принялся подавать эти клюшки игроку. Если сказать по-людски -
усилил воздействие Петра, наложил свою пси-атаку на его. И стало легче. И дело
быстрей поехало. И ушли опасения - мешавшие, кстати, "гольфу", отвлекавшие, -
что ученики не поймут друг друга, не договорятся, не станут пусть не друзьями,
но непременно - партнерами. И когда Петр понял, что Иешуа - в порядке, что он
снова стал самим собой - знающим, умеющим, сильным, волевым, продолжать
бессмысленно, - Петр отключился, посидел пару секунд с закрытыми глазами, пряча
силу, гася ее, утишая, а потом открыл их и сказал:
- Спасибо, Йоханан. Я горжусь тобой. А теперь поговори с Иешуа.
И Иоанн ответил:
- Конечно, поговорю, Кифа. Нам есть о чем поговорить.
Он впервые назвал Петра не привычным - Учитель, Раввуни, а по тому имени,
которым Петр здесь себя сам называл. "Петрос" - камень по-гречески. Значит,
по-арамейски - Кифа. Кольнуло что-то внутри? Нет, подумал Петр, ничто не
кольнуло. Период ученичества закончен. Нет больше учителя и учеников, есть
партнеры, соратники. А по определению Учитель - вот он: сидит напряженно,
медленно приходит в себя. И то верно: пси-атака - штука серьезная, реальные
пациенты вышеназванных психиатров сутки от нее отходят, а Иешуа - практически
сразу.
И еще облегченно подумал Петр: счастье, что не матрица виной... И тут же
мелькнуло: а если все же, все же?..
Они говорили долго. Почти до рассвета. Петр не вмешивался. Просто слушал.
Да и никому из них не требовалось его вмешательства. Сами все оговорили,
взвесили, отмерили, по местам расставили. Они - не соперники, они - соратники.
Иоанн остается, Иешуа уходит. Иоанн продолжает начатое, Иешуа идет дальше.
Придет срок - они объединятся. Они сразу узнают, когда срок придет. И тогда
Иешуа станет впереди, а Иоанн будет рядом, но - вторым. И сила двоих станет
общей силой.
И страшной силой, подумал Петр. Только не станет. Не назначено так. Но
пусть их! Они пойдут порознь, но будут чувствовать себя вместе - до той поры,
пока один не уйдет совсем. Как назначено.
И еще подумал Петр: странно, что ему не нашлось места в образовавшемся
союзе сил. Забыли сгоряча?..
Не стал напоминать.
А между тем пришла пора уходить - для Иешуа. Петр собирался задержаться, а
если честно - вернуться в Службу: дела были. А если совсем честно - не хотелось
тащиться по пустыне четверо суток. Он встретит Иешуа в Назарете.
- С тобой пойдет мой ученик, - сказал Иоанн Иешуа. - Он тоже из обители,
правоверный ессей. Но слушал меня и понимал меня. Я знаю, ты найдешь себе
спутников сам, но не отказывайся от первого. Ему нечего делать в обители, ему
тесно там. Он умеет думать и может смотреть вперед.
- Я возьму его, - согласился Иешуа. - Как его имя?
- Ашер. Сам из Галиля, а родители умерли. Он очень сильный и мужественный.
Мужественный? По-гречески - Андреус. Иначе - Андрей. Один из будущих
апостолов? Странно, подумал Петр, что Иоанн ничего ему не сказал о том, что
собирается кого-то послать с Иешуа. Петр знал Ашера. Хороший парень.
Действительно сильный... Иоанну нужен свой человек в окружении Иешуа?..
Положа руку на сердце, Петр начинал опасаться ученика. А если еще
куда-нибудь руку положить, то можно бы и поймать себя на крамольной мысли:
славно для дела, что однажды один уйдет совсем...
ДЕЙСТВИЕ - 2, ЭПИЗОД - 3
ИУДЕЯ, ДОЛИНА РЕКИ ИОРДАН, 24 год от Р.Х.. месяц Шеват
Иешуа и Ашер отправились в путь, когда солнце, буквально протиснувшись
сквозь низкие январские облака, подсветило и реку, и зелень на берегу, и камни
- подсветило, но не согрело. Для "согрело" - рано еще. Зима.
Петр пообещал догнать путников, попрощался с ними, а сам полегоньку
собрался в Иерусалим: там, в Нижнем городе, в давно купленном доме, в
вырезанном в известняке подвале или подземелье - уж как ни назови, так все
верным окажется, - Техники в свое время смонтировали приемный блок для
тайм-капсулы. На всю Израильскую землю таких блоков было всего два: этот, в
Иерусалиме, и второй - неподалеку от Назарета, Каны, Капернаума, в пещере на
склоне Фавора. Не исключено - там, где впервые высадился Шестой, Петр не знал
точно.
Он простился и с Иоанном, ему-то как раз ничего не обещая. Мол, возникнет
надобность - увидимся, ты знаешь, где я буду, там я сейчас нужнее. Иоанн все
понял или сделал вид, что понял, но никак внешне не рефлексировал: его, похоже,
успокоил долгий разговор с Иешуа. Или не успокоил - примирил с неизбежным.
Неизбежное привычно толпилось у воды, терпеливо ждало процесса. Иоанн столь же



привычно разделся, вошел в холодную воду Иордана и начал ожидаемый процесс
Посвящения. Который день по счету?.. Сколько людей прошло через эту зимнюю
купель?.. Сотни? Пожалуй, за тысячу перевалило. Сколько из них пойдет за
Христом, Помазанником, официально - кто усомнится в слове Иоанна? - названным
так вчера народу? Говоря книжно - декларированным. Сегодня - нисколько не
пойдет. Сегодня только весть вперед побежит - о том, что Мессия наконец-то
явился. И примут ее к сведению. И будут ждать доказательств: никто нигде и
никогда не верил декларациям. Раз Мессия, Машиах - докажи. Предъяви силу.
Подари чудо...
В общем, логично, считал Петр. Но за чудесами как раз дело не станет.
Какое там первое? Где?.. Если ничего не изменится - через несколько дней, в
Кане Галилейской. И дальше - по писаному...
Он еще раз бросил взгляд на реку, подождал, не обернется ли Иоанн. Тот не
обернулся. Не до того. И Петр, не торопясь, пошел в сторону Великого города -
это недалеко, часа три хорошего ходу, И еще через час он окажется в Службе, а
там - горячий душ, сауна, ионный массаж, шелковые простыни на постели, Гайдн
или Малер в квадропространстве комнаты... Представил все это и даже засмеялся.
Вслух. Этакий местный одержимый бесом. О чем размечтался? Действительно -
смешно. Петр понимал, что все перечисленное сейчас не имеет для него никакой
реальной ценности - даже в воспоминаниях. Человек - существо неприхотливое, как
бы он ни хотел иного. Он легко привыкает к отсутствию горячей воды, к
однообразной пище, к неудобному, подчас холодному ночлегу. Он - ментально! -
легко делает окружающее своей жизнью и не ищет иной. Разве что в первые минуты,
часы или дни - у кого как. И для Петра сейчас не было ничего удобнее, чем его
не слишком свежая, но хорошо обношенная туника, или кутонет по-местному, его
меиль, длинная темно-коричневая безрукавка и сверху - плащ или, точнее, мантия
- теплая, в полы которой запрятано немало нужных технических штучек.
Действительно нужных - из будущего. Вот без них - это как без рук. Но чего о
них беспокоиться? Они - здесь. Всегда с собой. И он сам - здесь. И ему хорошо
здесь. Он здесь - дома. И пусть кому-то сие странным покажется - плевать.
Сказано в Законе Моисеевом: "всякое место, на которое ступит нога ваша, будет
вашим". Так оно и есть, все верно. Этот мир - его место. А остальное
действительно - от лукавого.
Он легко поднялся на склон и - замер в удивлении. Было от чего. Навстречу,
далекая еще, метрах в пятистах отсюда, двигалась к реке процессия. Впереди шли
латники, если уместно использовать "чужой", римский термин. В любом случае это
были вооруженные короткими копьями и маленькими круглыми кожаными щитами люди -
в коротких красных юбках, в кожаных же нагрудниках, в наколенниках, в
остроконечных кожаных шлемах. Похожи на римлян, но не римляне: те имели право
на ношение мечей, да и щиты у них были большие, прямоугольные, и доспехи
металлические. А эти скорее - дворцовая стража. Так, вероятно, и было: они
приближались, и Петр видел, что позади них четыре здоровенных мужика тащат на
плечах нечто вроде паланкина, деревянного, богато украшенного золотом. И сзади
шла стража.
Кто это? Зачем?..
Петр резко развернулся и побежал вниз к воде - предупредить Иоанна,
скорей, скорей. Но тот сам что-то, видно, почувствовал, повернул голову к
западу, прислушался. Буквально прислушался, хотя процессия позади Петра шла
тихо. Петр встретился глазами с Иоанном, поймал просьбу: останься, не уходи
пока, я не слышу, кто это...
Впрочем, тревоги в мыслях ученика не обнаружилось.
А Петр начал дергаться: он-то как раз остро чувствовал опасность, ее
болотный запах просто заполнил, заполонил окружающее пространство, воздух
болотным духом пропитался. И не понимал Петр - откуда это. Он тоже не слышал
ничего тревожного оттуда - из этой компактной группы воинов-стражников, даже из
паланкина тоже ничего тревожного не слышалось, а ведь кто-то там сидел. Иначе:
он не мог объяснить внезапно и страшно возникшее чувство опасности, оно шло
откуда-то из подсознания, откуда-то из-за объяснимых пределов его
паранормальности. Да, были и необъяснимые. Они проявлялись редко, но всегда
оттуда, из-за этих пределов, приходили точные сигналы. И нечего искать
объяснений: раз есть сигнал опасности, значит, опасно.
Вопрос: кому? Или для кого?
В любом случае поход в Иерусалим временно откладывается. Он не может уйти
и оставить Иоанна одного - каким бы тот великим и могучим себя ни считал.
Иоанн лишь на мгновение отвлекся от Посвящения паломников, когда процессия
появилась на склоне и начала спускаться к воде. Глянул лишь и - вернулся к
старику в белой рубахе, пожелавшему очиститься перед долгой дорогой в Царство
Божье. Привычно окунул его в реку, привычно провел пальцами по лбу и лицу,
стирая, сбрасывая в воду дурные помыслы, привычно что-то говорил ему, неслышное
Петру.
А процессия достигла берега. Стражники остановились, тяжело и часто дыша:
видимо, темп путешествия был высок. И здоровяки осторожно опустили паланкин на
траву. Петр впервые видел подобное средство передвижения, не встречалось оно
ему в землях Израилевых. Казалось, оно пришло откуда-то с далекого востока, а
может, даже из другого времени, где-то читал он о том, вон даже термин


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Глуховский Дмитрий - Сумерки
Глуховский Дмитрий
Сумерки


Сертаков Виталий - Останкино 2067
Сертаков Виталий
Останкино 2067


Шилова Юлия - Заблудившаяся половинка, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Заблудившаяся половинка, или Танцующая в одиночестве


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека