Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

они учили его говорить всегда и везде. Был праздник, гости сидели за
столом, он вышел из спальни, где прихорашивалась перед зеркалом мать, и
на шутливый вопрос, что там делает твоя мама, серьезно ответил: "Красит
щеки губной помадой".
Гости захохотали, появилась мать с натянутой улыбкой и румянцем, за-
бивающим помаду, весело сказала, что он все перепутал, но потом на кухне
отвесила подзатыльник.
Какое разочарование было третьим, Сергей не помнил. То ли старшие
мальчишки под предлогом испытания смелости и умения писать склонили его
изобразить на цементном полу подъезда неприличное слово, а потом, пока
двое держали его под руки, чтобы не стер, третий позвал родителей: "Пос-
мотрите, что ваш Сережа написал", то ли Моисей, поклявшись страшными
клятвами, что вернет, взял посмотреть чудесный из черной пластмассы -
большая редкость по тем временам - подаренный бабушкой пистолет и неожи-
данно убежал вместе с любимой игрушкой, то ли... Разочарований приходи-
лось переживать все больше и больше, Сергей потерял им счет. Одни прохо-
дили безболезненно, другие наносили глубокие раны, повзрослев, он понял,
что самый верный способ избежать их вообще - не очаровываться, и зако-
вался в броню скепсиса и сарказма, будто предчувствуя, что самое
горькое, перевернувшее всю его жизнь разочарование еще впереди.
До семи лет мир Элефантова делился на две неравные половины. Первая
ограничивалась высоченными, покрытыми золотым и серебряным накатом, пот-
рескавшимися стенами, стертым желтым паркетом и бурым, с громоздкими
лепными украшениями потолком. Двадцать восемь квадратов жилплощади неод-
нократно подвергались перестройке, и о прошлом квартиры можно было су-
дить по заложенным и вновь пробитым дверям, неудобствам планировки да
неистребимому запаху коммуналки.
Здесь негде было играть и прятаться: жили тесно, углы и простенки
плотно заставлены разномастной обшарпанной мебелью, в чулане размещалась
фотолаборатория, даже заглядывать в которую Сергею строгонастрого запре-
щалось. Запреты вообще пронизывали всю детскую жизнь Элефантова и мешали
развиваться и шалить в гораздо большей степени, чем скученность и тесно-
та. Запреты и постоянно царящая в семье атмосфера тревожной напряженнос-
ти.
Мать Сергея закончила ветеринарный институт, его рождение совпало с
моментом распределения, и много лет спустя, сопоставив эти обстоя-
тельства, Сергей пришел к выводу, что обязан своим появлением на свет ее
отвращению к сельской глубинке и боязни любых животных крупнее кошки.
Прав он был или нет - сказать трудно, но факт остается фактом: Ася Пет-
ровна, благополучно избежав распределения, осталась на кафедре ассистен-
том, лелеяла мысли об аспирантуре, а когда выяснилось, что научную стезю
ей не одолеть, пристроилась в отраслевую лабораторию, здорово напоминаю-
щую эффективностью проводимых исследований контору "Рога и копыта", где
всю жизнь составляла таблицы, чертила диаграммы эпизоотии крупного рога-
того скота и видела бодливых коров, кусачих баранов и лягающихся лошадей
только на цветных плакатах, где они преимущественно изображались в раз-
резе.
Однажды, правда. Асе Петровне пришлось две недели провести в непос-
редственной близости от настоящих животных, и еще два года она с ужасом
вспоминала об этом.
А было так: кафедра проводила исследование эффективности новой вакци-
ны и Асю Петровну послали в глубинку собирать материал. Она предусмотри-
тельно взяла с собой пятилетнего Сергея, и у того воспоминание о жизни в
деревне навсегда врезалось в память яркими красочными обрывками.
...Вечером с пастбища гонят коров, женщины выстраиваются вдоль улицы,
ожидая; скорее это дань традиции, а не необходимость: животные прекрасно
знают свои дома, безошибочно сворачивают к нужным воротам, лбом открыва-
ют калитку и сами заходят во двор.
Оживленно, шум, гам, звяканье колокольчиков, мычанье... Солидно шест-
вует стайка гусей, вид у них грозный, и, чтобы они не подумали, что он
испугался, Сергей швыряет в вожака камнем. Гусак расставляет крылья, уг-
рожающе вытягивает шею, с шипением раскрывает клюв и гонится за ним.
Приходится бежать в спасительный двор, но гусак не прекращает преследо-
вания, сердце уходит в пятки, Сергей вбегает в сени и закрывает нижнюю
половину двери, опасаясь, что метровое препятствие не остановит рассер-
женную птицу. Но гусь удовлетворенно складывает крылья и вразвалку важно
удаляется.
На двуколке подъезжает мать, прощается с тетей Клавой, та взмахивает
вожжами. Ася Петровна видит, что Сергей ест цибулю - только что выдерну-
тую луковицу и круто посоленный хлеб - самый вкусный ужин на свете, но
это криминал, дома не миновать бы скандала, а здесь все по-другому, дети
тети Нюры, хозяйки, едят то же самое, и мать, улыбаясь, чмокает Сергея в
макушку...
...Жаркий полдень, слепни, матери нет, Сергей капризничает, тетя Нюра
отвлекает его: "Видишь, дедушка мимо пошел". Сергей решает, что дедушку



зовут Мимо. Хочется с ним познакомиться, дедушка живет страшно далеко -
через два дома, тетя Нюра разрешает: "Сходи, тут рядышком, дедушка хоро-
ший". Сергей, замирая, шагает по пыльной дороге, пугливо озирается, по-
дойдя к дому, нерешительно заглядывает сквозь дырку в заборе, дедушка
Мимо приглашает во двор, угощает помидорами с грядки, Сергей отказывает-
ся: немытое есть нельзя, заболеешь. Дедушка смеется и надкусывает поми-
дор: "Видишь, не болею".
Они подружились, дедушка Мимо удивлялся, что Сергей знает наизусть
много стихов, умеет рассказывать сказки, что он ходит в сандалиях: "Бо-
сиком надо, полезнее" - и в панамке от солнца. Как-то вышли в поле - зе-
леное, бескрайнее, деревня скрылась за косогором, кругом только ровная
колышущаяся зелень да яркое солнце. Сергей ощутил какое-то незнакомое
волнение, потом, много времени спустя, понял - чувство привольного прос-
тора. Хотелось бежать плавными огромными скачками, полубег-полуполет,
мчаться вперед, куда глаза глядят, долго бежать, до самого синего гори-
зонта. Попробовал, но поле только казалось ровным: под зеленью скрыва-
лись ямки, рытвины, сусличьи норы, Сергей упал, ощущение приволья пропа-
ло, хотя потом возвращалось во снах, да и наяву: когда на душе было
очень хорошо, Сергей стремительно несся по бесконечному упругому изум-
рудному покрывалу, приятно пружинящему под ногами. Как резвый, сильный,
немного дурашливый молодой конь...
И неприятное воспоминание оставила деревня: Сергей и дедушка Мимо
наткнулись на умирающего коня. Сергей сильно расстроился, а Мимо, пого-
ворив с хозяином, сокрушенно качал головой: "Загнал по пьянке, печенка
лопнула у коняги. У них сердце крепкое, а печенка послабее, чуть что -
трах и пополам!"
...Сергею казалось, он живет в деревне очень долго. Муж тети Нюры со-
орудил ему в тени трактор из чурбака и разбитого ящика, и он твердо ре-
шил стать трактористом, что веселило дедушку Мимо и тетю Нюру. Появились
друзья - несколько соседских пацанов, босоногих, исцарапанных, чумазых,
не понимающих, почему Сергей не ест с земли яблоки и груши.
Но однажды Ася Петровна привела Сергея в кабинет к строгой женщине с
седыми волосами, посадила рядом с собой на жесткий, обтянутый черной
клеенкой стул, и он, безуспешно пытаясь вытащить за большие блестящие
шляпки хоть один диковинный гвоздь, краем уха слышал слова: городской
мальчик, другой рацион питания, постоянный уход, похудел на два килог-
рамма...
Потом они с матерью шли к "пассажирке" - автобусу с выступающей мор-
дой радиатора и одной дверью впереди, которую водитель открывал длинной
блестящей ручкой, тетя Клава несла чемодан, жалела Сергея и обещала про-
вести все необходимые опыты и выслать результаты.
- Главное - соблюдать методику, - озабоченно поучала Ася Петровна.
На станции в ожидании поезда мать развеселилась, купила мороженое и
мечтательно сказала:
- Сейчас сядем в вагон, ту-ту, и больше нас в эту дыру не загонишь.
Сергей поинтересовался, кто и в какую дыру хочет их загнать, мать в
ответ рассказала сказку про теткупрофессоршу, которая копает в разных
далеких местах глубокие ямы и прячет туда непослушных детей, иногда
вместе с родителями.
Сказка произвела на Сергея удручающее впечатление, когда состав тро-
нулся, он тревожно выглядывал в окно: не бежит ли следом злая тетка-про-
фессорша.
Но оказалось, что она поджидала мать в городе, пыталась-таки загнать
ее в дыру, строила козни, решила зарубить, но Ася Петровна сумела избе-
жать все опасности и переселилась в комнату с муляжами коровы и лошади в
одну шестую натуральной величины, к цифрам и графикам.
Перемены не помешали Асе Петровне считать себя высокообразованной и
тесно причастной к большой науке, не сделавшей блестящей ученой карьеры
только из-за происков менее талантливых, но более пронырливых завистни-
ков.
Муж это мнение разделял и полностью поддерживал. Николай Сергеевич
Элефантов образования не имел, работал фотографом по договорам, часто
выезжая в сельские районы, допоздна возился в лаборатории, иногда прих-
ватывал "левые" работы или производил съемку на дому. Сергей не понимал,
чем "левые" работы отличаются от "правых", но знал, что следует опа-
саться каких-то финнов, которые могут обложить налогом, а потому нельзя
разговаривать с незнакомыми людьми, рассказывать кому-либо о занятиях
отца, приводить домой товарищей и даже возвращаться самому, когда у него
клиент.
Последний запрет был самым неудобным. Сколько раз Сергей, разгорячен-
ный беготней, был вынужден переносить жажду в то время, как другим паца-
нам ничего не стоило забежать домой и напиться. А однажды, когда он не в
силах больше терпеть, справлял нужду за сараями, его застукала дворничи-
ха и подняла крик на весь двор. Он чуть не сгорел от стыда и запомнил
свой позор на долгие годы, но по-прежнему соблюдал запрет, нарушив его


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Максимов Альберт - Русь, которая была - 2. Альтернативная версия истории
Максимов Альберт
Русь, которая была - 2. Альтернативная версия истории


Акунин Борис - Детская книга
Акунин Борис
Детская книга


Березин Федор - Пожар Метрополии
Березин Федор
Пожар Метрополии


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека