Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

аскетично, нередко голодал - не потому, что не мог заработать,
а потому, что не хотел зарабатывать себе живописью. Вел он себя
нетерпимо, не соглашался ни на малейшие компромиссы. Судя по
воспоминаниям его сестры, Евдокии Николаевны Глебовой,
обстановка его мастерской - она же жилище - была самая
спартанская. К другим художникам он относился в лучшем случае
критически, а чаще - просто не признавал. Опять же из-за своей
одержимости он но мог не отвергать все иные художественные
школы и направления. Только свою живопись он считал подлинной,
свою манеру считал революционной. Он не щадил своего здоровья,
не щадил близких, не замечал никаких лишений; единственное, к
чему была устремлена вся его натура,- живопись. Работать,
писать, рисовать, стоять у холста, искать новые приемы, способы
- это, и только ото, было способом его существования, это было
жизнью... Можно, конечно, уважать и чтить подобную
художническую преданность, но человечески симпатичного в ней
мало. А вместе с тем живопись Филонова поразительна. Значит,
что же - одержимость, фанатичность помогали ему? Великолепные
картины его, посвященные революции, петроградским рабочим,
проникнутые энтузиазмом, живописные в каждом малом кусочке
полотна,- все это получалось, несмотря на одержимость? Или
благодаря ей? Одержимость, значит, помогает таланту? Ничего в
ней нет плохого? Да и что, спрашивается, нам за дело до того,
какой ценой досталась Филонову эта красота, когда мы сегодня
любуемся его картинами. Так что же, чем плоха такая
одержимость, если она помогает художнику? Ведь то же самое
может быть и с ученым...
Важны результаты, открытие, добытая истина... Вроде бы все
так, но, почему-то уже без всяких доводов, мне по-прежнему
несимпатична, неприятна одержимость. Иногда, перебирая рисунки
Филонова, я мысленно благодарю его - и возмущаюсь, вспоминаю
его жизнь и отвергаю ее всей душой, и не могу понять, прав он
или не прав, и имел ли, вообще, человеческое право на это?
Письма были то немногое, чем Любищев мог практически
помогать людям. Возможность помочь делала его нерасчетливым, он
забывал о времени, выкладывался, не жалея себя. Его отзывы -
это, в сущности, пространные рецензии. Он делал их бескорыстно,
бесплатно. 'JH разбирал ошибки, находил сомнительные места,
спорил, он совершал работу редактора-правил, подсказывал,
советовал. К нему обращались малознакомые, вовсе незнакомые -
он не отказывал.
Масштабы его деятельности соответствовали целому
учреждению: "Главсовет", "Главпомощь", "Бюро научных услуг" -
что-то в этом роде. Кроме научных советов, были и нравственные.
Он не стеснялся выступать наставником, учить, требовать,
разбирать поступки. Лично для меня наиболее драгоценное в его
письмах - это нравственное учительство. Вот, например, он пишет
одному из своих корреспондентов:

"...О Чижевском - я не уверен, что Вы правы, скорее
склонен думать, что Вы не правы. Вы пишете: "Сейчас разобрался
в двух вещах: 1) чижевщина - т. е. связи эпидемических явлений
с солнечной активностью. Это чудовищное очковтирательство, на
каковое клюнуло Общество испытателей природы..." ...Чижевского
я читал немного (помню, целый том по-французски), просматривал
давно. Называть человека очковтирателем и проходимцем - значит
иметь уверенность в том, что все его данные безграмотны,
фальсифицированы и направлены для достижения личных, низменных
целей... Даже если его выводы сплошь ошибочны, его ни
очковтирателем, ни проходимцем назвать нельзя. Возьму для
примера такого автора, как Н. А. Морозов. Я читал его блестяще
написанные "Откровение в грозе и буре" и "Христос" (семь
томов). Морозов совершенно прав, когда пишет, что если бы
теории, поддерживаемые "солидными" учеными, получили бы такое
обоснование, как его, то они считались бы блестяще
доказанными... Но его выводы совершенно чудовищны: царства -
египетское, римское, израильское - одно и то же. Христос
отождествляется с Василием Великим, Юлий Цезарь - с
Константином Флором, древний Иерусалим не что иное, как Помпея,
евреи - просто потомки итальянцев... и проч. Можно ли принять
все это? Я не решаюсь, но отсюда не значит, что Морозов
очковтиратель и проходимец. Можно сказать, что Морозов собрал
Монблан фактов, но против него можно выставить Гималаи фактов.
Но ведь совершенно то же самое можно сказать, по моему



глубокому убеждению, и по отношению к дарвинизму. Дарвин и
дарвинисты действительно собрали Монблан фактов, гармонирующих
с их взглядами, но моя эрудиция позволяет мне сказать с
уверенностью, что дисгармонируют с дарвинизмом Гималаи, которые
все растут и растут..."


И далее:

"...Могут сказать, что дарвинизм все-таки приводит к
разумным выводам, а Морозов - к глупым... но не все работы
Морозова приводят к нелепым выводам. Очень высоко ценят химики
работу Морозова "Периодические системы строения вещества", где
он предвидел нулевую группу, изотопы и еще что-то. Это,
несомненно, был очень талантливый человек, но своеобразие его
жизни позволило развиться лишь одной стороне его дарования -
совершенно исключительному воображению - и, по-моему,
недостаточно способствовало развитию критического мышления. Как
же быть? Принять или отвергнуть Морозова? Ни то и ни другое, а
третье: использовать как материал для построения критической
гносеологии... Можно критиковать Чижевского, разобрав его
доводы и показав, что они ничего не стоят... Это означает
ошибочность взглядов Чижевского (как и ошибочность взглядов
Морозова), но не дает нам еще права называть его
очковтирателем. Но мне кажется, что Вы отвергаете Чижевского из
общих "методологических", как у нас говорят, соображений. Тут я
решительный Ваш противник. История точных наук в значительной
мере является борьбой сторонников "астрологических влияний"
(куда относятся Коперник, Кеплер и Ньютон), допускавших
действие небесных тел на земные явления, и противников
(наиболее выдающийся Галилей), полностью это отрицавших.
Классические астрологи ошибались, допуская возможность простыми
методами определять судьбу индивидуальных людей, противники их,
со скрежетом зубовным приняв астрологический принцип всемирного
тяготения, стараются дальше "не пущать". Последние годы
"астрологические принципы" как будто наступают: магнитные бури,
солнечные сияния, связь с эпидемиями чрезвычайно вероятна. Но
ведь эпидемии вызываются бактериями? Верно, но вспомним спор
Петтенкофера с Кохом: в опровержение гипотезы Коха Петтенкофер
выпил пробирку с холерными бациллами и остался здоров: опроверг
ли?"

Терпеливо, фактами и примерами, он поднимал нормы этики -
его этики. С ним спорили, на него обижались, и тем не менее
люди больше всего нуждались именно в нравственной его
требовательности. Более того, у меня было такое ощущение, что
нуждались в том, чтобы их осуждали, упрекали.
Пользуясь каждым случаем, Любищев требовал честного,
аргументированного спора, терпимости к инакомыслящим. Он был из
той редкой категории людей, с которыми спорить приятно. Начиная
бороться с серьезным противником, он старался усвоить
положительные стороны противника.

"Истинный ученый и искатель истины никогда абсолютной
уверенности не имеет (дело касается тех областей знания, где
есть споры), он пытается все новыми и новыми аргументами
добиться согласия своего противника не потому, что он чувствует
горделивое превосходство перед ним, и не из тщеславия, а прежде
всего для того, чтобы проверить собственные убеждения, и не
прекращает спора до тех пор, пока не убедится, что понял всю
аргументацию противника, что противник держится своих взглядов
не на основании строго объективных данных, а по причине тех или
иных предрассудков, и что, следовательно, дальнейший спор
бесполезен... Серьезный спор может быть кончен тогда, когда
автор может изложить мнение противника с той же степенью
убедительности, с какой его излагает противник, но потом
прибавить рассуждения, показывающие корни предрассудков
противника".

Правила по строгости своей и щепетильности напоминают чуть
ли не дуэльный кодекс. Если когда-нибудь подобрать выписки из


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Портрет кудесника в юности
Лукин Евгений
Портрет кудесника в юности


Куликов Роман - Игры ушедших
Куликов Роман
Игры ушедших


Березин Федор - Создатель черного корабля
Березин Федор
Создатель черного корабля


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека