Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Лоулезец остановился в недоумении, оглядываясь по сторонам. Наконец
он обнаружил в окне мое лицо и попытался улыбнуться. Улыбка вышла
сконфуженной, что было совсем непохоже на шумного и самоуверенного
Беловолосого.
- Привет, Чэн... Я все понял. Конечно, я передам эмиру. Только...
- Что - только?!
- Только, может, тебе лучше пока тут посидеть? Опасно сейчас в
городе... Да и рука у тебя... А эмиру я сообщу, ты не беспокойся!..
И Фальгрим быстро пошел прочь, странно ссутулившись, словно под
тяжестью своего эспадона.
Я не поверил. Я решил, что мир перевернулся. Фальгрим Беловолосый,
мой друг и постоянный соперник, но в первую очередь все-таки - друг, друг,
друг... ну не мог он сказать такое!
Не мог.
Но сказал.
И откуда от узнал о моей руке?
Или он совсем не то имел в виду?
Хотя с рукой-то как раз просто: небось, Друдл уже раззвонил по всему
Кабиру о свихнувшемся Чэне и его железной руке...
Впрочем, Фальгрим обещал-таки сообщить обо мне эмиру, и эта мысль
немного успокоила меня.
Как оказалось, напрасно - ни в этот, ни на следующий день за мной
никто не пришел.

Теперь мне казалось, что весь Кабир, все друзья, а, возможно, и Тот,
кто ждет меня в раю, - против меня. Я стоял у окна, с тоской глядя на
недосягаемую улицу...
И увидел Чин.
Чин!
Черный Лебедь Хакаса... и, похоже, она знала, где меня искать.
Знала...
И ответ на мой вопрос был написан на ее лице - грустном, но твердом.
Вот так мы стояли друг напротив друга, разделенные решеткой, а потом
я отвернулся, чтоб не видеть уходящую Чин.
Поговорили... улетай, лебедь.
Вот тогда-то я и напился по-настоящему. И бил рукой в стену, и срывал
с себя проклятое железо, и плакал, как ребенок, и уснул, и видел
кошмары...

...Похоже, я все-таки снова уснул, прямо за столом - потому что
проснулся от крика. Я не сразу сообразил, что происходит, я думал, что это
- очередной кошмар, к которым я уже начал понемногу привыкать.
Нет, это был не сон, и с улицы доносился яростный звон оружия - не
так, не так оно должно звенеть! - и крик.
Женский крик.
Чин!.. они добрались до нее!
Кажется, я закричал - нет, я завизжал так, что перекрыл шум и звон
оружия.
- Коблан! Кто-нибудь! На помощь! Выпустите меня, подонки! Там... там
убивают Чин! Коблан! Да где же вы все!..
И никто мне не ответил.
Я бросился к двери - и неожиданно она распахнулась, ударив меня, и на
пороге возник Друдл с идиотской улыбкой до ушей.

Проклятый шут ухмылялся в дверях, загораживая мне путь наружу - туда,
где в темноте ночного Кабира захлебывалась криком Чин Черный Лебедь!
В одно мгновение вся моя ненависть, вся боль последнего времени, вся
тщета бесплодных попыток обрести утраченную цельность - все то, что до
краев переполняло Чэна Анкора Безрукого, выгорело без остатка, как примеси
в чистой стали новорожденного клинка, неотвратимо устремившегося к цели.
И цель эта была - шут Друдл Муздрый!
Я кинулся на Друдла, стремясь врезаться в него всем телом и выбить в
коридор, как пробку из бутылки, но странным образом промахнулся и больно
ударился плечом о косяк. Дверь захлопнулась, лязгнул внутренний засов, и
шут радостно заплясал вокруг меня, хлопая в ладоши.
Полы его шутовского халата уже были предусмотрительно заправлены за
кушак, откуда выглядывали рукояти тупого граненого кинжала-дзюттэ и
ятагана для подростков.
- Как у Чэна-дурака заболят сейчас бока! - завопил он, возбужденно
скалясь. - Заболят сейчас бока от чужого кулака!..
Здоровой левой рукой я попытался дотянуться до засова, но Друдл
подпрыгнул, как-то по-крабьи выбрасывая ногу, и острая боль пронзила мой



локоть. Вслепую, наугад я отмахнулся правой - и железная перчатка ударила
в стену над головой присевшего Друдла, выбивая куски штукатурки. Твердый и
костлявый кулак шута чувствительно ткнулся мне под ребра, я попятился,
неловко подворачивая ногу, падая на пол...
И увидел над собой холодный блеск маленького ятагана в руке шута
Друдла.
Ах, напрасно он обнажил клинок, этот мудрый и проницательный шут,
этот расчетливый боец, предусмотревший все или почти все!.. напрасно,
напрасно, потому что тело мое само вспомнило прежние навыки, потому что
оно ничего не забывало, мое послушное тело, и пальцы левой руки машинально
сомкнулись в кольцо, поднося к губам невидимую чашу с горьким и хмельным
вином Беседы!
...Пол, твердый, как утоптанная множеством ног турнирная площадка,
моя последняя площадка, и - блеск чужого клинка надо мной... Значит, я
опять достоин удара меча?! Удара без снисхождения и жалости?!
Значит, у меня опять есть имя?!
Через секунду ятаган Друдла рубил смеющийся воздух, который звался
Чэном Анкором.
О, он был умелым со-Беседником, он был очень умелым со-Беседником,
мой злой гений, мой шут Друдл, и ятаган его был оригинален и остроумен,
задавая неожиданные вопросы и требуя мгновенных ответов - только все это
не имело сейчас никакого значения.
Абсолютно никакого.
- Чэн! - послышалось за окном, или не за окном, но посторонние звуки
обтекали меня, не затрагивая сути, не отвлекая, а я все купался в брызгах
стального водопада... Хмель ударил мне в голову, наследственный хмель
Анкоров Вэйских, и спокойная уверенность заполнила меня до краев, как
живая рука заполняет собой латную перчатку, согревая своим теплом мертвый
металл.
И когда ладонь моя наконец нащупала то, что было единственно
необходимым для нее - я завизжал страшно и радостно, и вместе со мной
завизжал Единорог, вонзаясь в дверной косяк и намертво прибивая к нему
восьмиугольную тюбетейку шута.
Непривычное и неприятное ощущение, крадучись, пробежало по самым
задворкам моего сознания и юркнуло в щель между неплотно пригнанными
досками забора, отгораживающего "Я" от "Не-Я". Я лишь успел заметить некую
раздвоенность, как если бы не одна моя воля вела руку в выпаде; как если
бы...
А потом я увидел глаза Друдла.
Слезы стояли в них, и там, за блестящей завесой, животный страх
смешался с человеческой радостью.
Совсем рядом с глазами шута моя рука сжимала рукоять меча.
Правая рука.
Железная.
Моя.
- Получилось, - одними губами выдохнул шут. - А я, дурак...
И сполз на пол, теряя сознание.



ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. МЕЧ И ЕГО ЧЕЛОВЕК

...Закаленный булатный меч,
Сотворенный для ратных сеч -
Он в крови не утрачивал злости,
Не тупился о белые кости,
Он на восемьдесят шагов
Удлинялся при виде врагов,
И при этом он был таков:
Острие - хитрей колдуна,
На ребре видны письмена,
Смертоносен его удар!..
Гэсэр

7
...До сих пор, когда я вспоминаю о случившемся, меня охватывает
страх.
И все-таки я - вспоминаю.
Я, Высший Мэйланя, прямой меч Дан Гьен по прозвищу Единорог, не
последний из Блистающих Кабира - вспоминаю.
Сейчас я лежу на столе и отблески свечей играют на моей полировке. А


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Два нуля
Афанасьев Роман
Два нуля


Шилова Юлия - Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть
Шилова Юлия
Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть


Никитин Юрий - Зачеловек
Никитин Юрий
Зачеловек


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека