Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Сидите.
Вася подъехал к деревянной решетке ворот с висячим замком, надавил капотом, ворота с хрустом распахнулись, сломав петлю с замком. Спустя короткое время машина была уже в балке за больницей, выехала на дорогу, обогнала троллейбус номер пять, переехала мост через реку, выскочила на площадь Есенина с драмтеатром и свернула на улицу Урицкого, на которой был расположен мединститут.
- Остановитесь у ресторана.
- Но ведь Уля, наверное, в институте...
- Я ее позвал.
- Каким образом? - Вася в недоумении глянул на по-деловому сосредоточенное и спокойное лицо Посвященного, встретил его дружелюбный взгляд с ироничной искоркой в глубине и все понял. Он остановил
"шестерку" у ресторана "Рязань", и в нее тотчас же села Ульяна, появившаяся словно ниоткуда, буквально из воздуха.
- Объясните, что происходит, мужчины. Доброе утро, Василий.
- Доброе утро, призрак. Нас... - Вася не договорил, заметив в зеркальце заднего вида появившиеся в конце улицы "Вольво" и "Ниссан". - Ах ты, мама моя! Вот они!
- Кто? - не поняла Уля.
- Нас просчитали, - сказал Иван Терентьевич. - Кто - неизвестно, скорее всего спецструктуры из Москвы, Васины коллеги.
- Тамбовские волки им коллеги, - пробурчал Вася. - Командуйте, куда ехать, я Рязань знаю плохо.
- А тут близенько, - повел рукой Парамонов. - Сворачивайте за угол, на Подбельского, и сразу во дворик за пятиэтажкой. Дворик там очень уютный и тихий, приятно будет беседовать.
Вася хмыкнул, понимая, что сейчас проверяется его способность думать и держаться, выжал сцепление и поехал в указанном направлении. Он не сомневался в том, что преследователи их заметили, а не промчались мимо.
- А как же Кристина? - спросил Вася, сворачивая во двор за пятиэтажным кирпичным домом еще времен сталинской постройки - с колоннами по фасаду на всех этажах, с кирпичными столбиками балконов и резными фронтонами.
- Она сейчас придет, - сказала Ульяна и первой выбралась из машины, сосредоточенная на какой-то мысли.
- Оставайтесь в машине, Василий, - сказал Иван Терентьевич, следя за тем, как во двор въезжают, переваливаясь на неровностях дороги, темно-зеленый джип и "Вольво" с затемненными стеклами. - Мы справимся сами.
Он вылез из кабины и догнал Ульяну, остановившуюся посреди двора, у каменной беседки с неработающим фонтанчиком. Вася подумал, переместил кое-какое свое спецснаряжение из бардачка в карманы брюк и рубашки, выбрался из машины и облокотился на крышу, делая вид, что любуется погодой и дышит свежим воздухом.
Захлопали дверцы машин, из них стали выпрыгивать молодые люди в спортивных костюмах и джинсах, все - в куртках, несмотря на жаркий летний день, под которыми удобно было прятать бронежилеты и оружие. Вася напрягся, не понимая, что задумали Посвященные, все-таки силы были слишком неравными: четырнадцать человек, специально обученных и тренированных, против троих, двое из которых были явно некомбатантами, но с другой стороны, сила людей Внутреннего Круга намного превышала психофизические возможности всей группы захвата, что и показали дальнейшие события.
Вася не сразу понял, что произошло: показалось - в голове лопнула бутылка с кипятком и ошпарила мозги. Затем, спустя какое-то время, пришла догадка: Посвященные атаковали преследователей в пси-диапазоне. Он сам не потерял сознание только потому, что обладал спонтанной защитой и кое-каким запасом паранормальных сил.
Все четырнадцать "спортсменов", уже развернувшиеся в цепь, начавшие операцию захвата, попадали на землю, роняя оружие. Уснули водители машин. Люди, находившиеся во дворе дома до подъезда спецмашин, тоже потеряли сознание, и двор превратился в "асфальтовое побоище", в цирковую арену, где был успешно проведен эксперимент по коллективному усыплению зрителей.
Когда во дворе появилась Кристина, Вася не заметил. С гудящей головой он подошел к Ульяне и Парамонову, кивнул на застывших спецназовцев.
- Сколько они будут находиться в таком положении?
- Часа полтора, - ответила Ульяна, вопросительно глянув на подошедшую Кристину.
- Там была еще одна машина, - сказала подруга Соболева, - очень красивая, серебристого цвета. В кабине двое, вот документ того, что сидел за рулем. - Она протянула красную книжечку с тисненым двуглавым орлом. Вася развернул ее и прочитал:
- Майор Хасан Мустафа Ибрагимов, Управление "Т" Федеральной службы безопасности.
- Вы его знаете? - спросил Парамонов, внимательно посмотрев на затвердевшее лицо Балуева.
- Знаю, - глухо ответил Вася. - Командир спецподразделения "Стикс". Это команда Ельшина, Иван Терентьевич. Но убей меня Бог, если я знаю, как они меня вычислили! Я сейчас вернусь...
- Не стоит, - мягко удержал его Парамонов. - Они уже не причинят нам вреда.
- У меня с ним свои счеты...
- И все-таки не стоит устраивать суд здесь. Он лицо подневольное, надо выходить на его начальников.
- Это он подставил меня в Грозном. - Вася шагнул было прочь, но уловил взгляд Ульяны и словно споткнулся об него. С усилием загнал гнев и ненависть в глубину души. - Черт с ним, пусть живет. Куда теперь, господа гипнотизеры? Надо линять, а то торчим здесь, как четыре тополя на Плющихе.
Ульяна улыбнулась, провела пальцами по его щеке и первой зашагала к машине. Вскоре они выехали со двора, где на земле лежали незадачливые оперативники "Стикса", а оторопелые жители дома, вышедшие по своим делам, с испугом разглядывали неподвижные тела.
- Куда? - спросил Василий, увеличивая скорость.
- В столицу, - ответил за всех Парамонов. - Но прежде переоденемся и соберем вещи. Спешить нам особо незачем.
"На шоссе не перехватят?" - хотел спросить Василии, но вместо этого проворчал, пытаясь разрядить обстановку:
- Даже обидно, что не дали подраться...
- У тебя еще появится такая возможность, - вздохнула Ульяна, не реагируя на шутку, и Вася понял девушку, да и всех остальных тоже: никому не хотелось резко менять образ жизни, но сама жизнь распорядилась иначе. И что ждет их впереди, не знал никто.

КАСАНИЕ ГРАНИЦЫ

Бориса Ивановича Ивакина, полковника военной контрразведки ФСБ, убили прямо в больничной палате, днем, на глазах медперсонала госпиталя, куда его перевезли из больницы "Скорой помощи" после операции. Двое неизвестных в белых халатах, из-под которых виднелись генеральские кители и брюки с лампасами, принятые за высокое военное начальство, вошли к нему в палату вместе с медсестрой, когда телохранители полковника по какой-то причине покинули свой пост, ударили медсестру по голове, а когда она пришла в себя, Ивакин был уже мертв. В груди его торчал узкий и длинный кинжал, известный среди специалистов под названием баллок. Спасти полковника не удалось. Задержать убийц тоже. Генеральские мундиры были потом найдены в туалете на втором этаже госпиталя, а телохранители Ивакина - в том же туалете, но без оружия, в полной отключке, словно накачались наркотиками. О том, что такое их состояние вызвано излучением гипногенератора "удав", стало известно позже.
На генерала Дикого была совершена попытка нападения, едва не увенчавшаяся успехом. Он возвращался домой с работы поздно вечером в сопровождении двух телохранителей, и как только вышел из машины, раздались выстрелы. Стреляли с двух сторон: из полуподвального окна рядом с подъездом и со стороны стоянки
автомашин в двадцати метрах. Телохранители генерала были убиты практически мгновенно, сам же он, владея спецтехникой передвижения в боевых условиях и воинскими искусствами, успел открыть ответный огонь и укрыться в подъезде, где его ждал еще один киллер - "контролер *. Но киллеру не повезло, Валентин Анатольевич увидел его вовремя и выстрелил первым. Три пули достались и самому генералу, однако он все же уцелел.
Матвей Соболев узнал об этом поздно ночью, позвонив Дикому домой и услышав от его жены печальную весть. В задумчивости походил по комнатам, чувствуя дискомфорт, связанный с отсутствием Кристины. Он уже заметил, что острая необходимость в любимой женщине пропадает, когда она рядом, зато когда ее нет - ощущение сердечной недостаточности сводит с ума.
Сел за компьютер, поработал с каналами секретной сети ФСБ и МВД, узнал новые подробности прохождения по цепи исполнителей приказа о задержании "особо опасных преступников", одним из которых был он сам, но в голову ничего путного не шло. Перед глазами стояло замкнутое, суровое лицо "викинга" - Бориса Ивановича Ивакина, а в ушах снова и снова звучали слова Светлены: "Действуй, иначе опоздаешь..." Неужели он в самом деле не может изменить запланированный мирозданием порядок вещей? Ведь и в том, прошлом варианте бытия Ивакина убили, Дикого ранили, Илью Муромца подстрелили, и в этом повторяется то же самое, несмотря на попытки изменить ход событий и знание того, что произойдет. Или он плохо старается?
Матвей выключил компьютер, походил по непривычно пустым и тихим комнатам, бесцельно дотрагиваясь до вещей Кристины, чувствуя себя странно одиноким, потом позвонил Горшину. Однако Тараса не было дома, его автоответчик, как живой человек, с иронией посоветовал поискать хозяина в астрале, и Матвей с
усмешкой бросил трубку. Но тут же поднял снова - телефон зазвонил сам. Однако голос принадлежал не Тарасу. Матвей не сразу узнал Самандара.
- Есть разговор, - сказал Вахид Тожиевич.
- Говорите, - сказал Матвей, озадаченный тем, что Самандару известен его секретный телефон с кодовым опознавателем.
- Не по телефону.
Идти никуда Матвею не хотелось, но так как Посвященные не будут звонить зря, он согласился.
- Где?
- У вас, если не возражаете, я тут неподалеку.
- Жду. - Матвей выключил телефон, прикинул варианты заинтересованности директора МИЦБИ в контакте с ним, на всякий случай сварил кофе и снова кругами пошел по квартире.
Вахид Тожиевич позвонил в дверь через двадцать минут. Вошел сосредоточенно-деловой, налитый упругой силой. Замкнутое, бесстрастное лицо его напоминало лицо игрока в покер, ведущего свою игру.
- Проходите, - повел рукой Матвей, приглашая гостя в гостиную.
- Я всего на минуту, - сказал Самандар, входя в комнату, не снимая туфель, остановился у журнального столика. Матвей пожал плечами, вошел следом и встал напротив.
- Слушаю вас.
Взгляд Самандара из-под черных густых бровей был стремителен и остр, но пробить ледяную сталь глаз хозяина не смог.
- У вас есть то, что интересует и меня.
- Конкретно?
- "Черный файл". Программа вызова Конкере.
- И что же? - Матвей был неприятно поражен осведомленностью Самандара и даже прикинул, от кого тот мог узнать о походе на дачу Ельшина (Вася Баловень! Только он мог похвастаться перед Ульяной,
а та сказала Вахиду...), но на лице его ничего не отразилось.
- Предлагаю свою помощь в контакте. Одному вам не справиться с проекцией Монарха, владеющей всем спектром Сил Мира.
- Я не собираюсь контактировать с Монархом, - равнодушно проговорил Матвей, мысленно добавив: "пока".
Тонкие губы Самандара слегка раздвинулись в едва заметной саркастической улыбке.
- Если бы это было так, вам незачем было бы проникать на дачу генерала Ельшина. Итак, вы не хотите, чтобы я подстраховал вас?
- Не хочу, - подтвердил Матвей.
- Вы рискуете... и даже не жизнью - свободой воли! Любой контакт с Конкере заканчивается зомбированием контактера. Вы не справитесь.
- У вас все?
Самандар бросил еще один острый взгляд - выпад воздействия на психофизическом уровне, воспринимаемый как парализующий удар по голове, но Матвей легко отвел удар "поворотом психики вокруг оси" и ответил "пощечиной" - отрезвляющим пси-уколом на частоте гашения сознания. Вахид Тожиевич отшатнулся, бледнея, он не ожидал такого владения пси-полями от какого-то там "незавершенного аватары", вдобавок не признанного Кругом.
- Всего доброго, - поклонился Матвей. - Надеюсь, вы меня поняли.
Директор Международного исследовательского центра боевых искусств провел дрожащей рукой по лбу, повернулся и вышел из квартиры Соболева на негнущихся ногах. Он был явно потрясен.



Матвей закрыл за ним дверь, подмигнул сам себе в зеркале прихожей, не спеша прогонять всплывшую из глубин психики нехорошую мыслишку, что он еще мало проучил Вахида, потом решительно прошествовал в кабинет. Терпеть дольше с разверткой "черного
файла" не было сил. Самандар, не ведая того, своим предложением спровоцировал Матвея начать работу без подготовки и подстраховки, в которых он нуждался.
С тихим гулом заработал компьютер, словно встрепенулся и потянулся проснувшийся электрический зверь. Проглотил диск CD-ROM. На экране дисплея медленно разгорелся алый иероглиф "цюань" на черном фоне. И в тот же момент что-то произошло, мир вокруг неуловимо изменился. Компьютер теперь в самом деле создавал впечатление живого существа с мощной, но нездоровой энергетикой. Затем Матвей почувствовал на себе чей-то пристальный, тяжелый, засасывающий взгляд!
Он был готов, казалось, ко всему: к мощной пси-атаке, к появлению призрака Монарха, к натиску воли Конкере, к высокоскоростному бою, наконец, - только не к тому, что произошло. Его сознание просто растворилось в кошмарно черном объеме Космоса, провалилось в Великую Пустоту, проглоченное кем-то гораздо более масштабным, чем планета Земля и даже Галактика! И Матвей не выдержал этой антиатаки, как не выдерживает боец собственного удара и после промаха падает вперед, проваливается, как говорят специалисты.
Да, он осознал свою ошибку и попытался увернуться, перейти на другие диапазоны психического состояния, однако он уже "падал вперед", проваливался с нарастающей скоростью, и его попытка лишь задержала падение на несколько мгновений...
и тотчас же он почувствовал под ногами твердую поверхность - словно кто-то подсунул ему плот...
тело пробило плот, но руки ухватились за какие-то балки и фермы, подтянули вверх тело, казавшееся глыбой мертвого металла...
балки обломились, и снова, отчаянно извернувшись, Матвей поймал брошенную "сверху" - в пустоту - веревку, затормозил падение и стал подниматься вверх, уже почти не дыша, на пределе сил и воли...
голова пробила толстый слой льда, закрывшего "полынью пустоты", которая продолжала засасывать его, растворять в себе, испарять и развеивать по гигантским объемам чужого сознания...
уши взорвались от собственного крика...
грудная клетка выгнулась дугой, сотрясаемая бешено заработавшим сердцем...
глаза резануло нестерпимо ярким светом...
что-то щелкнуло...
горло перехватило такой болью, что он снова едва не нырнул в омут беспамятства...
и все стихло!
Свет в глазах померк, но последним усилием воли Матвей раскрыл их, увидел склонившееся над ним лицо Горшина и окончательно ушел, вполне осознавая, что его спасли от чего-то неизмеримо более жуткого, чем смерть!
Пришел в себя он через несколько минут, с удивлением обнаружив, что все еще сидит в кабинете перед выключенным компьютером, а рядом на гостевом диванчике удобно расположился Тарас Горшин и с видимым удовольствием пьет кофе. Заметив, что хозяин зашевелился, подал ему чашку с напитком, сваренным так, как любил варить сам Соболев - на песке, с пенкой.
- Ну как тебе знакомство с Конкере?
Матвей отхлебнул кофе, не чувствуя его вкуса, блаженно закрыл глаза и не отвечал, пока чашка не опустела.
- Спасибо, Граф. Как это ты умудряешься везде успевать?
- Я знал, что ты захочешь распаковать файл и поговорить с Монархом, и ждал момента... тут неподалеку живет моя приятельница. Ну а дыхание Монарха не почувствовать невозможно. Я и прибежал.
- Это было... страшно!
- Представляю. Он поймал тебя на противофазе Гамчикот1, то есть не ударил, а и р и и я л твое сознание в себя, произошло как бы вакуумное расширение твоей психики, высасывание интеллекта, ты и полетел "в бездну"... Кстати, я тоже, наверное, не удержался бы, будь на твоем месте. Этот парень очень хотел подчинить тебя, и не успей я хотя бы на мгновение - ты был бы уже его авешей. Или зомби, что верней.
- Как тебе удалось меня вытащить?
- Я тебя не вытаскивал, ты вылез сам. Но ударить - ударил.
Матвей внимательно посмотрел в глаза Тараса, на дне которых мерцала неизбывная тоска.
- Хочешь сказать, Монарх "оглянулся" ва твой удар и отпустил меня? Что-то не похоже. Я чувствовал не твои удары, а чьи-то вытягивающие меня руки. Это был не ты?
- Не знаю. - Тарас задумался, глотнул кофе, сказал в сомнении: - Мне тоже показалось, что...
Матвей продолжал смотреть на него, и Горшин закончил:
- У меня осталось впечатление, что я был не один. Но вполне возможно, что это было "эхо" нашего сопротивления проекции Монарха. Не бери в голову, мы победили, а это главное. Не хочешь рискнуть еще раз? Вдвоем мы поддержим друг друга и выдержим любое нападение и контрнападение.
Матвей открыл рот, чтобы сказать "нет", вспомнил визит Самандара и сказал:
- Я только сбегаю пописать...
Через несколько минут они удобно устроились в креслах перед компьютером, настроились на большое психическое напряжение, чувствуя биополя друг друга, и ввели в память машины "черный файл".
Все повторилось, как и в первый раз, от "ожива-
Гамчикот - Дьявольское Милосердие (Каббала).
ния" компьютера до превращения его в сверхсущество с мощной пси-энергетикой, только "всосать" в себя сдвоенную волю и сознание людей Внутреннего Круга, которыми, несмотря на обстоятельства, оставались Гор шин и Соболев, проекция Монарха не смогла. И тем не менее даже в качестве собеседника Конкере был невообразимо силен и тяжел, выдерживать его вибрацию и голос было невероятно трудно.
- Зачем ты меня вызвал, воин? - раздался в голове Матвея (Тараса тоже, но с иными интонациями) рокочущий бас. - Ты готов к сотрудничеству?
- Нет, не готов, - мысленно ответил Матвей. - Но мне нужна твоя помощь.
- В чем она будет заключаться?
- Мне нужен тхабс преодоления границы "розы реальностей".
- Зачем?
- Я инициировал эйнсоф и вернулся - по мировой линии рода - в прошлое. Однако в результате произошло резкое лавинообразное изменение Закона обратной связи...
- Всякое деяние запускает цепь причин и следствий, просчитать которые не в силах иногда даже я. Ты ошибся, понадеявшись на "высшую справедливость" мироздания, которой не существует. Допустим, я дам тебе тхабс, что ты намерен сделать?
- Изменить Законы. В сторону сил добра и света.
- Как понимаешь их ты?
- Как понимаю их я? Прекратить войну иерархов. Восстановить традиции Круга. Отделить нашу "запрещенную реальность" от "розы реальностей", чтобы никто никогда не смог вмешиваться в дела людей.
- Ты можешь взять на себя такую ответственность?
Матвей не был готов к прозвучавшему вопросу и хотел ответить честно: "Не могу", - но вместо этого кто-то сидящий глубоко внутри его вдруг вырвался на волю и высокомерно обронил:
- Кому бы говорить об ответственности, только не тебе.
- Понятно, идущий. Кажется, ты уже нашел, что искал, судя по ответу. Но знаешь ли ты, что физические тела не могут пересекать границу "розы"? Физическое тело - это устойчивая индивидуальная структура энергий материального порядка, которая просто в силу закона существования подпланов "розы" не может в них пребывать. Иное дело - сознание. Оно - тоже устойчивая индивидуальная структура, но - энергий высших порядков, поэтому проникать в другие подпланы мира может, хотя и согласно Закону восхождения.
- Мне все равно, как я перейду границу - только сознанием или сознанием в собственном теле.
- Что ж, придется подождать, нерожденный. К следующей встрече я адаптирую тхабс под твою индивидуальность. Прощай.
Голова Матвея вдруг распухла, стала огромной, будто воздушный шар, потом резко сократилась в объеме, так что глаза едва не выскочили из орбит от скорости, и Матвей осознал себя человеком, сидящим в кресле перед выключенным компьютером. Повернул голову. Тарас Горшин внимательно смотрел на него, и в глазах бывшего комиссара "чистилища" стыли вопрос и странная тревога, которую он пытался спрятать поглубже.
- С тобой все в порядке, аватара?
- Что ты имеешь в виду, отступник?
- Ничего. - Тарас отвернулся, посидел немного в той же позе и встал. - Только то, что сказал. До встречи. Буду нужен, звони.
- Сегодня прошла неделя, как я вернулся из Чечни...
- И что?
- Почему они оставили меня в покое?
- Кто?
- Кардиналы Союза.
- Наверное, имеют какой-то стратегический расчет. Зато они взялись за твоих друзей. Матвей подобрался.
- Что ты об этом знаешь?
- Рыков запустил в астрал программы ОСИП, нацеленные на изменение личностных ориентации Парамонова и Митиной.
- Откуда ты знаешь?
- Мне он тоже прицепил "змею" ОСИП, но я ему не по зубам.
- Зачем это ему?
- Не знаю. Думай.
- Может, заночуешь?
- Нет, у меня другие планы на эту ночь.
Кивнув, Горшин ушел. Тихо щелкнул замок двери. Матвей остался один. Посмотрел на остывающий компьютер, спохватился - где CD-ROM?! Нет, вот он, на месте. Спрятал в коробку, ее убрал в тайник, оборудованный в крышке стола. Погладил пальцами стол и вышел из кабинета
Спал он мало и плохо, все мерещился монстр, нависший над бездной, в которую Соболев падал, падал и падал, и слышался голос Монарха: хочешь стать моим помощником?.. хочешь стать?.. хочешь?..
А рано утром заявилась Кристина, невероятно красивая, теплая, свежая, мягкая, желанная, и день начался с любви, как всегда неистовой и страстной, не оставляющей времени на размышления и оценки, анализ событий и бытовые проблемы, продолжающейся до тех пор, пока не сработала вековая мудрость тела и не погрузила обоих влюбленных в полусон-полугрезу, в состояние, близкое самадхи - просветлению...
- Где ты была? - прошептал Матвей, не открывая глаз, чувствуя разгоряченное тело Кристины рядом.
- У своих, - долетел ответный шепот.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Пастухи вечности
Сертаков Виталий
Пастухи вечности


Сертаков Виталий - По следам большой смерти
Сертаков Виталий
По следам большой смерти


Шилова Юлия - Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи
Шилова Юлия
Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека