Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

самому. Как и с тем, что рассказал перед отлетом Богораз.
- В полдень, двадцатого, "Мономах" взлетел... - Косухин помолчал,
словно вновь увидев желтую степь и медленно уходящую в небо ракету. -
Полигон был взорван... Ну, вот и все...
Это, конечно не было "все". Но о том, что случилось после, Степан
говорить не собирался.
В комнате воцарилось молчание. Никто не спешил задавать вопросы или
высказываться: похоже, у присутствующих было о чем поразмышлять.
- Благодарю вас, Степан Иванович, - хозяин дома говорил медленно,
словно продолжая раздумывать. - Насколько я понимаю это все, что вы имеете
право нам рассказать.
- Да, - спокойно подтвердил Степа. - Это - все...
- Значит, потом вы добрались до Индии, - то ли спросил, то ли просто
констатировал Богораз. - По дороге познакомились с господином
Валюженичем...
Степа пожал плечами. Рассказывать о Тэде значило начать разговор о
Шекар-Гомпе.
- Да, - вновь кивнул Александр Михайлович. - Степан Иванович,
насколько я могу догадываться, ваши действия будут иметь для вас
определенные последствия, если вы вернетесь к большевикам.
- Что вы имеете в виду, Александр Михайлович? - прервала его Берг.
- Да то, что господина Косухина поставят к стенке, - усмехнулся
Богораз.
- Однако, - это было первое, что произнес Барятинский. - Боюсь, эти
сапожники никогда не станут джентльменами...
Косухин хранил молчание, хотя был вынужден признать, что
Богораз-старший близок к истине. Ведь кроме Челкеля за ним еще числился
Шекар-Гомп...
- Господа, прошу внимания, - короткая фраза хозяина дома мгновенно
восстановила тишину. - К этому мы, возможно, вернемся. А сейчас, может,
господину Косухину будет угодно ответить на вопросы? У меня они уже есть,
причем целых два.
- У меня их сто, - решительно заявила Наташа. - Косухин, мне вас
заранее жалко...

Степа отвечал больше двух часов. Вернее, пытался отвечать - больше
всего всех интересовали мудреные технические подробности. Тут уж было не
до гладкости речи. Косухин заикался на каждом слове, сбивался, а кое-что
пытался показать на пальцах. Но это никого не смущало. Берг что-то
строчила в блокноте, Барятинский одобрительно кивал и время от времени
подсказывал - причем всегда удачно. Степа и сам удивлялся, как многое
успел запомнить. Впрочем, кое-что его ставило в тупик. Например, вопросы о
погоде на эфирном полигоне, о том, какая температура в кабине "Мономаха" и
какого цвета скафандр брата. Наташу особо интересовало, что делала она
сама. К сожалению, Степы не было в рубке, и он мог лишь посоветовать найти
и расспросить Арцеулова. И тут же прикусил язык: недобитый беляк помнил не
только это...
- Хватит, господа! - слова Александра Михайловича вновь водворили
тишину, - Степан Иванович, мы вам очень благодарны. Если не возражаете, то
я резервирую еще одну встречу с вами. А пока сделаем перерыв. Прошу всех в
гостиную - отобедаем...
...Обедали, естественно, на белой скатерти, со служанкой в
накрахмаленной наколке и с полным буржуйским набором блюд. Спиртного,
правда, не было. Косухин понял: люди собирались работать.
После обеда Александр Михайлович отозвал его в сторону.
- Господин Косухин, сейчас у нас будет разговор о Берге. Мне бы
хотелось, чтоб вы присутствовали, но в этом случае вам придется дать
слово. От вашего молчания может зависеть жизнь здесь присутствующих...
Степа хотел уйти, но вспомнил о брате.
- Я понял, - кивнул он. - Я буду молчать.
"Честное слово" не было произнесено, но Александр Михайлович спокойно
кивнул, показывая что вопрос решен. Вначале Степа подумал об
интеллигентском легковерии, но потом понял, что дело в ином. Его
собеседник за свою жизнь успел изучить людей. Большевик Степа не
представлял для него загадки. И вновь странное сходство - неведомо с кем -
поразило Косухина. Это сходство вдруг показалось ему тревожным, даже
страшным...
На этот раз докладывал Богораз. Впрочем, обо всем сказанном Косухину
уже было известно. Его лишь попросили кое-что добавить по поводу ночного
происшествия.
- Я уже говорила! - Наташа, не дослушав Степу до конца, нервно
развела руками. - Это какая-то ерунда! Бриарей - простая игрушка! Дядя мне
подробно объяснял устройство - он немногим сложнее музыкальной шкатулки...
- А вы сами разглядывали его, так сказать, потроха? - поинтересовался



Богораз.
- Нет... Но я верю дяде! Это просто образец средневековой механики...
- "Артефакт", - вспомнил Степа словечко Тэда. Ничего себе,
музыкальная шкатулка!
- Все это не важно, - Александр Михайлович поднял руку, прекращая
разговор о странном поведении заводной игрушки. - Важно другое...
- Да, - поддержал Барятинский. - Главное, что Берг - предатель...
- Князь! - Наташа протестующе вздернула подбородок. - Я... я просила
бы...
- Извините, сударыня, - в легкомысленном голосе Барятинского вдруг
прорезался холодный металл. - Он скрыл от всех правду о "Мономахе". Он
пытался ликвидировать господина Косухина - единственного свидетеля,
уничтожил лабораторию... Не решусь утверждать, но ваша болезнь, Наталья
Федоровна, тоже может быть вызвана не только нервным срывом...
- Нет, - Наташин голос оборвался, она заговорила почти шепотом. -
Дядя занимался "Мономахом" больше двадцати лет! Он отдал проекту все, вы
же знаете... Это какое-то недоразумение, его обманули...
Никто не возразил, но было ясно, что остальные смотрят на поведение
Карла Берга иначе.
Степе хотелось как-то поддержать девушку, но он знал, что должен
выяснить правду.
- Наталья Федоровна... Наташа... - девушка подняла голову. - У вашего
дяди есть перстень... серебряный...
Берг удивилась:
- Конечно. Очень красивый перстень. Дядя купил его незадолго до моего
возвращения. Вы думаете, что это имеет какое-нибудь значение?
- Ну... это... - слова вновь не выговаривались. - Какой он?
- Большой, массивный, из серебра с примесью какого-то иного, более
тяжелого, металла. На печатке два маленьких алмаза и изображение головы
Горгоны...
- А не змейки? - вырвалось у Степы.
- Нет, я точно помню. Стилизованная голова Горгоны, по-моему, работа
прошлого века...
...Ниточка оборвалась. Перстень был другой. Но тревога не проходила:
издалека он был неотличим от того, что носил Арцеулов. Но не верить Наташе
нельзя...
- Не будем спешить, - резюмировал Александр Михайлович. - Мы все
знаем заслуги господина Берга. Будем надеяться... - он смолк, - да, будем
все же надеяться, что это какое-то страшное недоразумение. Впрочем, у нас
будет время поговорить об этом. Как и о том, как связаться с Тускулой...
Косухин понял - надежды больше нет. Брат, если он и жив, находится
где-то в невообразимой дали, и даже эти люди, знающие и умеющие, казалось,
все на свете, не могут помочь...
- А ведь сегодня юбилей, - внезапно улыбнулся Александр Михайлович...
- Помните, господа?
- Постойте... - Барятинский что-то подсчитывал. - До дня первого
запуска "Мономаха" еще пять дней.
- Я не об этом, - покачал головой хозяин дома. - Впрочем, этот юбилей
никогда не отмечался. Я сам узнал о нем случайно - от своего покойного
брата. А ведь это событие имеет отношения и к вам, князь...
Он замолчал, затем заговорил вновь, в голосе его звучала гордость и
одновременно грусть:
- В этот день мой дядя, Константин Николаевич, подписал приказ о
создании лаборатории по изучению ракетного движения. Начальником
лаборатории был назначен его адъютант - Сергей Барятинский, ваш дед,
Андрей Константинович. Так начался "Мономах". Это было ровно шестьдесят
лет назад...
- Я и не знал! - Барятинский удивленно развел руками. - Дед мне
ничего не говорил. Я думал, что "Мономах" - идея Дмитрия Ивановича
Менделеева...
- Господин Менделеев обосновал практическую сторону программы и
разработал проект строительства эфирного полигона. Он подал идею
Александру III. Но работы велись раньше...
Александр Михайлович встал и медленно подошел к окну.
- Все началось после больших маневров на Балтике, когда были испытаны
противокорабельные ракеты системы Конгрева. Константин Николаевич
обратился в Академию Наук, предложив создать лабораторию для изучения
возможности научного применения ракет. По семейным преданиям ему еще в
детстве подарили китайскую книгу, где рассказывалось о мудреце Ли Цзе,
который построил ракету и улетел на ней в Небесный Дворец бога Лэй-Гуна.
Признаться, в Академии Наук к этой идее отнеслись без всякого энтузиазма.
Но ваш дед, Андрей Константинович, был человеком упорным, впрочем, как и
мой дядя. Через пять лет в Кронштадте состоялось первое испытание
ракетного двигателя - конечно, еще порохового...
Он замолчал и не спеша прошелся по комнате. Было заметно, что эта


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Благие намерения
Лукин Евгений
Благие намерения


Головачев Василий - Ведич
Головачев Василий
Ведич


Головачев Василий - Два меча
Головачев Василий
Два меча


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека