Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

дурь::
- Ваше ноу-хау каким-то образом связано с работами профессора Ефимова?
Крылов удивился:
- Вы знаете о Ефимове? Что?
- Очень немногое. Он автор книги о физической теории дифракции. Сейчас
преподает в Лос-Анджелесе. Работал для "Норнтропа" и "Локхида". Возвращаться
в Россию не собирается.
- И его нетрудно понять, - кивнул Крылов. - Вы сказали, профессор?
- Профессор Калифорнийского университета, - подтвердил Голубков.
- А у нас он был мэнээс. Младший научный сотрудник. С окладом в сто
пятнадцать рублей. Да, это ноу-хау - прямое развитие его работ. Сукины дети.
Если бы Ефимова не сгнобили, мы могли бы иметь "стелсы" лет на десять раньше
американцев. Впрочем, может, оно и к лучшему. Это могло продлить агонию
системы. И возможно, не на один год.
- Кому нужно было гнобить Ефимова? - не понял Голубков.
- А кому всегда мешают талантливые люди? Сам факт существования ученого
Ефимова означал для многих, что они - завхозы, а не ученые. Хоть и
академики. Вы курите?
- Увы, да.
- Я тоже. Давайте выйдем. Здесь курить нельзя. Вслед за Крыловым Голубков
вышел из ангара. Походка конструктора показалась ему странной, слишком
твердой. Голубков понял: протезы.
- Посидим здесь, - сказал Крылов, останавливаясь у скамейки в аккуратном
скверике. Посередине его, на постаменте возвышался фронтовой истребитель
МиГ-15, трогательно неуклюжий, как старая русская винтовка-трехлинейка.
- Мне казалось, что о временах Советского Союза вы должны сожалеть, -
проговорил Голубков, закуривая патриотическую сигарету "Петр Первый", табак
которой, как явствовало из надписи на пачке, был способен удовлетворить
"самого требовательного знатока, верящего в возрождение традиций и величия
Земли Русской". - Тогда ваша отрасль финансировалась не в пример нынешним
временам.
- Финансировалась хорошо, - согласился Крылов, вставляя в янтарный
мундштук не столь патриотичную, но гораздо более дешевую "Приму". - Но за
это слишком дорого приходилось платить. Судьба Ефимова - хороший тому
пример. А сколько других талантливейших людей пропало, сгинуло, спилось? Не
будем об этом. Чем могу быть полезен?
- Вы были членом экспертной группы, вылетавшей на место катастрофы
"Антея". Я прочитал ваше "Особое мнение".
- И что-нибудь поняли? - недоверчиво спросил Крылов.
- Почти ничего, - признался Голубков. - Кроме главного: вы не согласны с
выводами государственной комиссии. Вы считаете, что причиной гибели "Антея"
была не магнитная буря, а перегрузка самолета. Это правильно?
- Совершенно неправильно. Сверхресурсная нагрузка и перегрузка -
принципиально разные вещи. Объясню на простом примере. Молодая лошадь легко
везет двух седоков. Для старой лошади этот груз непосилен. А погибший
"Антей" был старой лошадью.
- Но восемь экспертов подписали заключение, - напомнил Голубков.
- Это дело их совести.
- Вы считаете, что категория совести здесь уместна? Речь идет о сугубо
техническом вопросе.
- Категория совести уместна везде. Как только она исключается, чудо
человеческого гения превращается в атомную бомбу, телевидение - в средство
промывки мозгов, а компьютер - в фомку для взлома банковских сейфов.
- Почему же вы не настаивали на своей правоте?
Крылов хмуро усмехнулся.
- За свою жизнь я открыл несколько физических закономерностей. Но больше
всего горжусь другим. Я сформулировал главный закон социализма. Он звучит
так: "Чем строже, тем дороже". Для наших времен он тоже применим.
Сформулировал я для себя и другое правило: "Права качать - не сапоги
тачать". Каждый должен заниматься, своим делом. Я уважаю Андрея Дмитриевича
Сахарова, но он бы принес больше пользы, если бы занимался не правозащитной
деятельностью, а тем, что ему дал Бог. Возможно, мы уже имели бы термояд и
мир выглядел бы совсем по-другому.
- Спорное утверждение, - оценил Голубков.
- Я его никому не навязываю.
- По-вашему, члены экспертной комиссии знали об истинной причине
катастрофы?
- Я не хочу это обсуждать. Спросите у них. Конечно, знали.
- И все-таки подписали заключение. Почему?
- Когда отсутствует категория совести или хотя бы профессиональной
честности, можно найти тысячи причин для любого поступка. От интересов дела
до престижа страны.
- И пенсии вдовам?
- В том числе. Трогательно, не правда ли? Они позаботились об этих
несчастных вдовах. А сколько женщин они обрекли стать вдовами в будущем?



Сколько детей станут сиротами?
Крылов выковырял из мундштука окурок и тут же вставил новую сигарету.
- Можно взглянуть на ваше удостоверение? - неожиданно спросил он.
Голубков молча подал ему темно-красную книжицу с золотым гербом России.
- "Главное контрольное управление... Старший инспектор", - прочитал
Крылов. - Что это за должность?
- Вроде бухгалтера, - уклончиво объяснил Голубков.
Крылов вернул ему удостоверение.
- Вы такой же бухгалтер, как я акушер. Бухгалтеров не катают над
Афганистаном на новейших "мигах". Военный?
- Да.
- Звание?
- Полковник.
- Разведка?
- Что-то в этом роде.
- А именно?
- Контрразведка.
- Что это за профессия? Голубков пожал плечами:
- Профессия как профессия.
- Каждая профессия предполагает умение в чем-то разбираться. В чем
обязаны профессионально разбираться вы?
- В людях, пожалуй.
Крылов высокомерно привздернул бровь.
- Неслабо. Во мне разобрались?
- Во всяком случае, я понял, почему вы не прерываете наш разговор.
- Почему?
- На нашем профессиональном жаргоне это называется "прокачка". Вы
прокачиваете меня. Пытаетесь понять, стоит ли мне доверять.
- Для чего мне это нужно?
- У вас есть что мне сообщить. Некоторое время Крылов молчал,
сосредоточенно что-то обдумывая. Потом спросил:
- Чем вы занимались в Афганистане?
- Воевал.
- За что?
- Я уж теперь и не знаю.
- В Чечне - тоже воевали?
- Да.
- За что?
- Понятия не имею.
- Чем занимаетесь сейчас? - настойчиво продолжал Крылов.
- Да все тем же. Воюю. Только не спрашивайте, за что. Я сам часто задаю
себе этот вопрос. И далеко не всегда нахожу ответ.
- Но иногда все же находите?
- Иногда - да, - подтвердил Голубков.
- Почему вы заинтересовались катастрофой "Антея"?
- Поручение президента.
- Чем оно вызвано?
- Не знаю. Могу только догадываться.
- Какого рода эти догадки?
- Извините, но этого я не могу вам сказать.
- Последний вопрос. У меня действительно есть информация, которая
представляет катастрофу "Антея" совершенно в ином свете. Если я сообщу вам
ее, вы распутаете это дело?
- Не уверен, - сказал Голубков. - Но я попытаюсь.
- Хороший ответ, - подумав, кивнул Крылов. - Хватит курить. Пойдемте.
На втором этаже административного корпуса с обшарпанным линолеумом в
коридорах и стенами, давно требующими ремонта, Крылов ввел полковника
Голубкова в небольшой кабинет и включил компьютер. Потом достал из сейфа
дискету и вставил в приемное устройство. Предупредил:
- О том, что вы сейчас узнаете, я не говорил никому.
- Почему? - спросил Голубков.
- Потому что меня об этом никто не спрашивал. Вы первый. И поэтому вправе
получить ответ. Но прежде - необходимое пояснение. После любой
авиакатастрофы все остатки самолета подвергаются самому тщательному
изучению. Для этого они доставляются в лабораторию. В Алатау такой
возможности не было. Поэтому было вывезено в Москву только самое главное, а
остальное отснято на фото и видеопленку. По понятным причинам основное
внимание было обращено на детали "Алтея". К тому, что осталось от груза,
особенно не присматривались. Вы знаете, конечно, какой груз был на борту
"Антея"?
- Да, - подтвердил Голубков. - Два МиГ-29М.
- Совершенно верно. Так вот, я сканировал все материалы и прогнал их
через компьютер. И вот что выяснил. Взгляните.
На экране монитора появился кусок искореженного, оплавленного металла.
- Так выглядел этот фрагмент "мига" в натуре. А вот что он представляет


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Акунин Борис - Ф.М. (том1)
Акунин Борис
Ф.М. (том1)


Семенова Мария - Самоцветные горы
Семенова Мария
Самоцветные горы


Дальский Алекс - Побег в невозможное
Дальский Алекс
Побег в невозможное


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека