Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

знал. Санитар Перегудов - да, есть, а доктора нет.
- Он сейчас на вызове, - сообщили нам в диспетчерской. - Вот-вот должна
вернуться машина.
"Вот-вот" растянулись на полчаса. Наконец во двор подстанции въехала
"скорая", дежурный врач пошел в диспетчерскую за новым нарядом, а два
санитара присели на скамейку и закурили из красной пачки "Примы". А в Чечне
Док курил "Мальборо". Такие-то вот дела.
- Доктор Перегудов! - строго сказал я, подойдя к скамейке. - С этой
минуты вы уволены без выходного пособия!
Узнав нас, он заулыбался, но все же спросил:
- За что?
- За служебное несоответствие. Хирургу таскать носилки - это все равно
что генералу чистить картошку.
- Жрать захочет, так и почистит, - рассудительно ответил Док. - А что
было делать? - объяснил он, когда мы, покончив с его делами, двигались к
Москве. - В подольских больницах вакансий не было, а ездить каждый день в
Москву - на дорогу больше потратишь, чем заработаешь. Вот и устроился
санитаром. А что? Работа грязная, но вполне честная.
- Вот примерно такая работа нас всех и ждет, - сказал я, но в подробности
вдаваться не стал. Да и не при водителе же это делать. - Валера, - попросил
я его. - Тормозни у автомата.
- Зачем? - спросил он и из бокса между передними сиденьями извлек трубку
какого-то крутого телефона. - Звони. Хочешь - в Лондон. Хочешь - в
Австралию.
- А просто в Москву можно?
- Можно даже в Москву, - подтвердил он.
Я набрал номер Мухи. Ответила его мать. К счастью, я ее знал - она
приезжала навестить сына, когда он лежал с небольшим ранением в нашем
госпитале. И даже помнил, как ее зовут - Алена Ивановна. Она тоже меня
вспомнила.
- А знаете, Сережа, Олежки нет дома, он работает.
- Где?
- Как-то даже неудобно говорить. Он газеты продает в электричках.
- Чего же тут неудобного? Не наркотики же! - возразил я, хотя ее слова не
слишком-то меня развеселили. - На каком вокзале?
- На Казанском. Голутвин, Черусти, Шатура - в этих электричках.
- Спасибо, Алена Ивановна... Так, теперь Трубачу.
Я начал набирать номер, но Док остановил меня:
- Коле можешь не звонить, он тоже уже на работе.
- А чем он занимается?
- Любимым делом.
- Шмаляет из "калаша"? В Москве? - удивился я. - В кого?
- Нет, играет на саксофоне. Днем на Старом Арбате. А вечером или когда
погода плохая - в подземном переходе на Пушкинской. Я там его однажды
случайно встретил.
- И как он?
- Да как и все, - неопределенно ответил Док.
- Ладно, Трубача мы отловим позже, - подумав, решил я и позвонил Артисту.
Мужской, с легкой старческой хрипотцой голос (отец, понял я, профессор
Злотников) объяснил, что Семен в театре на репетиции. "Хоть один на своем
месте", - отметил я. Правда, про такой театр - "Альтер эго" - мне никогда
слышать не приходилось. А когда профессор Злотников сказал, что он в
Кузьминках, против универмага "Будапешт", я и вовсе озадачился. Какой может
быть театр в Кузьминках? Там может быть барахолка у "Будапешта", штук пять
пивных и жуткие черные очереди на автобусной остановке в час "пик". Но
только не театр. Правда, в этом я мало что понимал. По театрам меня немного
потаскала Ольга, когда я был курсантом, а она училась в "Гнесинке". Но этого
было явно мало, чтобы чувствовать себя знатоком.
Ну, Кузьминки так Кузьминки. Театр там, как ни странно, действительно
был: огромное полукруглое здание на пустыре против "Будапешта", явно не
слишком давно построенное. Афиши и рекламные плакаты извещали, что здесь
можно по сниженным ценам купить видеотехнику, парфюмерию и много чего еще.
Но и для театра место все же осталось. Даже не для одного: там был какой-то
Московский областной, еще один областной - драматический, а рядом с ними и
этот самый "Альтер эго" - "Второе я". Театральная экспериментальная студия.
Ближайшая премьера: У. Шекспир "Гамлет". Спонсоры: администрация Чукотского
национального округа и московское представительство французской фирмы
"Шанель". Ни хрена себе! А кто это сказал, что в одну телегу впрячь не можно
коня и трепетную лань? Или в этом случае вернее будет: оленя?
Результатами этого театрального эксперимента заинтересовался даже
невозмутимый Валера. Он оставил "патрол" у главного входа и включил охранную
сигнализацию. Поплутав по лестницам и фойе, мы на цыпочках вошли в зал, где
шла репетиция "Альтер эго", и пристроились в заднем ряду.
В зрительном зале свет был погашен, освещалась лишь пустая, без
декораций, сцена и режиссерский пульт в проходе у первых рядов. Возле пульта



стоял какой-то человек и давал указания осветителям. Лучи софитов побродили
по дощатому полу и серым кулисам и сошлись на актере, который в полном
одиночестве стоял посреди сцены с кинжалом в руках - скорее, бутафорским, а
может, и настоящим. Это и был экс-лейтенант спецназа Семен Злотников. Он же
- Артист.
- Текст! - приказал ему снизу, от пульта, режиссер. Артист приблизился к
рампе, помолчал и начал монолог:
Быть или не быть - вот в чем вопрос; Что благородней духом - покоряться
Пращам и стрелам яростной судьбы Иль, ополчась на море смут, сразить их
Противоборством?..
- Стоп! - остановил его режиссер. - И снова не так. Не то, не то!.. - Он
резво пробежал по проходу и поднялся на сцену. - Категорически не то! Вы
произносите монолог так, словно для вас не существует вопроса. Вы заранее
отвергаете эту трагическую возможность - "не быть". Вы презираете ее! Сеня,
дружочек, откуда в вас эта агрессивность? Вы же интеллигентный еврейский
мальчик, это должно быть противно вашей сути. Если хотите - даже сути
национального характера!
- Ну почему? - попытался возразить Артист. - Еврейские мальчики в войне
Судного дня раздолбали арабов всего за шесть дней.
Режиссер решительно затряс головой:
- Я не о том, совсем не о том! Ваш герой, принц Датский, Гамлет, а не
израильский штурмовик! Двойственность, вечный разлад в душе, мучительная
борьба не с арабами, а с самим собой, со своим "вторым я"! В вас есть этот
душевный разлом, я это прочувствовал на просмотрах и поэтому взял вас на эту
роль. Это величайшая роль и самая загадочная в истории мирового театра! Я
разгадал эту загадку, я нашел на нее ответ. Наш Гамлет станет сенсацией на
всех сценах мира!
- В чем же ответ?
- Нет, дружочек, нет и еще раз нет! Вы сами должны найти его. Я могу вам
в этом только помочь. Вы успеваете записывать? - неожиданно обернулся он к
темному зрительному залу.
- Он нас, что ли, спрашивает? - удивился Валера.
Оказалось, не нас. От режиссерского пульта поднялась какая-то девица с
толстым гроссбухом в руках.
- Все до последнего слова, - сказала она.
Но и вопрос Валеры не остался без ответа. Слух у режиссера был, как у
хорошей овчарки. Он всмотрелся в глубину партера и довольно резко спросил:
- Почему в зале посторонние?
- Сейчас выясню, Леонид Давыдович. Девица подошла к нам и строго сказала:
- Господа, мы будем рады видеть вас на премьере. А сейчас репетиция. Это
- таинство. Прошу вас удалиться.
- Миленькая! - взмолился я. - Мы из Калуги, из молодежного театра-студии.
Специально приехали посмотреть, как работает такой большой мастер, как
Леонид Давыдович.
А сам подумал: "Только бы фамилию мастера не спросила!"
- Вы его знаете? - с некоторым недоверием поинтересовалась она.
- Да кто ж у нас в Калуге его не знает! - вмешался Боцман. Но тут же
понял, видно, что слегка зарвался, и уточнил: - В нашем театре-студии.
- Я спрошу у Леонида Давыдовича.
Она поднялась на сцену, что-то сказала режиссеру. Тот мельком взглянул в
нашу сторону и великодушно кивнул: ладно, пусть, мол, сидят.
Ему было лет сорок пять. Длинные, до плеч, волосы - черные, не слишком
ухоженные. Круглое бабье лицо. Красный бархатный пиджак, а на груди -
завязанный пышным узлом шелковый шейный платок, черный в белый горошек. Я
хотел сказать ребятам, на кого он кажется мне похожим, но воздержался.
- Итак, продолжим. Досадно, что еще не готов ваш костюм. Я понимаю:
непросто ощутить себя датским принцем в этой джинсе. - Слово "джинса" он
произнес с нескрываемым отвращением. - Но все же попробуем. Представьте: на
вас черное жабо, на плечах - буфы, ноги обтянуты тонким черным трико - так,
что виден рельеф каждой мышцы, каждая деталь вашего прекрасного тела.
- Каждая? - переспросил Артист. - Как у солистов балета?
- Вот именно! А в руках у вас - этот кинжал. Вы чувствуете его вес?
-Да.
- Вы чувствуете опасность, исходящую от этой стали, острой как бритва?
Артист провел лезвием по ногтю, согласился:
- Да, хорошо наточен.
- Вы чувствуете, как тонка ваша одежда, как беззащитна ваша кожа, как
легко эта сталь войдет в ваше тело?
- Ну, это смотря куда ткнуть.
- Да нет же! Мы не о том сейчас говорим! В этом кинжале - ответ на самый
мучительный для вас вопрос: быть или не быть?
- Я не понимаю, почему он для меня мучительный! - почти с отчаянием
проговорил Артист. - Не понимаю, хоть вы меня убейте!
- Сейчас поймете, - пообещал режиссер. - Давайте текст после слов: "Иль
ополчась на море смут..."


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Каргалов Вадим - Русский щит
Каргалов Вадим
Русский щит


Майер Стефани - Затмение
Майер Стефани
Затмение


Орлов Алекс - Золотой воин
Орлов Алекс
Золотой воин


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека