Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

разбудил Брюса и Ленгдона. Ленгдон, как только оделся, пошел навестить
Мускву и, убедившись, что миска дочиста вылизана, выразил свое
удовольствие, потребовав от остальных внимания к этому знаменательному
событию.
Мусква вскарабкался все на тот же сук и снова терпеливо перенес
поглаживание рукой. Затем Ленгдон достал из мешка, сделанного из воловьей
кожи, еще одну банку молока и открыл ее на глазах у Мусквы. Медвежонок
видел потекшую в миску сливочно-белую струйку.
Ленгдон поднес миску к самому носу медвежонка. Молоко коснулось его
носа, и Мусква, хоть убей, не мог удержать язык, который сам высунулся изо
рта. Целых пять минут ел он из миски, которую держала рука Ленгдона! Но
стоило только Брюсу подойти полюбоваться этой картиной, медвежонок
оскалился и зарычал.
- Медведя приручить легче, чем собаку, - утверждал Брюс позднее, за
завтраком. - Через несколько дней он будет бегать за тобой, как собачонка,
Джимми.
- Я уже начинаю привязываться к этому маленькому негоднику, - отозвался
тот. - Что это ты рассказывал как-то о медведях Джеймсона?
- Джеймсон жил в округе Кутни, - начал Брюс. - Это был настоящий
отшельник. Спускался с гор только два раза в году, запастись провизией.
Приручал гризли. Много лет у него жил один, огромный, не меньше этого
верзилы, за которым мы сейчас гоняемся. К Джеймсону он попал медвежонком.
А когда мне довелось увидеть его, он весил уже тысячу фунтов и таскался за
Джеймсоном, как собака, всюду, куда бы тот ни шел. Ходил с ним даже на
охоту, и спали они у одного походного костра. Джеймсон любил медведей и не
убил ни одного из них на своем веку.
Ленгдон помолчал немного, потом заговорил опять:
- Я тоже начинаю любить их, Брюс. Не знаю, в чем здесь дело, но есть в
медведях что-то такое, за что их нельзя не любить. Не думаю, что стану
охотиться на них снова... Вот только покончим с этим убийцей собак. Мне
кажется, это мой последний медведь.
Он сцепил пальцы и сердито договорил:
- И подумать только, ведь во всем доминионе нет ни одной провинции или
штата к югу от границы, где для охоты на медведя был бы введен хоть один
"закрытый сезон"! Ведь это просто преступление, Брюс. Медведи оказались на
одной доске с вредными хищниками, и их не возбраняется истреблять круглый
год. Не возбраняется откапывать их в берлогах, спящих, даже с малышами...
И... да простит мне небо... и я тоже помогал откапывать их оттуда! Мы
настоящие звери, Брюс! Временами мне кажется, что ходить с ружьем вообще
преступно...
- Эге-ге! Что там еще за чертовщина с медвежонком?
Мусква свалился с сука и болтался на конце веревки, как висельник в
петле. Ленгдон подбежал, схватил его на руки, поднял и перенес через сук,
за который зацепилась веревка. Затем он поставил медвежонка на землю.
Мусква не огрызнулся и даже не зарычал.
Брюс и Метусин ушли из лагеря на весь день разведать окрестности к
западу отсюда, а Ленгдон остался залечивать ушибленное колено, которое
разболелось еще сильнее. Большую часть времени он провел в обществе
Мусквы.
Ленгдон открыл банку с патокой, и к полудню добился того, что
медвежонок бегал за ним вокруг дерева, из кожи лез вон, чтобы добраться до
миски, которую искуситель держал так, что до нее не дотянешься. Потом
Ленгдон садился на землю, и Мусква забирался чуть ли не на колени к нему,
лишь бы только достать патоку. У медвежонка в возрасте Мусквы нетрудно
завоевать доверие.
Черный медвежонок мало чем отличается от детей. Он так же любит молоко,
обожает сласти и льнет ко всякому, кто добр к нему. Более милого существа
не найдешь среди четвероногих. Круглый, пушистый и такой забавный, что
кого хочешь приведет в хорошее настроение. И не раз Ленгдон хохотал до
слез, особенно когда Мусква делал решительные попытки вскарабкаться по его
ногам, чтобы добраться до патоки.
Мусква просто с ума сошел от патоки. Насколько он помнил, мать не
кормила его ничем подобным. А самое вкусное, что доставал Тэр, была
всего-навсего форель. К вечеру Ленгдон отвязал веревку, на которую был
посажен Мусква, и повел его на прогулку к ручью, прихватив с собой миску с
патокой. Ленгдон то и дело останавливался, чтобы медвежонок попробовал ее
содержимое. Через полчаса после этой своеобразной репетиции Ленгдон бросил
веревку и направился в лагерь. Мусква побегал за ним! Это была полная
победа, и по спине Ленгдона даже мурашки пробежали от удовольствия. Такого
он не испытывал еще за все время своей охотничьей практики.
Метусин вернулся очень поздно и был крайне удивлен, что Брюс еще не
появлялся. Стало темно, и охотники разложили костер. Только через час,
когда они уже кончали ужинать, появился Брюс. За плечами у него была
какая-то ноша. Он сбросил ее неподалеку от дерева, за которым притаился
Мусква.


- Шкура прямо бархатная, и немного мяса для собак, - сказал горец.
Подстрелил его из пистолета.
Он сел и принялся за еду. Немного погодя Мусква осторожно подобрался к
скрюченному телу, которое лежало футах в трех-четырех от него. Медвежонок
обнюхал его и весь так и затрясся. Прижавшись к мягкому, еще не
утратившему живого тепла меху, он всхлипнул тихонько и на время притих.
Брюс принес в лагерь и швырнул у подножия дерева не что иное, как
мертвого маленького Пипунескуса!



17. ТЭР СОБСТВЕННОЙ ПЕРСОНОЙ
Этой ночью Мускву снова охватило чувство бесконечного одиночества. Брюс
и Метусин за день намаялись, карабкаясь по горам, и завалились спать
пораньше, и Ленгдон последовал их примеру. Пипунескус так и остался лежать
на том самой месте, где Брюс сбросил его.
Мусква не шелохнулся после этого страшного открытия, от которого
забилось чаще его сердце. Он еще не знал, какой бывает смерть, да и вообще
не знал, что это значит, а кроме того, Пипунескус был мягким и теплым, и
Мусква был уверен, что тот вот-вот зашевелится. Теперь у Мусквы не было ни
малейшего желания затевать с ним драку.
Но вот снова наступила полная тишина, звезды высыпали на небе, костер
догорел. А Пипунескус не двигался.
Осторожно-осторожно Мусква толкнул его носом и потянул за шелковистую
шерстку, всхлипывая и как бы говоря при этом: "Я не буду больше драться с
тобой, Пипунескус! Просыпайся же, и давай дружить!"
Но и тогда Пипунескус не шелохнулся. И у Мусквы пропала всякая надежда
разбудить его. Не переставая уверять своего маленького толстого врага, с
которым они сражались когда-то на зеленом лугу, что он раскаивается теперь
в своем прежнем недружелюбии к нему, Мусква, все так же всхлипывая, приник
к Пипунескусу и вскоре заснул.
Утром первым делом Ленгдон пошел посмотреть, как Мусква провел ночь, и
вдруг замер на месте и целую минуту простоял не шевелясь. А затем какой-то
странный, приглушенный крик сорвался с его губ. Прижавшись друг к другу,
как будто оба были живыми, лежали Мусква и Пипунескус. Мусква же каким-то
образом пристроился так, что маленькая лапа мертвого медвежонка, обнимала
его.
Ленгдон потихоньку вернулся к постели Брюса, и минуты через две Брюс,
протирая глаза, шагал с ним к медвежатам. Он, так же как и Ленгдон,
остановился пораженный. Друзья переглянулись.
- Мясо для собак! - еле выговорил Ленгдон. - И ты мог принести его на
мясо собакам, Брюс!
Брюс не ответил. Ленгдон тоже не произнес больше ни слова. Целый час
после этого друзья не разговаривали. Метусин тем временем оттащил
Пипунескуса подальше от лагеря.
С Пипунескуса не сдирали шкуру, и мясо его не стали скармливать
собакам. Его положили в ямку, вырытую в пойме ручья, засыпали песком и
завалили камнями. И это все, что смогли сделать Брюс и Ленгдон для
Пипунескуса.
В этот день Брюс и Метусин снова отправились в горы. Горец нашел кусок
кварца, в котором оказались бесспорные признаки золота, и вместе с
индейцем вернулся в лагерь за приспособлениями для его промывки. Ленгдон
же все возился с Мусквой, воспитывая медвежонка.
Несколько раз он подводил медвежонка к собакам и, когда они рычали на
него и начинали рваться со сворок, порол их, пока они наконец не
сообразили и не усвоили, что хотя Мусква и медведь, однако особа его
неприкосновенна.
Ленгдон теперь совсем освободил медвежонка от веревки, и, когда
понадобилось снова привязать его, тот уже не стал сопротивляться.
На третий и четвертый день Брюс и индеец занимались геологическими
разведками в долине на восток от горного кряжа и в конце концов пришли к
заключению, что найденные ими крупицы принадлежат к ледниковым наносам и
не выведут их к золотоносной жиле.
На четвертую ночь - а она выдалась облачная и холодная - Ленгдон решил
испытать Мускву и взял его к себе в постель. Он думал, что с ним хлопот не
оберешься, но Мусква спал тихо, как котенок, и, после того как устроился
поуютней, почти не шелохнулся до самого утра. Часть ночи Ленгдон проспал,
обнимая рукой теплое и пушистое тельце медвежонка.
Сейчас было самое время продолжать охоту на Тэра, уверял Брюс, но
ушибленная нога Ленгдона разболелась не на шутку, и это нарушило их планы.
Ленгдон был не в состоянии пройти более четверти мили сразу. А сесть в
седло было так больно, что об охоте верхом не могло быть и речи.
- Еще несколько дней промедления не испортят дела, - утешал его Брюс. -
Если мы дадим нашему старикану передышку побольше, то он, пожалуй, станет


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белов Вольф - Странники вселенной
Белов Вольф
Странники вселенной


Посняков Андрей - Черный престол
Посняков Андрей
Черный престол


Посняков Андрей - Час новгородской славы
Посняков Андрей
Час новгородской славы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека