Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

человек, меняющий убеждения чаще, чем храмовая танцовщица - штанишки, не
стремящийся ни к чему, кроме собственной власти, то виделся ему фанатик,
мечтающий о славе и единстве империи - разумеется, под его, Харсомы,
руководством.
В конечном итоге, именно Харсома даровал частному лицу
беспрецедентные для империи (в которой не то что внешняя, но и внутренняя
торговля была государственной монополией) торговые права. И сделано это
было не за подарки, не за дружбу, - а потому, что Харсома понимал:
опутанная сетью торговых связей с империей, ставшее ее сырьевым придатком,
- королевство Варнарайн, как перезрелый плод, упадет в его руки и станет
частью империи. Империя вновь получит выход к Западному Морю. А дикие и
способные воины королевства превратятся в личную армию Харсомы, которую
можно будет бросить на завоевание столицы - или новых земель, смотря по
обстоятельствам.
Даттам не мог не видеть, что его торговая деятельность волей-неволей
кончится именно так, как хотел Харсома, - и это не могло его радовать.
Что, если королевство станет частью империи? А это вряд ли было уже за
горами, иные города уже сейчас слали послов к Харсоме, с просьбой принять
их в подданство, и Харсома был очень недоволен, когда Даттам, якобы
обознавшись, приказал одного такого посла сварить в масле, как
контрабандиста. Так вот, стоило королевству стать частью империи, как те
самые шальные торговые прибыли, проистекавшие из разниц законов и
неизведанности путей, сводились - если не к нулю, то уж, конечно, к
величинам, которые не могли устроить Даттама.
Год назад наследник Харсома вздумал убить Арфарру, - тут ходили
разные слухи о причинах, и чаще всего говорили, что Харсома хотел угодить
государыне Касие, но Даттам знал, что это было не совсем так. Просто
бывший наместник Иниссы, со своим феноменальным нюхом ищейки, собрал
материалы, изобличающие ближайшее окружение Харсомы в таких вещах, что
даже у Даттама, когда он познакомился с этими материалами, челюсть отвисла
от изумления, - и устроил Харсоме дикий скандал, с требованием покарать
негодяев. Харсома досье с благодарностью принял, но избавиться предпочел
не от негодяев, а от самого Арфарры.
Тогда Даттам помог Арфарре бежать, выпросил ему жизнь, - что
выпросил, купил, купил за доходы с верхнелосских гончарен, дурак этакий -
и утвердил при короле. Не за то, что Арфарра был ему другом. Нет. Даттам
рассчитывал: уж чего-чего, а воссоединения с империей трижды преданный
экзархом Арфарра не допустит.
И, действительно, какое-то время расчеты Даттама оправдывались.
Оправдывались так точно, что Даттам, издалека, из империи, упустил приход
новой опасности, - со стороны самого Арфарры. Тот стал строить города,
прижимать знать, поощрять торговлю внутри самого королевства, заводить
городские армии, словом, унифицировать страну.
А если к глухому горному селу мог добраться не только Даттам с
караваном, окруженным двумя сотнями вооруженных до зубов всадников, но
любой городской торговец на груженом муле, - это означало, что ни в каком
глухом селе за один железный гвоздь больше не дадут шесть соболиных
шкурок, спасибо, в городах тоже кузницы есть, гвоздей навалом.
А если сеньоры больше не будут иметь право драть со своих крепостных
восемь кож, то это значит, в свою очередь, что им не на что будет покупать
роскошные шелка и парчу, привозимые Даттамом.
А если в королевстве армии горожан заменят рыцарские дружины, то это
значит, что люди Даттама больше не смогут, следуя за войском, скупать за
бесценок награбленное, горожане сами знают, что сколько стоит.
А если запретят продавать людей за долги, если отберут у хозяев
земель (а Даттам, как уже упоминалось, владел пятой частью хороших земель
королевства) - нет-нет, не земли, а право суда и сбора налогов с земли, -
а если городские цеха осмелеют до того, чтобы жаловаться королю на
Даттама, а если... а если.... черт, тогда еще надо посмотреть, может,
лучше этой земле быть под экзархом Харсомой, чем под советником
Арфаррой...
Да, Даттам и не представлял себе размеров бедствия издалека, но тут,
приехав в Ламассу и походив по улицам, живо сообразил, что унификация
королевства не меньше грозит его сверхприбылям, чем присоединением
королевства к империи.

Покинув Даттама, Ванвейлен прошел на наружную галерею, опоясывавшую
здание на уровне второго этажа, сел на лавку с вырезанной на ней сценой
охоты на упыря, ноги положил на каменный бортик балюстрады, и задумался.
Нельзя сказать, что Ванвейлен был так уж поражен разговором с
Даттамом, потому что он уже два дня был в городе и кое-что слышал об
империи, - но подавлен он был. Все свои планы он строил на том, что за
Голубыми Горами царит такая же неразбериха, как в горных районах и
заброшенных городах Варнарайна, - и планы эти летели к черту. Ванвейлен



теперь понимал, что его подвело, - непростительное стремление здешних
сеньоров рассказывать мир по-своему и видеть даже в своих противниках
копию самих себя. Всякий заграничный чиновник выходил у них "князь", и не
то чтобы это делалось со злым умыслом. Песня о молодом рыцаре Даттаме,
который поссорился с императором из-за прекрасной девы и воевал с ним два
года и два месяца, явно к настоящему Даттаму не имела отношения. Как бы не
обстояло все на самом деле, - Даттам попросту был неспособен действовать
так, как подобает герою песни, - в отличие, кстати, от Марбода Кукушонка.
Однако в чем-то господин Даттам был Ванвейлену очень приятен, потому
что это был первый человек, встреченный им в этом мире, который уважал
Ванвейлена за сам факт наличия золота. Вот есть золото - и все, значит, с
Ванвейленом стоит разговаривать. А слава, подвиги, и то, что Ванвейлен не
мог непосредственно похвастаться тем, что его бабка произошла от горного
дракона, а тетка по вечерам обращалась в летучую мышь, - все это не имело
значения.
Да, Бредшо был прав, они влипли с этим золотом. В этой стране можно
безнаказанно торговать свободой и талисманами, а в империи, пожалуй,
торговать нельзя ничем. Вот, например, Западный Берег - ну какое
государство в здравом уме покинет собственные города... Значит - не в
здравом уме.
Из-за поворота послышались шаги и голоса, - и на галерею вышел,
человек в зеленом плаще монаха-шакуника, вокруг которого теснилась
вооруженная и разодетая свита.
Кто-то в свите остолбенело прыснул. Ванвейлен поспешно убрал ноги с
балюстрады, запоздало вспомнил, что, наверняка, даже самые глупые варвары
с собачьими головами не кладут ног на балюстраду в королевском замке.
Перед Ванвейленом стоял высокий человек с усталым лицом и глазами
цвета расплавленного золота.
- Господин Ванвейлен? Буду рад видеть вас на сегодняшней церемонии.
И Арфарра-советник, не задерживаясь, прошел дальше. Один из его
спутников, тощий монах с мечом на боку, оглянулся, взял Ванвейлена за руки
и прошептал:
- Вы не думайте, что это городской совет решил измываться наш вашим
товаром. Это господину Даттаму с самого начала захотелось, чтобы вы
продали товар храму. Даттам так живет: мир пусть будет кашей, а я -
ложкой. Вы Даттама берегитесь - с империей помимо храма не торгуют, а
Даттам разбойником был, разбойником и остался...
- Что значит - разбойником?
- Мятежником и разбойником. Соблазнял крестьян заклинаниями и чужим
добром, обещал, что после их победы в империи не будет ни богатых, ни
бедных, а будут только избранные и неизбранные, и что все избранные
повесят неизбранных вверх ногами.
Ванвейлен вытаращил глаза. Это была новая деталь в биографии
удачливого стяжателя Даттама.
- А, - монах досадливо махнул рукой, - от иных деревень остался
только пепел в локоть толщиной, всех чиновников утопили, раздали народу
все, что им не принадлежало, уверяли, что если всем все раздать, будет как
раз поровну, - спрашивается, всем все роздали, и пол-провинции перемерло с
голоду...
Хрустнула стеклянная дверь, и на галерее появился еще один
вооруженный монах. Стрелы в его колчане были белые с зеленым и синим
хвостиком, обозначая тем самым его принадлежность к свите Даттама. Лицо
ванвейленового собеседника слегка изменилось.
- Конечно, - сказал он задумчиво, - народ восстает не сам, а от
злодейства чиновников. Много ведь и справедливого было в требованиях
повстанцев, и не хотели они ничего, как возродить и очистить древние
законы государя Иршахчана.
Монах с зелено-синими стрелами взял собеседника Ванвейлена за грудки
и сказал:
- Ты не трожь Белых Кузнецов, соглядатай. Мы вам всем, стяжателям,
яйца повыдергиваем.
Глаза у Ванвейлена выпучились по-лягушачьи.
- Клайд! - заорал кто-то снизу.
Ванвейлен подошел к балюстраде. Во дворе, подле колоды для пойки
лошадей, размахивал руками Бредшо.
- Клайд, иди вниз! Нас на церемонию позвали, слышишь?
Ванвейлен побежал вниз, оставив этих двоих разбираться, кто из больше
не любит стяжания.
Перед глазами его стояло лицо - лицо изможденного человека с золотыми
глазами, в зеленом монашеском плаще, столь тонком, что под ним можно было
разглядеть завитки кольчуги.
Советник Арфарра!
Бывший чиновник империи, в которой простому народу запрещено носить
оружие, критиковать власти и иметь частную собственность! Что он задумал
здесь, в этом королевстве, где знать готова выщипать ему жилку за жилкой?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Ильин Андрей - Третья террористическая
Ильин Андрей
Третья террористическая


Афанасьев Роман - Чувства на продажу
Афанасьев Роман
Чувства на продажу


Головачев Василий - По ту сторону огня
Головачев Василий
По ту сторону огня


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека