Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Самый большой "человек действия", которого я знаю, - это Старик.
Замерьте его и, если результата не будет, можете бросить свою идею.
- А кто он?
- Наш сотрудник, сейчас пенсионер. Когда я пришел в органы, проходил
у Старика стажировку.
- Он что, уже тогда был старым?
- Да нет. Это псевдоним, с войны. Командовал диверсионной группой для
выполнения специальных заданий, ребятам по двадцать, двадцать два, а ему
двадцать пять - вот и Старик.
- Не хотите про себя - расскажите о нем.
О Старике можно рассказывать долго, даже написать книгу, что я и
предложил однажды писателю, у которого обворовали квартиру. Но тот отве-
тил, дескать, документалистика - дело журналистов, а художественные об-
разы должны быть рождены фантазией, тогда они, как ни странно, получают-
ся более яркими и объемными.
Я рассказал Элефантову, как впервые увидел Старика в деле. Это было
двенадцать лет назад, я работал второй день, и Старик взял меня на обход
зоны. Показал охраняемые объекты, проходные дворы, расположение телефо-
нов, сторожевых постов, познакомил с нашими помощниками из числа местных
жителей, провел по местам сбора подучетных элементов, мы проверили нес-
колько квартир, хозяева которых представляли интерес для уголовного ро-
зыска.
О Старике ходили легенды, и я не спускал с него глаз, впитывая каждое
движение, жест, манеру держать себя и разговаривать с людьми, перенимая
его тон, фразы, слова, начинающие и заканчивающие беседу. Никаких особых
премудростей не уловил: он держался спокойно, вежливо, доброжелательно,
хотя доброжелательность эта вовсе не располагала к тому, чтобы похлопать
его по плечу или просто первым протянуть руку.
Уже смеркалось, ноги гудели, хотелось есть, мы шли по старым кварта-
лам, их давно снесли, и, гуляя в городском саду с кинотеатром, кафе,
аттракционами, плавающими в искусственном озере лебедями, трудно предс-
тавить узенькие кривые улочки этого "Шанхая", убогие, покосившиеся до-
мишки, помойки в ямах под ветхими заборами.
Последний адрес оказался небольшим домишкой, сложенным из обломков
кирпича, почерневших досок, с крышей, покрытой толем. В нем веселилась
большая и весьма живописная компания. Когда я рассмотрел лица собравших-
ся, мне захотелось попятиться. Старик поздоровался, спокойно сел за
стол, сдвинул в сторону карты, вынул из-под чьего-то локтя финку в чер-
ном футляре, вылил на пол водку из початой бутылки, потом, указывая
пальцем, пересчитал собравшихся.
"Двенадцать. Иди, позвони, пусть пришлют автобус".
Держался Старик так, что было сразу видно, кто здесь хозяин положе-
ния. Почти все присутствующие его знали и вели себя тихо, но один ока-
зался залетным, у него задергалась губа и налился кровью тонкий бритвен-
ный шрам через левую щеку.
"Это еще что за чучело? Пошел вон, а то кусков не соберешь!"
Компания зашевелилась, на пьяных лицах явственно проступила угроза,
руки полезли в карманы, опустились под стол к пустым бутылкам. Атмосфера
мгновенно накалилась, теперь достаточно было одною слова, чтобы сработал
стадный инстинкт и пьяная толпа, не думая о последствиях, начала бить,
топтать, калечить, убивать.
Я не считал еще себя настоящим работником милиции, но фактически им
являлся, и до сих пор стыдно вспоминать охвативший меня страх и чувство
беспомощности перед надвигающейся опасностью. А Старик молча запустил
руку за борт пиджака, так неспешно и даже лениво, что у меня мелькнула
глупая мысль, будто он хочет почесать под мышкой, вытащил свой наградной
"ТТ" - табельного оружия он никогда не носил - и выстрелил. В замкнутом
пространстве небольшой комнатки грохот мощного патрона больно ударил по
барабанным перепонкам, так что у всех заложило уши, пуля вывалила кусок
стены с два кулака в полуметре над головой человека со шрамом, тот побе-
лел, и рубец стал выделяться еще сильнее, а Старик уже спрятал пистолет
и спокойно, будто ничего не произошло, сказал мне, продолжая прерванную
мысль: "Так и объясни дежурному: в "газик" все задержанные не поместят-
ся, нужна "стрела" или что там есть под рукой".
Инцидент был исчерпан. С этого момента Старик стал для меня кумиром.
Рассказанная история произвела на Элефантова сильное впечатление, и
он спросил, не могу ли я познакомить его со Стариком. Я ответил, что мо-
гу, и если мы его застанем, то прямо сейчас.
Старик оказался дома. Разговор завязался быстро. Элефантов изложил,
что его интересует. Старик порасспрашивал о новом приборе и, к моему
удивлению, легко согласился подвергнуться измерениям.
Потом Старик угостил нас крепким чаем с пиленым сахаром и сухарями,
Элефантов попросил рассказать о войне. Старик усмехнулся: мол, об этом
говорить можно неделю. Тогда Элефантов уточнил:
- Что было самым трудным и запомнилось больше всего?


- Для меня самым трудным испытанием была сытость.
- Что-что? - не понял Элефантов.
- Быть сытым среди голодных - самое противное на свете, - продолжал
Старик. - Нас готовили на задание. Особое задание, особая подготовка.
Усиленный рацион: белки, жиры, углеводы - все по научным таблицам, по
формулам. Хочешь, не хочешь - ешь! Я за три месяца набрал два кило, и
это при изнурительных тренировках, такой и был расчет - организм укре-
пить, запасы впрок сделать. А через поле от нашего лагеря - голодающая
деревенька. Детишки, женщины в мерзлой земле ковыряются, картошку ищут,
кору с деревьев дерут... Кожа да кости, еле на ногах стоят, ветром кача-
ет. Через день похороны. А у нас сахар, масло, мясо, консервы, шоко-
лад... Увольнений у нас не было, они тоже близко не подходили - запрет-
ная зона, ничего не передашь... Ребята в бинокли смотрят да зубами скри-
пят: стыдно, кусок в горло не идет.
А один был в группе - Коршун, здоровый такой, краснощекий, бодрячок,
он жрал в три горла да приговаривал: нас не зря кормят, подкожный жир
поможет задачу выполнить, так что ешьте, раз положено, это дело госу-
дарственное...
Все правильно говорил. Потом мы голодали неделями, три дня под снегом
лежали, по сто километров за сутки проходили. Если бы не подкожный жир,
не запасы энергии - нипочем не выдержать. Только Коршуна с нами не было.
Перед самой заброской ногу подвернул. Может, правда, и не нарочно, но у
меня к нему веры ни на грош! Если человек не стыдится брюхо набивать,
когда кругом голод, то дрянь он и больше ничего!
Старик плюнул в пепельницу. Он всегда очень спокойно рассказывал о
боевых действиях, но здорово горячился, когда речь шла о трусости, пре-
дательстве, шкурничестве.
- Среди своих такая сволочь маскируется, а вот в оккупированной зоне
их сразу видно! И одежда не та, и курево, и жратва. Особенно это на жен-
щинах заметно. Одна изможденная, в ватнике и сапогах, другая - ухожен-
ная, нарядная, чулочки шелковые, туфельки, духи французские. И пусть ее
не видят с немцами в автомобиле или за столиком в варьете, все равно все
ясно! - В голосе Старика появилось ожесточение.
- А какой-нибудь случай вы можете рассказать? - Элефантов перебил до-
вольно бесцеремонно, как будто хотел сменить тему разговора.
- Случай? Случаев всяких хватало.
Старик любил вспоминать прошлое, но его рассказы напоминали кусочки
мозаики, из которых нельзя было сложить цельную картину.
- Когда освобождали Польшу, мы вчетвером на "газике" заехали в ма-
ленький городишко, какой там городишко - одни развалины. Немцы ушли, на-
ши еще не пришли, пусто. Улицы завалены обломками, где-то что-то горит,
ни души не видно, тишина такая, что жуть берет. Искали помещение для
контрразведки, ничего подходящего - все дома сильно повреждены, наконец,
смотрим - целое здание, только стекла выбиты. Во дворе парты сломанные,
глобус, муляжи всякие - школа. Я говорю Сашке Бурцеву: пойду посмотрю,
как там внутри, а вы поезжайте дальше, может, что получше найдете.
Зашел, осмотрелся, наверх поднялся - подходит: лестница в порядке,
перекрытия крепкие, полы целы, только убрать надо, мусора много, бумаги,
мебель поломанная навалом. Слышу, мотор шумит, что-то, думаю, рано вер-
нулись, дверца хлопнула, и машина уехала. Ничего не понимаю. А по лест-
нице шаги, ага, Бурцев, куда же он остальных послал? Вышел из-за угла, а
передо мной, метрах в пяти, - эсэсовский офицер! Я стою и смотрю на не-
го, а он на меня пялится, оба словно оцепенели, потом одновременно - к
кобурам. Время как остановилось: у него рука медленно-медленно крышку
отстегивает, и у меня застежка не поддается, наконец вытащили шпалеры, я
упал на колено, он тоже не лыком шит - отскочил за колонну, короче, оба
промазали. А потом началась перестрелка, как в кино, только безалабернее
и не так красиво. Бегаем друг за другом, палим, не попадаем. Наконец
подстерег я его в спортзале, там посередине целая куча всякой всячины:
конь, козел, брусья, маты горой, спрятался я за ними, он в другую дверь
входит, бах - готово!
Старик азартно рассек рукой воздух. Рука у него была тяжелой, пальцы
словно сжаты и чуть согнуты, большой прижат к ладони. Попади под такой
удар - не поздоровится.
- Я на нем бумаги важные нашел и вот эту штуку с пояса снял...
Старик покопался в ящике и положил на стол нож в кожаных ножнах с
красивой костяной ручкой.
- Японский, для харакири. Символ чести, презрения к смерти. Эсэсманы
себя тоже вроде как самураями считали, вот и таскал для форсу.
Элефантов снял ножны и зачарованно рассматривал тусклый клинок, а я
смотрел на Старика. Обычно всех завораживали смертоносные железки: пис-
толет с неровно выгравированной наградной надписью на затворе, экзоти-
ческий трофей, добытый в перестрелке, рукоятка индуктора, поворот кото-
рой отправил на тот свет несколько сотен фашистов, и другие материальные
предметы, напрямую связывавшие сегодняшний день с тем суровым временем,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Ладожский ярл
Посняков Андрей
Ладожский ярл


Прозоров Александр - Испанский поход
Прозоров Александр
Испанский поход


Шилова Юлия - Случайная любовь
Шилова Юлия
Случайная любовь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека