Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

– Пожалуйста, – ответила она с той же ноткой абсолютного превосходства, словно богиня разговаривает с рыбой на столе. – Ладно, я иду дальше.
– Я с вами, – сказал я торопливо. – Вы же видели, леди Джильдина, я пригодился!.. И как воин, и как личный массажист вашей милости… светлости… вашего преосвященства…
Она покачала головой.
– А что ты хочешь? Помимо того, чтобы уцелеть?.. Ради какой дурости пришел сюда из благополучного мира?
– Ну, не совсем и благополучного, – пробормотал я осторожно.
Она сказала презрительно:
– Не ври. По тебе видно, что мир твой благополучнее уж и не бывает.
Я пробормотал:
– Считайте, что по дури. Или по пьяни. Это вы умная и вся из себя такая трезвая, а я вот… Прошел через Барьер и пер так до самого вечера. А когда опомнился, увидел таверну. Зашел, увидел Соммерса, Тиранита, а потом и вас… Скажу по правде, вы меня сразу ослепили, как удар молнии в самое темечко! Никогда не видел такой великолепной женщины! Какие плечи! Какие бицепсы! А трицепсы?.. А квадрицепсы? А икроножные? А животные… ну… в смысле, которые на животе?.. Эх, конечно, я все время хотел снова вернуться к Барьеру и попробовать пройти через него обратно… но вот сейчас, когда увидел вас, то уже совсем все расхотелось, только не поймите меня правильно… Ваши ромбовидные и средние трапеции будут сниться каждую жаркую ночь!
Она фыркнула:
– Не будут.
– Почему?
– Не доживешь до ночи, – сообщила она хладнокровно. – И вообще я иду в другую сторону. Но, конечно, тут куда ни иди, придешь к Барьеру, если не сворачивать. Но через Барьер не пройдешь. Думаешь, ты один пробовал?.. В том числе и те пытались, кто по дури или для забавы прошел в эту сторону и тут же восхотел обратно. Тем дуракам тоже не помогли никакие амулеты, талисманы, заклятия, волшебные вещи…
Завтракала она быстро, в путь отправилась еще быстрее. Я спешил сзади, постоянно отставая и не понимая, как она может передвигаться так легко, а валуны не обходит, а перепрыгивает, словно у нее не мышцы, а кровонагнетательные клапаны, как у паука-прыгунца.
Солнце, преломляясь в мириадах песчинок, больно бьет в глаза снизу, не помогает надвинутый на глаза край платка. Жаркий воздух давно сжег пасть, высушил язык и выжигает глотку.
Мои ноги механически передвигаются одна за другой, я чувствую их, как две тяжелые колоды, сперва как деревянные, затем чугунные, а сейчас и вовсе свинцовые. Как из другого мира донесся строгий голос:
– Стоп!
Я послушно и с великим удовольствием остановился, все тело ноет. Приподняв голову, поморщился от блеска. Могучая женщина впереди, в нашу сторону идет человек в черном, как сама тьма, балахоне. Капюшон надвинут на лицо так, что скрывает лицо полностью, рукава широкие и прячут руки по кисти, а сам балахон касается песка.
Рядом со странником часто-часто перебирает лапами огромный жук размером с крупную кошку. Солнце блестит на металлической спине, металлической головогруди и таких же металлических восьми лапах. Небольшие глаза смотрят бессмысленно, но антенны-щеточки направлены в нашу сторону, членики шевелятся, подхватывая и анализируя наши запахи.
Богатырша произнесла несколько слов, медленно и певуче, низко поклонилась и распростерла руки, словно ласточка в бреющем полете. Человек замедлил шаг, я чувствовал, как рассматривает нас. Она не двигалась, склонив голову.
Внезапно нас охватила волна холода, человек в черном пошел дальше, уже обращая внимания на нас не больше, чем на песок, по которому ступают его ноги. Я даже не увидел, во что он обут. Да и обут ли вообще. И, кстати, ноги ли там…
Она шумно перевела дух.
– Повезло… Я только один раз видела Темного Монаха. Он тогда одним взмахом руки умертвил двенадцать человек.
– Может быть, – спросил я робко, – они его чем-то обидели?
Она посмотрела удивленно, потом вдруг кивнула:
– Ну да, а как же! Кто ж думал, что он может дать сдачи. Мужчины задираются часто. Просто так. А знали бы, что это могучий колдун…
Я ответил невольно:
– Да это ж видно издали!
Она спросила:
– По чему?
– Ну… во-первых, – объяснил я, – в такую жару и вдруг в черном! Черное поглощает солнечные лучи, он бы уже спекся. А так, наверное, его балахон тепло поглощает, а перерабатывает в прохладу и… что-нить еще для дома, для семьи. К тому же этот…
– Жук? – подсказала она.
– Жуков таких не бывает, – ответил я твердо. – Все насекомые – шестилапые. Все жуки, мухи, бабочки, стрекозы… Только у мухи Аристотеля было восемь, да и то через две тыщи лет увидели, что все-таки шесть. Восемь лап – это даже не знаю что! Паук какой-то. Во-вторых, насекомые не могут вырасти до такого размера, как их не корми! У них нет легких, не дано им. Легкие качают воздух, а с жучьими трахеями воздух в такую глыбь сам по себе не пролезет, он толстый… Это ящерица, жаба или вообще млекопитающее, замаскированное под простого честного жука!
Она слушала внимательно, вряд ли что поняла, но посмотрела с брезгливой жалостью.
– М-да… в ваших городах вас не учат жить, как вижу, но голову ерундой забивают.
– Да трудно понять, что не ерунда, – ответил я смиренно.
Она отрезала:
– Здесь – легко. Все, я иду дальше.
– Я с вами, доблестнейшая, – сказал я торопливо. – Вернее, за вашей удивительной спиной с такими дельтами… такими трапециевидками… А трехглавая так и вовсе… Про клюво-плечевую вообще молчу от восторга, захлебнувшись слюнями…
Шел я, глядя себе под ноги, а когда как-то поднял голову, ахнул, не поверив глазам: впереди развевается исполинский красный крест. Я присмотрелся и различил тонкую ткань, через которую просвечивает багровое небо. Полотнище свисает как будто с небосвода, в ширину не меньше, чем в полет стрелы, а в длину где-то с милю. Крест во всю длину и ширину – ярко-красный, победный, свежий, как будто только что вывесили…
Я охнул, вытаращил глаза.
– А это что за чудо? Кто повесил?
Она посмотрела на меня с отвращением.
– Ну что ты за человек? Зачем тебе все это надо?
– Но как же… Мы ж исследователи или хто?
Она поморщилась.
– Я – охотница за сокровищами древних. И мне нет дела до того, что было во времена Войн Магов.
– Ого… Я не думал…
Она промолчала, быстро уходя вперед. Я припустился вдогонку, в черепе рой мыслей. То ли крестоносцы здесь побывали в прошлую эпоху, то ли нанесли такой удар, что метка от него осталась на все тысячелетия. Возможно, этот крест видят и по ту сторону Барьера.
Еще одна причина, подумал хмуро, чтобы не открывать проход через Барьер. Пусть никто не видит, что ненавистный Север был здесь. Или хотя бы пробомбил здесь святыми бомбами.
Она остановилась, всматриваясь в небольшой серый смерчик, тот наощупь пробирается между камней, оступается в провалы, а выкарабкивается с трудом.
– Правее, – сказала она, – не отставай.
Что-то в ее голосе заставило прибавить шагу. Мы с великой поспешностью убрались с дороги смерча, а тот быстро рос, уже не шелестит, а ревет, извивающаяся струя расширилась кверху, там вообще будто другое пространство-время, камни расшвыривает, а где нет камней, там остается глубокая и оплавленная борозда.
Мы затаились за грудой камней, на головы полетел песок и мелкие камешки. Ревущий, как танковая колонна, смерч прошел мимо. Земля перестала содрогаться, я устрашенно смотрел вслед, а охотница за сокровищами зло выругалась:
– Я бы магам на той стороне кишки выпустила! Только за эти смерчи. И волкам бы скормила.
– Это они создали?
– Они не выпускают, – сказала она зло, как выплюнула яд. – Смерчи бьются о стены Барьера и возвращаются!
– Гады, – согласился я, а сам подумал, что если от этих смерчей нет защиты, то лучше их изолировать в одном месте.
И вообще, чем больше думаю о Зоне Смерти, тем больше понимаю, чем вызван ее карантин.
Далеко впереди из песка торчат изогнутые жерди истлевшего шатра, белые и блестящие. Мне каркас показался сперва слишком длинным, нечто вроде ангара, к тому же жерди становились все короче, а потом вообще по песку тянутся белые высохшие кольца…
Я охнул, наконец рассмотрев на другом конце наполовину засыпанный песком огромный череп: вытянутый, чем-то похож на лошадиный, разве что втрое крупнее, огромные глазницы, ноздри.
– Дракон? – спросил я, сам понял, что спросил глупость, добавил: – Винтокрылый или саблезубый?
Она огрызнулась, не поворачивая головы:
– Это скелет, а не дракон.
– Это вы его изволили убить? – спросил я льстиво.
Она оглянулась, на лице недоумение.
– Ты совсем дурак…
– Ну, – заторопился я, – не голыми руками, конечно. Но вы ж можете, да?
Я смотрел такими верящими и преданными глазами, что она не нашлась что ответить, буркнула нечто под нос и, отвернувшись, быстро пошла дальше. Наверное, пожалела разрушать наивную веру идиота.
В жарком мареве проступил силуэт странного корабля. Измученный, я не сразу начал всматриваться, больше смотрел под ноги, но однажды поднял голову, к тому же ветерок смахнул пелену дрожащего от перегрева воздуха, и выпучил глаза.
Корабль огромен, отсюда не определить размеры, среднее между авианосцем и линкором. Кормой погрузился в песок, как обычно тонет в море, нос задран под углом градусов в двадцать, все выказывает, что это быстроходный корабль из металла, но выглядит, как будто высекли из камня, а потом его облюбовали целые колонии огромных полипов. Покрыли собой даже борта, а на палубе вообще друг на друге в несколько этажей, создавая причудливые скалы, однако я угадал в одних трубы, в других мачты, хотя и не понял, зачем на сверхбыстроходном линкоре то и другое.
Сердце вдруг рванулось и, подойдя к горлу, остановилось горячим пульсирующим комом. Я закашлялся, Джильдина стукнула по спине.
– Что случилось?
– Ни.. че… го… – просипел я.
Ее глаза прищурились зло.



– Точно?
– Точно…
Она повернула голову, взгляд зацепился за силуэт странного корабля. Он уже начал сдвигаться вправо, мы пройдем от него в каких-нибудь двух-трех сотнях шагов.
– А я бы сказала, – произнесла она с растущим подозрением в голосе, – что тебе эта штука знакома…
Этот корабль выглядит, как если бы корпус боевого ракетного истребителя пятого поколения с его хищно-ультрасовременными обводами облепили чугунные пушки времен Петра Первого, а то и Ивана Грозного, люки закрыли железными щитами крестоносцев, а весь корпус украсили барельефами, изображениями крылатых грифов, нацепили гроздья амулетов от дурного глаза. А потом все это безобразие вообще окаменело.
Я ответил сипло:
– Там никто не бывал?
Она покачала головой.
– А что тебя интересует?
– Меня ничего, – ответил я поспешно. – Просто любопытно.
– Тут никто просто так не любопытничает.
– Но что-нибудь там нашли?
Она снова качнула головой.
– Я бы слышала.
– Жаль… – сказал я, потом подумал, что ничего не жаль, мне больше останется. Надо еще знать, где смотреть и что смотреть, а у меня больше шансов. – Ладно, как-нибудь…
Она посмотрела на меня долгим тяжелым взглядом, а я с надеждой разглядывал небо. Закатная часть горит настолько жутким багровым пламенем и опустилась до самой земли, что я видел стены огня и различал, как поднимаются косматые клубы дыма. Мы шли по направлению к небесному пожару довольно долго, наконец сообразил, что это никакой не закат, идем на север, а пожар самый настоящий, только исполинский, охвативший приличную площадь.
Я беспокойно посматривал на богатыршу, она отмахивает милю за милей с упорством механизма. Пожар приближался, но еще раньше мы увидели руины города, от которого осталась часть крепостной стены, а также с четверть мили странного акведука, чересчур изящного, чтобы тонкие, как спицы, колоны выдерживали широкий и массивный желоб из зеленого, как малахит, камня.
Ровная поверхность плато с разбега уткнулась в груды массивных глыб, каждая с вагон, а на них лежит, слегка накренившись, еще один корабль, но уже сказочный. На таком разве что царица Клеопатра плавала по Нилу: изысканной формы, с дивной выпуклой грудью и гордо вскинутой шеей, увенчанной головой грозного и прекрасного дракона.
Я пытался с ходу определить, что за сооружение, странно смешаны элементы финикийской культуры, египетской, эпохи Колумба и даже проскальзывают намеки, что конструктор знаком и со скоростными дизельными яхтами, но нужна была эксклюзивная вещь под старину, вот и сделал под старину, а в смешении эпох заказчик не разберется.
Похоже, что когда хозяину яхты надоедало плавать или нужно было добраться до места быстрее, он мог поднимать ее и в воздух. Иначе как объяснить, что лежит на камнях уже разрушенного города, словно спешил то ли отразить угрозу, то ли вывезти семью, но не успел, и вот уже сам содрогнулся от залпа вражеских орудий…
Джильдина, судя по ее бегу, намеревается пройти мимо в сотне ярдов, я все на бегу выворачивал шею, рассматривал украшенные золотыми заклепками размером с черепах борта, сохранились две мачты и полуразрушенная надстройка ближе к корме. Глаза уже на лбу, пена закипает в пасти без всяких удил, вроде не до эстетики и раздумий, ну что я за человек…
– Там тоже ничего не осталось? – крикнул я в удаляющуюся спину.
Она ответила, не посмотрев на корабль:
– Только кости.
Чьи кости, я уточнять не стал. Даже если первых мародеров, то с их трупов тоже сняли все, включая одежду.
Остановившись, она сверилась со знаками на полуразрушенной стене, свернула. Через пару минут я увидел два дивных рыцарских щита, украшенных вздыбленными львами, коронами и множеством магических знаков. Оба острыми концами всажены в землю, а когда мы приблизились, я с нехорошим чувствами сказал себе, что не хотел бы встретиться с такими дядями в поединке.
Оба щита почти в мой рост, если прикинуть размер закопанной части, а так до пояса. Толщиной почти в наковальню, я посмотрел уважительно, хотел обойти один щит со всех сторон, однако амазонка прошла между ними строго посредине. Я молча скопировал ее движения, потом пришлось наддать, и больше на щиты не оглядывался.



Глава 11

Я снова с трудом перебирался через груды камней, не представляя, как женщине удается так легко прыгать по ним и даже через них. А она все отдалялась, я чувствовал ее нетерпение, тем неожиданнее было, когда она остановилась резко, словно ударилась о стену, но за оружие не схватилась.
Наддав, я проскочил мимо последних изъеденных временем скал, в глаза ударил ярко-красный цвет, словно дымящаяся кровь. Оранжевые скалы расступились, впереди и внизу громадное плато, окруженное цепью слипшихся в одну стену красных отвесных гор, а на плато, как гнилые зубы в провалившемся рту, сотни, если не тысячи развалин домов, дворцов, крепостных стен.
– Город? – спросил я почему-то шепотом.
– А ты что думал? – огрызнулась она. – Пойдем.
Не дожидаясь ответа, она резво пошла вниз, в одной руке появился нож, глаза беспокойно шарят по сторонам. Дорога идет вниз, можно даже бежать, однако я тоже превратился в слух, хотя чаще посматривал на город. Все дома разрушены, если не считать величественного дворца в северной части: потерял только крышу, да окна зияют, как пустые глазницы, но хотя бы уцелели стены.
Она замедлила шаг, когда мы прошли в широкий провал крепостной стены. Я ощутил разочарование, камень самый простой, и хоть не кирпич, но вырублен грубо, обтесан кое-как, и не случайно, что все здесь быстро рушится под напором ветра, дождей и частых ураганов.
Жесткая сухая трава, которую не подпустили бы к городу на арбалетный выстрел, сейчас нагло пробивается всюду, пытается изрезать сапоги острыми, как бритва, стеблями.
Я сбился с шага: уши поймали зов рога. Следом вроде бы донеслись звуки игры на трубах. Джильдина идет ровным быстрым шагом, я догнал, напряженно прислушиваясь. Трубы слышу отчетливо, а теперь вот странная музыка. Ее отнес бы к струнным…
Ветер переменил направление, музыка стихла. Я все поглядывал на Джильдину, слышит ли, однако она просто двигается к воротам, не поворачивая головы.
Город казался реальным, но мы вошли в него, угол зрения изменился, и… башни, дворцы, стены – все-все стало почти прозрачным. Я отчетливо видел сквозь крепостную стену ровную, выжженную знойным солнцем далекую каменистую равнину, на грани видимости – остроконечные скалы, изгрызенные ветрами и дождями.
Странное чувство потери коснулось груди. Улицы завалены грудами камня, мелким щебнем, остатки стен торчат грозно и одновременно жалко, однако каждую продолжает призрачная, часто украшенная барельефами, скульптурами, карнизами, некоторые дома стоят просто на щебне, как и пара башен, от которых ничего не сохранилось.
Я шел за Джильдиной, часто спотыкаясь, падал, она же двигалась целенаправленно, не глазея по сторонам, только пару раз достала из кармана листок и сверилась с картой. В некоторых домах как будто горит свет, я тут же заглядывал в окна и провалы на месте дверей.
Она спросила сердито:
– Ты что там ищешь?
– Людей, – сообщил я. – Главное сокровище – люди.
Она покачала головой, но не обернулась.
– Здесь их продать некому, – сообщила сухо.
Я охнул, небо чуть изменило цвет, и над мертвым городом разом взметнулся живой: каменные стены руин продлились ввысь почти реальными, хоть и полупрозрачными. Высокие башни взметнулись к небу, тонкие, как спицы, на каждой трепещет флажок. Джильдина торопливо шла мимо, а я жадно шарил взглядом по городу, стараясь запечатлеть как можно больше деталей.
Старинные замки и причудливо изогнутые небоскребы, воздушные мостики между вздернутыми к небу башнями, мосты всех видов и размеров, от древних до ультрадивных, словно перенесенных из будущего. Странный город строился явно хаотично, без плана, однако чувствуется вкус: нет безобразных строений, а здания разных эпох удивительно гармонизируют друг с другом.
– Не отставай! – резко бросила она.
– Бягу, бягу, – послушно ответил я и в самом деле побежал, стараясь догнать резвую звероженщину.
– Зачем тебе люди? – спросила она сердито. – Люди могут не отдать сокровища!
– Даже призрачные?
– Призрачные тоже бывают разными.
Я помолчал, переваривая ответ, развел руками.
– Мне в самом деле не нужны сокровища.
– Дурак, – бросила она.
– Дурак, – сказал я, – это всякий инакомыслящий. Извини, но в поместьях моего отца сокровища складывать некуда. Меня другое интересует…
– Что?
– Не знаю, – ответил я простодушно. – Просто хочу видеть места, которые раньше не видел.
– Поехал бы в города.
– Был, – сообщил я. – Вообще-то все города похожи один на другой. Разница невелика…
– Дурак, – снова сказала она убежденно, – конечно, здесь диковинок много, зато отныне никогда не увидишь те свои благополучные города.
Я подумал над ответом, но Джильдина уже не обращала на меня внимания, зорко осматривает окрестности, от ее слуха не скроется ни один звук, и я сказал негромко:
– Увижу.
Она резко повернулась в мою сторону, в синих глазах на миг полыхнула безумная надежда.
– Что?.. Ты знаешь, как выйти?
– Нет, – ответил я безмятежно. – Но если есть вход, то есть и выход.
– Дурак, – повторила она в который раз, уже злясь, что хоть на мгновение поверила в чудо, – вход сюда есть в любом месте!
– Тогда и выход должен быть в любом, – сказал я кротко. – Плохо искали.
Она рассерженно отвернулась, не изволив больше замечать такого явного дурака, даже идиота.
Мы шли с утра до вечера, но я все еще видел знакомые скалы то справа, то слева, пару раз они заходили нам за спину, однажды мы шли опасно высоко и смотрели на скалы сверху, а над нами, почти задевая за волосы, неслась пышущая жаром громада каменных туч, превращенных в лаву.
Шварценеггерша, тоже взмокшая, шла, пригибая голову, оглянулась, на лице напряжение, бросила резко:


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Наказание красотой
Шилова Юлия
Наказание красотой


Панов Вадим - Половинки
Панов Вадим
Половинки


Круз Андрей - Я еду домой!
Круз Андрей
Я еду домой!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека