Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Да. Было бы неплохо.
Однако, времени, видимо, оставалось в обрез, потому что она пропустила шпильку и заговорила типичной журналистской скороговоркой:
- CIL - один из старейших и крупнейших концернов Денеба. Собственно, некогда это была часть одного из химических концернов, как раз и производивших колонизацию планеты, - в здешних горах, как вы, может быть, знаете, содержится таблица Менделеева в полном составе. Однако после объявления Денебом независимости CIL тоже выделился в отдельное предприятие и процветает уже более ста лет. На данный момент ему принадлежит целая куча шахт, заводов и лабораторий по всей планете, а их годовой бюджет равен примерно половине бюджета вашей собственной корпорации, герцог.
- Ого! Тогда это настоящий монстр.
- Совершенно верно. Далее, несмотря на колоссальные залежи полезных ископаемых, которыми славен Денеб IV, CIL снискал себе славу в основном в области органической химии. Синтез органики, фармакология - всякое, знаете, такое, в чем я ни черта не понимаю. Так. Что еще?.. Ах да, CIL - акционерное общество, управляется формально советом директоров, фактически - генеральным директором. Вот. Все это, разумеется, общие сведения, большого интереса для нас не иредставляющие.
Слегка запыхавшись от взятого темпа, Гаэль сделала паузу, дабы перевести дух и заодно закурить. Я с удовольствием последовал ее примеру - курить на ходу я тоже, между прочим, не любил.
- Что же касается непосредственно нашего вопроса, то тут ситуация следующая. В официальном каталоге препаратов, выпускаемых концерном, нашего нет. - Заметив мое недоверие к столь категоричному заявлению, она усмехнулась: - Думаете, как я могла это определить, не разбираясь в формулах длиной с корпус космического корабля? Это не так уж сложно. Неужели вы думаете, что во всей этой кабалистике разбираются коммивояжеры и прочие, торгующие с концерном? Конечно, нет. У CIL отлично организованная система компьютерного поиска, с которой я и поработала. Так что об отсутствии искомого могу говорить с уверенностью. Это я проверила и перепроверила. Однако я этим не ограничилась и попросила произвести поиск по подобию - их сервис такое позволяет. Ну и кое-что нашла, хотя вот в этом разобраться досконально - выше моих способностей. Если же говорить об общем впечатлении, то, как мне показалось, CIL и вправду ведет разработки чего-то более-менее сходного с нашим препаратом.
- Черт! Это никуда не годится! Нам надо знать точно.
- Ишь ты! Какая тонкая мысль! Даже странно, что меня она тоже посетила. А как, позвольте спросить? Может, вы знаете какой-нибудь простой способ, который я упустила?
Судя по насмешливому выражению, не сходившему с ее лица, она, во-первых, была весьма довольна собой и, во-вторых, не сомневалась, что попытайся я что ответить, непременно сяду в калошу. Тем не менее я дал ей насладиться торжеством и брякнул самое очевидное:
- А почему бы вот так просто не прийти и не спросить?
- Потому, что вас вот так просто и пошлют. Не спорьте! Я пробовала. Не сама, конечно, чтобы не засветиться. Попросила знакомого - он связался с коммерческим отделом и сказал, что его интересует один препарат, которого у них нет в каталоге. Там ему просто в лицо рассмеялись. В общем, у них собственная служба безопасности, строжайшая секретность, прессу на пушечный выстрел не подпускают. И все по закону - борьба с промышленным шпионажем. Еще идеи?
- Подкуп?
- Потребуются время и деньги. А у нас нет первого и маловато второго.
- Ладно, сдаюсь.
- Я воспользовалась вашим именем.
- Что?!
- Что слышали. Я позвонила прямиком их генеральному директору и сказала, что знаменитый Рене Гальего, находящийся инкогнито на Денебе, просит аудиенции по вопросу исключительной важности. Сама представилась как ваша секретарша.
- Так они вам и поверили! Рассказывайте!
- Ха! Еще бы! - Ее прямо распирало от удовольствия.
- Потому что до этого я позвонила на Новую Калифорнию. Адриану Форбсу. И попросила его подтвердить всю эту легенду в случае надобности!
Честно говоря, у меня просто не было слов. Не говоря уже о незаурядной ловкости, с которой был составлен план, как, черт возьми, она смогла уломать Адриана? В общем, чем лучше я знакомился с мисс Ла Рош, тем больше она меня поражала.
- Ну и? - Я невольно улыбнулся.
- Все пошло как по маслу. Сперва они не поверили, но, когда я перезвонила через часик, стали сама любезность. В результате на пять часов сегодняшнего дня нам назначена встреча с их директором. - Она очередной раз сверилась с часами и присвистнула с досадой: - И сейчас уже без четверти, а я еще самого-то интересного вам не сказала. Генерального директора CIL зовут Беата Виттенберг.
- Женщина?! - Я действительно чуть не подпрыгнул.
- Ой как скверно!
- Это почему? Может, она писаная красавица и вам будет приятно с ней пообщаться. И потом, - она лукаво подмигнула, - вы зря недооцениваете свой мужской шарм! Если предположить, что миссис Виттенберг нравятся крупные мужчины, то наша задача может здорово упроститься. Но, кроме шуток, дело совсем не в том, что она женщина.
- А в чем же?
- В ее фамилии. Помните, я вам рассказывала, что читала некрологи ученых, без вести пропавших на станции "Бантам"?
- Ну, ну?..
- Как вы уже могли убедиться, у меня прекрасная память и я никогда ничего не путаю. Так вот. Одного из ученых, работавших с Вольфаром, звали Пол Виттенберг!
Важность такого наблюдения трудно было переоценить, но все же я для очистки совести спросил:
- А как насчет совпадения?
- Не исключено. Пошли! Нам пора! - Когда же мы двинулись, она с ноткой вины заметила: - Я поздновато обратила на это внимание. Только сегодня, когда дожидалась вас в "Рице". Так что не было времени проверить. Уж извините.
Признаться, я даже почувствовал себя неудобно, ведь она проделала колоссальный объем работы и была достойна как минимум похвалы.
- Что вы, Гаэль! Мне, наверное, следует поблагодарить вас.
- Наверное? Следует? - пробурчала она, коверкая мою интонацию. - Ай! Лучше и не пытайтесь делать то, чего не умеете!
В этот миг мы как раз завернули за угол, и она указала рукой на здоровенную неоновую вывеску с аббревиатурой "CIL".
- Подумайте лучше о том, что будете сейчас говорить! Моя часть закончилась.
Подумал я, правда, о другом - не слишком ли рано собрался ее хвалить... Уже поставив ногу на первую ступеньку короткой лестницы, ведущей к двустворчатым стеклянным дверям, и понимая, что отступать поздно, я все же поинтересовался:
- Гаэль, а что будет, если они меня сейчас властям заложат?
- Не заложат.
- Почему вы так уверены?
- Долго объяснять. Я чувствую! Да заходите же, не топчитесь!..
Но, как бы там ни было, она оказалась права: сдавать меня полиции никто действительно не собирался. Более того, казалось, что в компании CIL всерьез озабочены сохранением моего инкогнито. Во всяком случае, иначе я не могу объяснить то, что стоило нам перешагнуть порог их офиса, как рядом возник молодой человек с приклеенной улыбкой, вполголоса осведомившийся, не мы ли мистер Гальего и мисс Ла Рош. После же получения утвердительного ответа он улыбнулся еще шире и, сообщив, что госпожа директор нас ожидает, предложил следовать за ним.
Идти оказалось недалеко - кабинет директора располагался совсем рядом, на первом этаже, - но даже за это время мы успели миновать два поста вооруженной охраны. Несколько многовато для торговой фирмы, пусть даже обширной и богатой. Больше же ничего примечательного мне в глаза не бросилось - типичный офис: клерки, компьютеры, скука-Приемная, кабинет и сама миссис Виттенберг также экстраординарностью не блеснули. Помещения были в меру просторны, светлы, хорошо кондиционированы и стерильны, а генеральный директор оказалась сухопарой дамой средних лет - такого типа, который банки любят использовать для рекламы своих гарантий. Хорошо скроенный, но совершенно невыразительный костюм; блеклые, коротко стриженные волосы; контактные линзы в глазах, чопорное выражение на лице - в общем, ничего, что могло бы порадовать чувство прекрасного, даже если бы подобное у меня и имелось. Единственным украшением кабинета служила огромная, во всю стену, меркаторская карта Денеба IV, висящая позади директорского кресла.
Впрочем, повешена она была, разумеется, отнюдь не с декоративной целью - многочисленные значки с символикой CIL, густо разбросанные по карте, должны были демонстрировать посетителю могущество компании, которую он почтил визитом.
Этот показушный прием, вкупе с выражением, возникшим на лице миссис Виттенберг при виде нас - губы поджались, нос чуть сморщился, - заставил меня повести себя немного надменно. Не дожидаясь приглашения, я прошел через кабинет к столу, уселся на свободный стул напротив нее и указал Гаэли на соседний. После чего закинул ногу на ногу, достал сигареты и вообще вел себя как дома... Миссис Виттенберг холодно наблюдала за моими манипуляциями, постепенно бледнея от гнева, но, как я и подозревал, в решающий момент вспомнила все же, что мой бюджет вдвое превышает ее, поэтому только поинтересовалась:
- Видимо, мистер Гальего, на Новой Калифорнии так поступают все гости?
- Нет. Там иначе ведут себя хозяева.
Гаэль едва слышно рассмеялась, и миссис Виттенберг бросила на нее грозный взгляд, после чего чуть заметно порозовела и попыталась быть любезной:
- Извините, мистер Гальего, ваше посещение - большая честь для нас. Чем мы можем служить вам?
Я сразу смекнул, что всевозможные политесы тут не помогут и надо держаться выбранной вначале роли - денежного мешка с мироощущением хозяина Вселенной. Достав сигарету, я щелкнул зажигалкой, окинул взглядом ее стол в поисках пепельницы, таковой, естественно, не обнаружил и стряхнул пепел на устланный ковром пол.
- Собственно, мне нужна небольшая справка. Частного порядка. Относительно одного производимого вами препарата.
Она уже явно жалела о том, что согласилась на эту встречу, но хорошую мину надо было сохранять...
- Как он называется?
- Понятия не имею. У меня есть только его формула. - Я повернулся к своей спутнице: - Гаэль?
С подобающей поспешностью кивнув, она подтянула на колени свою вечную сумочку и принялась в ней копаться. Я с ужасом подумал, уж не забыла ли она нужную бумажку, но нет, разумеется, она ничего не забыла. Выудив наконец сложенный вдвое лист с заключением лаборатории нашего университета, она протянула его мне, а я в свою очередь небрежно передал через стол миссис Виттенберг.
Та взяла его кончиками пальцев, развернула, чуть отодвинула от себя - видно, контактные линзы были неважно подогнаны - и принялась читать. Надо ли говорить, что я буквально впился глазами в ее лицо. И хотя на нем не отразилось в конечном счете никаких эмоций, это тоже был результат. Причем ключевой. Она не была удивлена и, лишь отложив документ, сообразила, что ей стоило бы удивиться.
- Вам надо справиться в картотеке. - Она пожала плечами. - Для этого совершенно необязательно приходить ко мне.
- Было бы необязательно, так я бы не пришел! Вы, вероятно, имеете в виду официальную картотеку?
- Конечно.
- Ну так там его нет.
- Тогда с чего вы вообще взяли, что это наша продукция? - Она явно теряла остатки терпения.
- А чья? - невинно поинтересовался я. - Кто еще мог синтезировать такое соединение?
Тут, видимо, возразить было нечего - их собственная репутация подставила ей подножку, и она на несколько секунд задумалась, измышляя способ попроще от меня избавиться. Наконец подходящим ей показался такой:
- Мистер Гальего, я ничем не могу вам помочь. Я не химик, а администратор.
- Плохая попытка, - перебил я, не дослушав. - У вас тут навалом специалистов. Вызовите кого-нибудь - я подожду!
Притворяться дальше было бессмысленно, и она резко выпрямилась в кресле, а в ее голосе зазвучали стальные нотки - как напоминание о том, что посты генеральных директоров в таких фирмах не занимают люди без характера:
- Мистер Гальего, то, на что вы намекаете, - это внутренние дела концерна, в которые никому не дозволено вмешиваться. Мне очень жаль, что вы напрасно потратили время!
- Мне тоже жаль... - я мягко улыбнулся, но закончить постарался, не уступая в жесткости, - что вопрос придется поставить по-другому!
- Вы мне угрожаете? - Она презрительно скривилась.
- Разве? По-моему, пока что я еще спрашиваю. Итак. Вам знакомо имя "Пол Виттенберг"?
Вот тут она впервые испугалась. По-настоящему. Губы побелели, а глаза скользнули куда-то вправо - туда, где, как я предполагал, под столом находилась кнопка вызова охраны.
- Не советую этого делать. Будет только хуже!.. Она не очень-то мне поверила, но все же решила повременить, собираясь с мыслями. Однако я продолжал давить:



- Ну же! Пол Виттенберг?.. И не говорите, что не знаете этого имени - его часть написана на ваших визитных карточках!
- Я вас не понимаю! - Она упрямо тряхнула головой. - Конечно, я знала Пола. Это мой бывший муж. Ныне покойный.
- Он работал на таинственно исчезнувшей станции "Бантам". Не так ли?
- Ну и что? Какая тут связь?! Тут я сделал небольшую паузу, дабы все немного успокоились, а потом заметил:
- Вы что-то путаете, миссис Виттенберг, - это я у вас спрашиваю: какая же связь между вашим покойным мужем, станцией "Бантам" и препаратом, формула которого лежит перед вами?
Беата Виттенберг почувствовала, что отступать дальше некуда, и решилась все же на крайнюю меру - вызов охраны, Я понял это по выражению ее глаз на добрую секунду раньше, чем дернулась ее рука, но мешать ей не входило в мои намерения, - в конце концов, два-три свежих трупа вполне могли развязать язык кому угодно. Однако ее рука неожиданно замерла, едва начав движение, и я услышал сбоку голос Гаэли:
- Вам же говорили: не делайте этого!
Скосив глаза, я обнаружил, что на этот раз предупреждение подкреплено бластером. Вторым - меньшего калибра - из той пары, что мы приобрели на Денебе. Сейчас он перекочевал из сумочки Гаэли в ее левую руку и ни на дюйм не дрогнул, когда она приказала:
- Положите руки на стол!
Миссис Виттенберг подчинилась, хотя, не могу не отдать ей должное, теперь уже не казалась сильно напуганной, а я почему-то отметил, с какой замечательной ловкостью все окружающие меня люди умеют управляться с оружием - прямо удивительное дело!
- Мистер Гальего, объясните своей глупой сучке, что стоит ей нажать на курок, и поднимется тревога. Тогда живыми вы из здания не уйдете!
Я промолчал, давая понять, что не поддерживаю разговоров в подобных выражениях, но Гаэль ответила сама.
- Вы верите в Бога? - серьезно спросила она. Миссис Виттенберг оказалась настолько ошарашена, что попалась и спросила:
- А что?
- Ну если верите, то, наблюдая за нашей смертью из Царствия Небесного, несомненно получите полное удовлетворение, - любезно объяснила Гаэль. - Но если не верите, остается только вас пожалеть.
Я решил, что, пожалуй, срочно пора покурить еще. Когда же я щелкнул зажигалкой, миссис Виттенберг заговорила вновь:
- Патовая ситуация. Что бы вы ни утверждали, стрелять вы не станете! А я не стану говорить.
- Верно. - Гаэль по-прежнему сидела застыв, как изваяние, только губы шевелились. - У меня уже рука устает держать этот хренов бластер! Так что придется нам сыграть в старинную игру с очень простыми правилами. Я считаю до трех. Вы молчите - я стреляю!.. Ну, поехали. Раз!
Молчание. Глаза миссис Виттенберг перебегали от одного из нас к другому, а лежащие на столе руки непроизвольно сжались.
- Два!
Молчание. Я с некоторой отстраненностью подумал, что если в ближайшие пару секунд она не откроет рот, то окажется полной дурой. Мертвой к тому же. Однако, видимо, миссис Виттенберг, теперь уже не отрывавшая глаз от неподвижного лица Гаэли, прочла там нечто схожее с моими мыслями - опять-таки согласно занимаемой должности ей надлежало неплохо разбираться в людях.
- Хорошо, - выдохнула она и разжала ладони. - Я отвечу на ваш вопрос. Хотя все равно не понимаю, чем вызван такой...
Гаэль, естественно, и не думала опускать бластер, поэтому я перебил ее:
- Покороче, пожалуйста! Девушка и вправду не слишком вынослива.
Она еще раз презрительно покривилась, но поправку приняла.
- Насколько я понимаю, это все как-то связано с исследованиями моего бывшего мужа. Но он не занимался ничем особенно секретным или опасным. Если вы ищете следы какого-нибудь биологического оружия, мистер Гальего, то ищете не там, где надо.
- Чем же занимался ваш муж?
- Он был специалистом по регуляции высшей нервной деятельности человека. Разрабатывал различные стимуляторы, транквилизаторы...
- Паралитики?
- В том числе. Но я еще раз говорю - он был совершенно мирным человеком и не стал бы даже связываться с каким-то оружием.
Похоже, она искренне верила в свои слова, и это несколько смешивало мне карты.
- Постойте, но это вещество - дело рук Пола Виттен-берга? И в конце концов, что же это все-таки такое?
- Это похоже на то, что он синтезировал, когда работал здесь. Но я сказала вам правду: я действительно не химик и ничего не могу добавить к тому, что уже у вас написано.
Я почувствовал, что окончательно запутываюсь, а перед мысленным взором впервые замаячила перспектива грандиозного провала.
- Так, давайте по порядку. Пол Виттенберг работал у вас?
- Разумеется. У него была собственная автономная лаборатория, где он и проводил свои исследования на протяжении полутора десятков лет.
- Вот эти самые? По высшей нервной деятельности?
- Да. Он считался выдающимся специалистом. - В голосе миссис Виттенберг промелькнуло нечто похожее на гордость.
- Ясно. А как он оказался на "Бантаме"?
- Обычным образом. Их директор - его звали, кажет - ся, мистер Беренштейн - предложил Полу хороший контракт, и он согласился.
- Что-то очень уж просто, - с явной угрозой намекнул я.
- А что тут странного? Пол был прекрасным ученым, но очень зацикленным на собственных идеях. Коммерческой выгоды его лаборатория практически не давала, и хотя... фирма смотрела на это сквозь пальцы, но, когда он захотел уйти, никто не стал ему мешать. Я, правда, разговаривала с ним перед отъездом, и меня немного насторожило, что, обычно много и охотно рассказывавший о работе, он ни словом не обмолвился о своих планах. Но я не придала этому большого значения. И больше вестей ни о нем, ни от него не было вплоть до самой катастрофы.
Гаэль наконец опустила бластер, с выражением явного разочарования на лице, но я не мог сдаться столь легко.
- Как давно это было?
- Четыре года назад.
- И именно в этот период, о котором, по вашим словам, вам ничего не известно, ваш муж и синтезировал данный препарат?
- Вероятно. Если это действительно сделал он. На "Бантаме" работало много талантливых биоинженеров... - Она улыбнулась, не скрывая усмешки. - Так что, как видите, было довольно глупо размахивать бластером.
- Зато снести вам башку - просто из вредности! - будет очень даже приятно, - огрызнулась Гаэль, но мгновенно сменила тон, словно под воздействием некой вновь пришедшей мысли. - Впрочем, ученых не подбирают в команду по статистическим данным, как футболистов. Беренштейн и ваш муж должны были быть знакомы и прежде, когда он еще работал на CIL. Ведь так?
Миссис Виттенберг явно поколебалась, стоит ли ей отвечать, но все же нехотя бросила:
- Да, вы правы. Пол несколько раз упоминал при мне его имя в связи с какими-то своими опытами.
- И что же стало с лабораторией вашего мужа? - подхватил я мысль своей спутницы.
- Она законсервирована с тех пор, как он уехал, - еще более неохотно призналась миссис Виттенберг.
- Там указано местоположение? - Я ткнул подбородком в висящую на стене карту.
- Да.
- Ну так покажите!
Когда же она встала, сделала пару шагов вправо и указала на небольшой флажок в северо-западной части главного континента Денеба, я подскочил, опрокинув стул. Трудно было поверить в такое совпадение, но лаборатория Пола Виттенберга располагалась на краю хорошо известного мне горного плато - менее чем в десяти милях от спрятанного в одной из пещер близлежащего хребта портала, связывавшего Денеб IV с Керторией!

Глава 6

Черные базальтовые стены, неровный пол, в котором постоянно надо высматривать трещины, однообразный стук капель воды, доносящийся то дальше, то ближе, - все это нагоняло на меня тоску и тревогу. Даже всякие там сталактиты и сталагмиты, поначалу развлекавшие меня своими причудливыми формами, неожиданно возникающими в конусе света, к шестому часу пути безнадежно надоели. Я, как и все жители равнинной части Кертории, никогда не любил ни гор, ни тем более пещер, даже испытывал против них определенное предубеждение, и теперь уже корил себя за то, что втравил нас с Гаэлью во всю эту затею. А вначале, на стадии замысла, она казалась мне очень даже ничего...
Идея сия пришла мне в голову накануне вечером, когда мы, благополучно выбравшись из офиса CIL (миссис Виттенберг любезно проводила нас до самых дверей после минимального принуждения) и отдалившись на безопасное расстояние, засели-таки в очередном ресторане поужинать и обсудить ситуацию. С первым дела обстояли неважно - жратва, как и почти всюду на Денебе, была синтетической, со вторым - еще хуже. Перспективный след, на который мною возлагались большие надежды, привел практически в никуда. Более того, после анализа недавней беседы с главой CIL - надо заметить, Гаэль меня за нее не похвалила и, вероятно, была права - у нас вообще появилось мнение, что вся история с Полом Виттенбергом и его законсервированной лабораторией - изрядно с душком. Если бы с CIL и лично миссис Виттенберг все действительно было чисто, почему бы ей прямо и честно не ответить на наши вопросы, без игр "считаю до трех" и прочего давления? Только из-за ущемленного самолюбия? Сомнительно - как верно подметила Гаэль, Беата Виттенберг производила впечатление исключительно прагматичной особы. Куда более вероятным казался вариант, что ей все же удалось провести нас, а точнее, меня и рассказать в итоге только то, что она сама сочла нужным. По собственному разумению или по чьей-то подсказке... И уж во всяком случае, заброшенная лаборатория, безусловно, оставалась исключительно подходящим объектом для ловушки. Любого типа...
Но в то же время она являлась единственным мало-мальски стоящим вариантом для дальнейшего расследования. Если забыть о Поле Виттенберге и его возможной связи с Вольфаром, то получался уже обозначенный мной тупик, - с момента моих размышлений по данному поводу на подлете к Сван-Сити ничего не изменилось. Впрочем, справедливости ради не могу не отметить, что при обсуждении этой проблемы Гаэль упомянула о том, что во время моего отсутствия еще раз изучила небогатый материал дела, имевшийся в нашем распоряжении (мы с Уилкинсом, естественно, не стали таскать с собой бумажки), и никак не может отделаться от чувства какого-то очень важного упущения. Признаться, я списал это на женскую мнительность, в чем впоследствии пришлось раскаиваться. Хотя, кто знает, как бы все повернулось, прислушайся я к ее словам?..
Тогда же мы пришли к единому выводу, что соваться в лабораторию Виттенберга в открытую, то есть попросту прилететь туда на флаере и попытаться попасть внутрь, будет верхом неосторожности, особенно если учесть, что, как показали последние события, мы начали превышать отпущенный нам лимит удачи. "Вот если бы было возможно подобраться туда незаметно!" - воскликнула Гаэль, подводя итог разговору. Казалось бы, в силу климатических условий Денеба, где пребывание на открытом воздухе поистине смертоносно, это нереально. Однако я не понаслышке знал о существовании в тех местах других дорог.
Как я уже отмечал, интересующий нас комплекс зданий располагался на западном краю большого горного плато, со всех сторон окруженного практически-непреодолимыми хребтами. Причем до отрогов ближайшего кряжа от лаборатории было, если верить карте CIL, рукой подать - меньше мили. А кряж этот был, как гнилой пень, проточен лабиринтом пещер - явление, очень распространенное на этой планете. Так что если посадить флаер с наружной стороны гор, быстренько заскочить внутрь и пройти пещерами насквозь, то у цели и впрямь можно оказаться незамеченным. Я еще не закончил обрисовывать Гаэли ситуацию, но по тому, как загорелись ее глаза, понял, что так мы и поступим.
С технической стороны все решилось достаточно просто. Флаер, любезно предоставленный нам друзьями Гаэли, оставался в нашем распоряжении, а со снаряжением больших забот не было - Денеб IV пользовался в Галактике репутацией рая для спелеологов; сюда толпами съезжались как специалисты, так и туристы, желающие вкусить таинства пещер (идиоты!). Так что закупить два комплекта оборудования не составляло труда. При наличии денег, разумеется... У меня, правда, - откровенно новая ситуация! - их, можно считать, не было. Но, как выяснилось, за последние двое суток Гаэль успела позаботиться и об этом. Я не смог вникнуть в детали предпринятых ею банковских операций, но в итоге она обзавелась новыми кредитками, которые, как утверждала, связать с ее именем было невозможно. Правда, прежде чем начать тратить ее деньги, которых, к слову сказать, у нее оказалось гораздо больше, нежели имеют, по моим представлениям, молодые журналисты, она потребовала с меня обещание по возвращении на Новую Калифорнию непременно с ней рассчитаться. Обещание такое я, конечно, дал. Причем с легким сердцем - в первую очередь потому, что само благополучие нашего возвращения выглядело для меня порядочным мифом.
Засим мы расстались - она отправилась ночевать к своим знакомым (меня туда почему-то не пригласили), и я снял себе конуру в маленьком и отвратительном мотеле на окраине Сван-Сити, единственным достоинством которого было то, что там не спрашивали никаких документов.
Встал я после ночи, проведенной в антисанитарных условиях, в настроении, близком к тому, с которым, бывало, выходил на ринг против товарища, громогласно обещавшего начистить мне рожу (после двух-трех смертей эта практика прекратилась). К счастью, под горячую руку мне никто не подвернулся, а затем мой взгляд на мир претерпел некоторое изменение к лучшему... Проснулся я непривычно рано - еще и девяти не было, - а Гаэль, не любившая ранних подъемов, наотрез отказалась встречаться раньше полудня, да и необходимости в этом действительно не было. Так что у меня образовался зазор во времени, который, верный решению не задерживаться на одном месте, я решил посвятить прогулке.
Вот так, гуляя и поглядывая по сторонам, я и набрел неожиданно на центр межпланетной связи. Поскольку деньги у меня появились (при расставании Гаэль выдала мне одну из своих "чистых" кредиток), то я туда заглянул. Захотелось справиться, как вообще-то дела обстоят дома: любопытно, да и могло статься - Деору удалось раскопать что-то ценное: его способности в области сыска не следовало недооценивать. Воодушевленный этой внезапно блеснувшей надеждой, я заказал разговор со своим замком и вскоре был приглашен в одну из кабинок для частных переговоров, обеспечивавших, согласно рекламе, полную конфиденциальность. Стоимость кабинок находилась в соответствии с их якобы защищенностью, и я попросил себе самую дорогую, надеясь, что хоть раз в жизни реклама не солжет.
Впрочем, как оказалось, особой необходимости в этом не было, так же как и реализации моих чаяний. Мой вызов попал на неудачное время - на Новой Калифорнии царила глубокая ночь, - и поэтому пришлось ограничиться общением с дворецким. Граф Деор, разумеется, спал и, по словам Тэда, чертовски устал за последние дни, так что я не отважился его будить. Тем более что он едва ли сообщил бы мне нечто сверх того, что я узнал и так. А именно - что пока их труды большим успехом не увенчались. Деор добился, чтобы власти практически отказались от обвинений в мой адрес, но те, похоже, и сами не очень-то стремились гнуть прежнюю линию. Да и в целом после моего отбытия, наделавшего немало шума - никто, например, не брал на себя ответственность за отдачу приказа стрелять в меня на поражение, - ситуация приняла вялотекущий характер: ни покушений, ни перестрелок... Словно, по выражению Тэда, "тот, кто дергал за ниточки всех наших марионеток, бросил это занятие и последовал за вами". Тем не менее они с графом не теряли надежды докопаться до конкретных личностей и - тут по его лицу пробежала осторожная улыбка - воздать им по услугам... Ну что ж, оставалось только пожелать им успеха и проститься, что я и сделал.
Однако, уже идя к выходу из центра, я вдруг решил сделать еще один звонок - по единственному из домашних номеров своих сородичей, который я помнил наизусть. И это, кстати, был номер не моего дяди, а Реналдо Креона. Я запомнил его по той простой причине, что он состоял практически из одной цифры - семерки. Вероятно, это должно было напоминать всем и каждому об удачливости его владельца. Удачливости, которая недавно то ли его подвела, то ли выручила... Подумав об этом, я не без удивления поймал себя на ощущении, что и вправду беспокоюсь о его состоянии, поэтому без дальнейших колебаний развернулся и пошел обратно к стойке, где принимали заказы.
На соединение с Вегой Прайм, крупнейшим торгово-промышленным центром Галактики, времени ушло куда меньше, чем на далеко не столь передовую Новую Калифорнию. Так что, когда я преодолел расстояние до своей кабинки, связь уже установилась. Впрочем, самого Креона на мониторе, разумеется, не было - там находилось женское лицо, которое можно было назвать прекрасным без всяких скидок. И на лице этом отразилось заметное недоумение, когда его обладательница увидела в свою очередь меня. Очевидно, небритые оборванцы, а именно так я, к сожалению, выглядел, звонили Креону не часто. Тем не менее она улыбнулась:
- Что вам угодно, мистер?
- Я хотел бы поговорить с Рональде. - Я постарался придать голосу повелительную интонацию, дабы меня не приняли вдруг за сумасшедшего. Отчасти это удалось, - во всяком случае, кнопку "отбой" с той стороны не нажали.
- Разве вам не известно, что он ни с кем не разговаривает без предварительной договоренности? - мягко спросила она, опустив из вежливости "а я сомневаюсь, что таковая у вас была".
- Как это знакомо! - Я не удержался от кривой усмешки. - Но со мной он, я думаю, поговорит.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Никитин Юрий - Чародей звездолета "Агуди"
Никитин Юрий
Чародей звездолета "Агуди"


Орлов Алекс - Тайный друг ее величества
Орлов Алекс
Тайный друг ее величества


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - лорд-протектор
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - лорд-протектор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека