Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

На своем пути она часто сталкивалась с группами людей, числом от пяти-шести до десяти тысяч. Один раз Миднайт повстречались двенадцать женщин, бичевавших себя в знак верности богине Боли, Ловиатар. В другой раз чародейка наткнулась на тысячу последователей Ильматера, стоявших плечом к плечу в полном молчании. Иногда попадались группы верующих, распевавших молитвы древним богам, чьи имена уже давно позабыли в Королевствах.
Спустя несколько часов блужданий Миднайт поняла, что никогда не найдет дорогу к замку, если кто-нибудь не направит ее. И тогда она остановила одного полного мужчину.
- Не мог бы ты подсказать мне, как отыскать замок Праха? - спросила чародейка.
Мужчина испуганно и широко открыл глаза.
- Нет, нет, не могу! - отрезал он. - Откуда мне знать туда дорогу? И что тебе понадобилось в замке?
Мужчина резко повернулся и скрылся в толпе.
Миднайт остановила еще троих и задала им тот же вопрос. Ответы их были поразительно похожи один на другой: все трое заявляли о том, что не знают местонахождения замка, а затем недвусмысленно давали понять, что задавать такие вопросы просто глупо. И чародейка решила прекратить расспросы. По какой-то причине ее просьбы приводили мертвецов в невероятное волнение.
Слева от Миднайт раздался ужасный вопль. Чародейка тотчас обернулась на шум. В тридцати шагах от нее нечто - целая гора мускулов - пыталось догнать какую-то женщину. Освобождая дорогу бегущим, толпа расступилась, поэтому Миднайт смогла увидеть разыгравшуюся сцену от начала до конца.
Женщине на вид было лет сорок. У нее были такие же черные, как у Миднайт, волосы, но с проседью. Однако больше всего чародейку заинтересовал висящий на шее женщины медальон: голубая звездочка внутри круга.
Эмблема Мистры!
Напавшее на женщину существо было отвратительным. Голова твари напоминала мужскую, с человеческими носом, ртом и ушами, но с острыми, источающими желтую желчь клыками и пылающими, словно раскаленный янтарь, глазами. Голова покоилась на уродливом теле, толстом и круглом, как огромная бочка; от плеч отходили длинные руки. Там, где должны были находиться мускулы, выпирали холмы грубой, обрюзгшей кожи, а многочисленные старые раны истекали зловонным зеленым гноем. Ноги существа до того распухли, что с трудом удерживали громоздкое тело. И тем не менее эта гора мяса, переваливаясь с боку на бок, двигалась с удивительной быстротой и ловкостью.
- Иди сюда, ведьма! - проревела тварь. Голос чудовища был таким низким и грубым, что Миднайт едва разобрала слова. В одной руке жирный урод держал ржавый ятаган, в другой нес пару наручников, которыми потрясал вслед женщине.
Поскольку чародейка почти ничего не знала о Королевстве Мертвых, она засомневалась - стоит ли вмешиваться, но нерешительность продлилась недолго. Миднайт не могла игнорировать опасность, грозящую одной из последовательниц Мистры.
- Оставь ее в покое! - крикнула чародейка.
Услышав ее слова, женщина бросилась к Миднайт. Существо остановилось, затем нахмурилось и помотало головой, будто не могло поверить в то, что услышало.
- Она принадлежит лорду Миркулу, - наконец проревела тварь.
Сочтя объяснение достаточным, существо подбежало к женщине и ударило ее наручниками по голове. Последовательница Мистры упала.
- Стой! - приказала Миднайт, направляясь к женщине. - Только прикоснись к ней, и ты умрешь!
Тварь замерла и пристально взглянула на черноволосую чародейку.
- Умру? Прикоснусь и умру? - проревело существо и разразилось хохотом, от которого по жирному телу побежали мелкие волны. Затем урод опустился на колени и защелкнул одно кольцо наручников на запястье женщины.
В мыслях Миднайт возникло заклинание заточения. Женщина-маг на мгновение заколебалась, однако тут же почувствовала небывалую близость к магической ткани мира. Связь казалась прочной и устойчивой, а не такой непредсказуемой, как в Королевствах. Миднайт улыбнулась и произнесла заклинание.
Тварь надела наручники и на второе запястье женщины.
Завершив обряд заклинания, Миднайт направилась к горе мяса.
- Я тебя предупреждала, - сказала чародейка. Уродливая туша подняла глаза и оскалила клыки, затем поднялась на ноги.
- Ты сгниешь в...
Чародейка вытянула руку и коснулась гнусного существа, приводя в действие магию. Урод тут же умолк и застыл на месте. Через миг черный шар поглотил жирного монстра и утащил его под белую землю. Теперь урод останется там, пребывая в застывшем состоянии до тех пор, пока кто-нибудь не освободит его.
Миднайт начала дрожать. Она присела и закрыла глаза. Стоя перед лицом отвратительного существа, чародейка была рассержена и полна решимости. Теперь же, когда поединок завершился, она, к своему удивлению, испытывала недомогание и страх. Несмотря на то, что магическая ткань казалась стабильной, Миднайт задрожала при мысли о том, что могло бы произойти, если бы заклинание не удалось.
Чародейка попыталась отбросить мысли о возможной неудаче. Магия не подвела, и не было никаких оснований считать, что за пределами Королевств волшебство так же неустойчиво, как и в нормальном мире. Миднайт еще немного посидела с закрытыми глазами.
- Я знаю тебя? - спросил мужской голос. Этот голос показался ей знакомым, но Миднайт никак не могла вспомнить, где его слышала. Она открыла глаза и увидела сотню уставившихся на нее людей. Той женщины, которую спасла чародейка, нигде не было видно. Она исчезла, так и не поблагодарив свою спасительницу.
Задавший вопрос мужчина, одетый в алую, расшитую золотом мантию, стоял прямо перед Миднайт. Это был Рэймон, служитель Летандера.
- Что ты здесь делаешь, Рэймон? - удивилась Миднайт, поднимаясь с земли. В последний раз она видела его на суде в Долине Теней. Тогда священнослужитель был еще жив.
- Значит, я действительно знаю тебя! - с восторгом воскликнул Рэймон. - Я не ошибся!
И все же жрец не ответил на вопрос Миднайт. Он погиб в лесу близ Долины Теней, когда ветка дуба вдруг ожила и задушила его. Рэймон предпочитал не распространяться об этом.
- Да, ты знаешь меня, - подтвердила Миднайт. - Ты свидетельствовал против меня и Адона на суде по делу об убийстве Эльминстера.
Рэймон нахмурился:
- Эльминстера? Но он... он ведь не умер?
- Нет, не умер, - быстро ответила Миднайт. - Решение суда было ошибкой.
Рэймон снова нахмурился, сожалея, что не может вспомнить подробности этого дела, поскольку с тех пор, как он оказался на белой равнине, воспоминания потихоньку начали покидать священнослужителя. Однако жрец помнил, что Миднайт избежала казни.
- Я плохо помню тот суд, - сказал священнослужитель. - Но ты сбежала, так что, как говорят последователи Летандера, "яркий рассвет стоит темной ночи".
- Я бы так не сказала, - ответила Миднайт, подумав о тех людях, убив которых Кайрик добыл ей свободу.
Рэймон не заметил печали Миднайт.
- Ты вела себя храбро, спасая ту женщину, - сказал священнослужитель, погрозив чародейке пальцем. - Но вместе с тем глупо. Ты остановила лишь одного из них, а этим ты ее не спасешь.
- Что это был за урод? - поинтересовалась Миднайт, указав на место, где только что находилась груда мяса.
- Один из служителей Миркула, - объяснил Рэймон.
У Миднайт подскочило сердце, и она вдруг почувствовала себя крайне уязвимой. Она заметила, что души умерших по-прежнему разглядывают ее.
- Я хочу, чтобы они перестали таращиться на меня, - встревожено заметила Миднайт, бросив взгляд на толпу.
Рэймон повернулся к зевакам.
- Ступайте, здесь больше не на что смотреть, - велел он.
Однако толпа не расходилась, и тогда Рэймон взял Миднайт под локоть и отвел в сторону.
- Не обращай на них внимания. Их заинтересовали твои глаза.
- Мои глаза? - удивилась Миднайт.
- Да. Только что они были закрыты, а мертвецы не закрывают глаз. - Рэймон остановился и оглядел чародейку. - Полагаю, это означает, что ты жива. Верно?
- Ну и что? - спросила Миднайт, отводя глаза и уклоняясь от прямого ответа.
- Ничего. Просто необычно. Мертвые не пользуются магией, если только они не зомби, мертвяки. Кстати ты просто воскресла или с тобой произошло что-то другое?
Миднайт вздохнула:
- Я живая, Рэймон. И мне нужна твоя помощь.
- Чего же ты хочешь? - поинтересовался священнослужитель, осторожно обходя группу катавшихся со смеху по земле пожилых дам - последовательниц Ллиры, богини Радости.
- Мне нужно найти замок Праха, - сообщила Миднайт. - От этого зависит судьба всего мира.
Чародейка не стала углубляться в подробности. Пока Рэймон не согласился помочь, ей казалось более разумным не вводить его в курс дела.
- Замок Праха?! - воскликнул Рэймон. - Это же в граде Миркула!
- И что с того? Мы уже в его владениях.
Рэймон покачал головой:
- Не совсем. Впрочем, ты довольно легко можешь попасть в обитель Миркула.
- Ты поможешь мне?
- Должно быть, ты говоришь правду, - продолжал Рэймон, - иначе ты никогда не решилась бы на вечные муки, которые обретешь в граде Миркула. Да, я помогу тебе, уверен, что бог Летандер захотел бы от меня того же.
- Благодарю, - кивнула Миднайт. - Так куда мы идем?
Рэймон показал направо:
- На запад.
- На запад? - переспросила Миднайт, оглядывая чистое небо и пытаясь найти хотя бы какой-нибудь ориентир, способный указать направление. - Откуда ты знаешь, что запад там?
Рэймон улыбнулся:
- Я не знаю. Но, умерев и попав сюда, ты приобретаешь некое особое чутье, описать которое я не в силах. Ты просто должна довериться мне.
Учитывая все трудности, с которыми до сих пор сталкивалась Миднайт, чародейка решила, что так и вправду будет разумнее.
Рэймон вел чародейку сквозь кружащую вокруг них толпу, то и дело останавливаясь либо сворачивая в сторону, чтобы убедиться в отсутствии поблизости служителей Миркула. Так они шли много часов, и Миднайт уже начала уставать.
- Далеко еще? - спросила она.
- Довольно прилично, - ответил Рэймон, продолжая шагать вперед.



- Нужно найти способ добраться туда быстрее, - отдуваясь, проговорила Миднайт. - Я должна встретиться в Глубоководье с Келемваром.
- Но мы не можем двигаться быстрее, - спокойно заметил Рэймон. - Если, конечно, ты не хочешь привлечь внимание служителей. Однако не беспокойся. Время и расстояние здесь совсем иные. Не имеет значения, потратишь ты день или месяц, добираясь до замка Праха, - время здесь летит гораздо быстрее, чем на земле.
Минуло еще несколько часов, и чародейка совершенно выбилась из сил. Она рухнула на землю и уснула, и Рэймону ничего не оставалось делать, кроме как сторожить ее покой. Прошло много времени, прежде чем Миднайт проснулась, и они продолжили путь. По дороге чародейка не упустила возможности расспросить Рэймона о том, что ему известно о королевстве Миркула.
Подстраивая свой шаг под Миднайт, чтобы она не отставала, Рэймон рассказывал:
- Миркул правит двумя владениями: собственным городом в Гадесе, куда мы направляемся и где Властелин Праха царствует безраздельно, и равниной Фуги, подуровнем, расположенным рядом с его городом. Надзор за равниной также входит в обязанности бога. Тысячи ходов, через которые проникают души умерших, ведут из Королевств в угодья Властелина Праха. Души последователей Миркула попадают прямо в его город в Гадесе.
Тут Рэймон прервал свой рассказ.
- А знаешь, ведь ты можешь попасть в Глубоководье даже раньше твоего друга Келемвара, - сказал, помолчав, священнослужитель.
- Каким образом? - удивилась Миднайт. Мысль об использовании Королевства Смерти в качестве кратчайшего пути воодушевила чародейку.
- Скорее всего, в городе Миркула существует выход в Глубоководье, - ответил Рэймон. - И если тебе удастся выбраться из города, ты сможешь вернуться в Королевства через этот проход.
- Благодарю тебя за совет, - хмуро кивнула Миднайт.
- Последователи Миркула, - продолжил прерванный рассказ Рэймон, - попадают прямо в его город, тогда как все остальные оказываются на равнине Фуги, которая в действительности есть лишь временное пристанище для душ умерших. Здесь служители Миркула - думаю, когда-то они были его прихожанами - собирают души Неверных и Лживых...
- Неверных и Лживых? - перебила Миднайт.
- Лживые - это те, кто изменяет своим богам, - пояснил Рэймон. - А Неверными зовут тех, кто вообще не поклоняется никаким богам.
- И что служители делают с ними? - спросила Миднайт, подумав об Адоне и его отказе от веры в Сьюн.
- Уводят в город Миркула, чтобы предать вечным мукам, полагаю, - спокойно ответил Рэймон. - Я точно не знаю, но уверен, что очень скоро ты все сама увидишь.
- Не сомневаюсь, - мрачно пробормотала Миднайт.
- После того как служители отсеивают души Неверных и Лживых, Преданные остаются здесь до тех пор, пока боги не уведут своих последователей на Уровни в места вечного отдохновения.
- Тогда почему равнина Фуги так переполнена душами? - поинтересовалась Миднайт, оглядывая блуждающие вокруг толпы.
Рэймон нахмурился.
- Потому что это наше последнее испытание, - сказал он. - Боги держат нас здесь, чтобы убедиться в том, что мы достойны их милости.
- По-моему, это просто жестоко, вот так вот бросать верных последователей, - заметила Миднайт.
- Они не бросили нас, - тут же возразил Рэймон. - Однажды они придут за нами.
Миднайт не стала спорить, хотя было очевидно, что утверждение Рэймона основывается лишь на его вере, а не на знании. Если бы боги действительно дорожили своими верующими, количество душ, скопившихся на равнине Фуги, было бы куда меньше.
Так прошли еще два дня пути, однако ничего нового чародейка не узнала. Наконец толпы начали редеть, и у самого горизонта появилась темная полоса. Теперь Миднайт не сомневалась в том, что город Миркула с каждым часом становится все ближе.
Вскоре толпы блуждающих душ остались позади, а темная полоска у горизонта превратилась в черную ленту, протянувшуюся из одного конца бескрайней равнины в другой.
Рэймон остановился.
- Здесь мы расстанемся. Я сделал все, что мог, - сказал он. - Дальше тебе придется идти одной.
Миднайт вздохнула и попыталась улыбнуться, хотя снова почувствовала себя одинокой и покинутой.
- Ты сделал более чем достаточно, - тихо ответила она.
- Вход в город, насколько я знаю, находится вон там, - продолжил Рэймон, указывая на убегавший влево конец темной ленты. - Я привел тебя сюда, чтобы ты могла подойти к стене, не наткнувшись на служителей, идущих в город и выходящих из него.
Миднайт взяла Рэймона за руку.
- Слова не могут выразить моей благодарности, - произнесла она. - Я буду скучать по тебе.
- А я - по тебе, - ответил священнослужитель. - Это мир мертвых, Миднайт, - немного помолчав, добавил он. - То, что может показаться тебе жестоким и бессердечным, здесь в порядке вещей. И что бы ты ни увидела в городе Миркула, помни о том, где ты находишься. Не вмешивайся в дела служителей, иначе тебе никогда не выбраться отсюда.
- Я буду помнить об этом, - пообещала чародейка.
- Вот и прекрасно. Да хранят тебя боги, - кивнул Рэймон.
- И пусть вера никогда не покинет тебя, - ответствовала Миднайт.
- Я не утеряю ее. Обещаю, - сказал священнослужитель и с этими словами побрел назад.
Миднайт повернулась к городу и возобновила путь. Спустя два часа ужасные стоны долетели до ушей чародейки, а легкий ветерок наполнил ее ноздри смрадным запахом гнили. Миднайт прибавила шагу. Постепенно стоны сменились угнетающим воем, а зловонный, гнилостный запах усилился, наполняя собой все вокруг. Стена постоянно увеличивалась в размерах, делаясь все выше и выше, и Миднайт, подойдя поближе, заметила, что поверхность стены шевелится и корчится, будто живая.
Чародейка предположила, что стена сделана из змей. Это вполне объясняло отсутствие часовых. С такой стеной, уже в самой себе таящей угрозу, Миркул не нуждался в страже.
Миднайт продолжала идти вперед. Вскоре от стены ее отделяло лишь пятьдесят шагов. Гнетущий вой превратился в какофонию приглушенных рыданий; зловонный запах сделался настолько сильным, что вызывал тошноту. Приблизившись, чародейка поняла, что ошиблась насчет движущихся форм, образовывавших городскую стену. То, что Миднайт приняла за змей, оказалось многими тысячами извивающихся, словно черви, ног.
Вся стена целиком состояла из человеческих тел. Ряды сцепленных друг с другом мужчин и женщин, обращенных головами внутрь города, поднимались на пятьдесят футов в небо. Более крупные тела придавали стене объем и высоту, тогда как меньшие по размерам туловища затыкали собой все щели и пустоты. Все тела были скреплены каким-то зеленоватым раствором, который напомнил Миднайт затвердевшую плесень.
Эта уродливая преграда едва не остановила чародейку. Придя в замешательство, она долгое время просто стояла и давилась от рвоты. Чародейка хотела было перелезть через стену, однако никак не могла заставить себя приблизиться к ней. Вместо этого, решив снова использовать магию, Миднайт произнесла заклинание полета.
В тот же миг она почувствовала, как тело ее отрывается от земли и поднимается в воздух. Время от времени чародейка хваталась за чью-нибудь ногу и выравнивала направление полета. Вскоре она приняла лежачее положение и зависла в нескольких дюймах от вершины стены, притворившись еще одним из тел, составляющих эту жуткую ограду.
Шквал завываний и воплей приветствовал чародейку. Придя в ужас, она закрыла уши руками. С внешней стороны стены крики смерти приглушались пространством, отделявшим город Миркула от равнины Фуги, но, поднявшись над равниной, Миднайт переместилась из подуровня в сам Гадес.
Царивший здесь едкий и затхлый, с примесью тухлятины воздух раздирал нос и горло при каждом вздохе. Темно-серое небо нависло над городом, погрузив его в мрачные сумерки. Множества крошечных, излучающих свет отверстий пронизывали серый небосклон. Припомнив рассказ Рэймона, Миднайт предположила, что эти крошечные световые точки как раз и являются теми воротами, что связывают владения Миркула с различными областями Королевств.
Сам город лежал в огромной впадине, склоны которой начинались у стены и спускались к далекому горизонту. Столица подземного мира была настолько огромна, что Миднайт даже с вершины стены смогла разглядеть только густую дымку, в которой растворялись очертания противоположной оконечности города.
Неподалеку от Миднайт параллельно городской стене шла широкая кольцевая улица. В двадцати футах ниже чародейки тридцать вооруженных плетьми служителей, восседая на спинах рабов, погоняли многосотенную колонну и двигались по дороге в сторону Миднайт. Когда процессия проходила под ней, чародейка заметила, что все рабы очень похожи друг на друга: серые волосы, желтовато-серая кожа и пустые серые глаза. Те же, кого несли рабы, напротив, разительно отличались один от другого. Женщина с ровными белыми зубами, мужчина с крупным носом, тучная старуха с тройным подбородком.
Как бы чародейка ни желала освободить рабов, она помнила предостережения Рэймона, советовавшего ей не связываться со служителями. Миднайт просто отвернулась и, когда колонна скрылась из виду, снова принялась рассматривать город. За кольцевой дорогой стояло бесчисленное множество десятиэтажных строений из коричневого камня. Когда-то эти дома были похожи как две капли воды, однако тысячелетия разложения превратили их в месиво самых разнообразных форм. Некоторые сохранили изначальный вид, но многие пришли в полную негодность, представляя собой едва ли не обычную груду камней, способных рухнуть в любой момент. Другие обросли изогнутыми минаретами и кривыми башнями, лишь смутно напоминая те строения, которыми были когда-то.
Оглядывая здания, Миднайт обратила внимание на то, что город делится на округа более или менее равных размеров. Районы с приличными домами разделялись прямыми и чистыми улицами на обычные кварталы. Но там, где дома разрушались, улицы были завалены каменными обломками и казались непроходимыми. В районах с кривыми и уродливыми зданиями улицы были изогнутыми и узкими; подобно змеям, они извивались и скручивались в спирали, являя собой подобие лабиринта. Однако ни одно строение не было похоже на замок Праха, и Миднайт слегка растерялась, не зная, с чего начать поиски.
Чародейка твердо осознавала лишь то, что перво-наперво ей нужно слезть со стены. Выждав, когда пройдет еще одна колонна, Миднайт оттолкнулась и, паря в воздухе, начала спускаться к дороге, бегущей вдоль стены. Затем чародейка на мгновение повисла в воздухе и оглядела местность. Позади трое служителей ковыляли вниз по дороге, а спереди приближались еще двое. К счастью, тех и других отделяло от чародейки расстояние шагов в пятьсот, так что она быстро спустилась на улицу и бросилась бежать. Через несколько секунд Миднайт нырнула в квартал покосившихся домов. Со стены он показался ей абсолютно заброшенным.
Заваленные обломками камня улицы были пусты. Из окон домов шипящие желтые светильники выбрасывали наружу неровные круги света. Проходя мимо одного из светильников, Миднайт едва не задохнулась от запаха серы, а в том месте, где черный дым коснулся ее кожи, чародейка почувствовала жгучую боль.
Миднайт юркнула в узкий проулок между домами и вскарабкалась на огромную, в половину высоты одного из домов, кучу камней. Скатившись по другому склону каменной горы, чародейка побежала дальше по проулку, ведущему на соседнюю улицу. Наконец, уверившись в том, что служители не настигнут ее, она перелезла через еще одну кучу каменных обломков и остановилась в глухом тупике.
Ей нужен был проводник! В городе таких размеров отыскать замок Праха без чьей-либо помощи невозможно. Даже если бы Миднайт знала о местоположении замка, она запросто могла бы заблудиться в совершенно незнакомом городе и погибнуть. Чародейка поняла, что не сможет действовать в одиночку.
В тот же миг в сознании Миднайт возникло заклинание, вызывающее чудовищ. Оно появилось вместе со знанием о создателе заклинаний и всеми теоретическими подробностями действия заклятия. Однако не чудовища требовались Миднайт. Поразмыслив немного над первоначальной формулой заклинания, чародейка поняла, что легко может изменить его так, как ей требуется.
Заклинание было создано для того, чтобы призвать на помощь любого монстра. Миднайт же требовался иной помощник. Чародейка решила, что, изменив движения пальцев и тональность голосовых компонентов заклинания, сможет вызвать кого-нибудь, кто знал бы город Миркула и вместе с тем охотно согласился бы ей помочь.
Это было несколько опасно, поскольку лишь умудренные опытом и магическими знаниями чародеи могли изменять старые и создавать новые заклинания. Однако, учитывая имевшиеся в ее распоряжении знания и стабильность магии на этом уровне, Миднайт верила в свой успех.
Хорошенько проверив все еще раз, чародейка исполнила обряд заклинания с учетом новых поправок. Через миг кто-то уже взбирался на кучу камней, закрывавшую выход из тупика. Томимая ожиданием, Миднайт приготовилась скрыться внутри ближайшего дома, в случае если пришелец окажется не тем, кого она ожидала увидеть.
Наконец на вершине камней показалась фигура хафлинга. Вскарабкавшись наверх, он остановился и хмуро уставился на чародейку. Хафлингу были присущи те же невыразительные черты, что характеризовали рабов, которых видела Миднайт с городской стены: те же серые волосы, желто-серая кожа и ничего не выражающие серые глаза. По сути, от тех рабов хафлинг отличался лишь своим ростом.
Атертон Бочар не имел ни малейшего представления о том, как попал на эту улицу. Всего лишь мгновение назад он работал на строительстве стены, вмазывая в нее сопротивляющееся изо всех сил человеческое тело.
- Проныра? - окликнула Миднайт, неуверенно всматриваясь в карлика.
Хафлинг нахмурился еще сильнее. Голос этой женщины и имя, которым она назвала его, что-то смутно напоминали. В конце концов хафлинг вспомнил: когда-то его действительно звали Пронырой.
- Верно, - кивнул он. - А кто...
Ответ возник в его голове раньше, чем хафлинг успел договорить свой вопрос. Женщина, стоящая перед хафлингом, некогда была ему другом.
- Миднайт! - воскликнул он, спускаясь по каменному склону. - Что ты здесь делаешь?
Чародейка протянула ему руки.
- Вовсе не то, что ты думаешь, - ответила она. - Я пока что жива.
Замечание Миднайт о том, что она жива, причинило Проныре боль, и он остановился.
- А я умер, - пробормотал он, переполняемый тяжелыми воспоминаниями. - Почему ты позволила Кайрику убить меня?
Миднайт не знала, что и сказать. Она не ожидала встретиться здесь с Пронырой и была не готова оправдываться перед кем-то, кого убил Кайрик.
- Если бы возможно было все изменить, я бы не допустила этого, - ответила чародейка, опуская руки.
- Слабое утешение, - прошипел Проныра. - Посмотри, как ты обошлась со мной! - указал он на свое тело, проводя по нему рукой.
- Разве я виновата, что Кайрик убил тебя? - воскликнула Миднайт. - Ты сам бросился за ним!
- Но я не мог поступить иначе! - заявил Проныра, припоминая обстоятельства своей смерти и отводя глаза в сторону. - У него был мой меч. Я должен был вернуть его, иначе сошел бы с ума.
- Почему? - удивилась Миднайт. Чтобы смотреть в глаза хафлингу, она вынуждена была присесть.
- Это опасная, проклятая штука, - объяснил Проныра, по-прежнему не смотря на Миднайт. - Когда ты теряешь этот клинок, тебя гложет нужда вернуть его. Человек, у которого я украл меч, умер, пытаясь вернуть его. Точно так же, как умер я от руки Кайрика.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Мичурин Артем - Еда и патроны
Мичурин Артем
Еда и патроны


Лукин Евгений - После нас - хоть потом
Лукин Евгений
После нас - хоть потом


Шилова Юлия - Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь
Шилова Юлия
Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека