Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

цивилизации". Другими словами, Отправители без жалости и милосердия
уничтожают возникшие эволюционным путем цивилизации, которые развиваются
"неправильно", скажем, относятся к разряду "самопожирающих",
"разрушительных" и т.д. Они как бы присматривают за началом и концом
биогенеза, за корнями и кроной эволюционного дерева. Содержание Письма
оказывалось для адресата чем-то вроде бритвы - чтобы ею перерезать горло
себе же.
Подобные фантазии я отвергал. Образ цивилизации, которая столь
необычным способом избавляется от "выродившихся" или "недоразвитых"
цивилизаций, я счел еще одним тестом на ассоциации, еще одной проекцией -
на тайну Письма - наших собственных страхов, и больше ничем. Эффект Ромни
- Меллера как будто свидетельствовал о том, что Отправитель считает
существование, то есть жизнь, чем-то "благим". Но сделать следующий шаг -
признать, что "намеренная доброжелательность" (или, напротив,
"недоброжелательность") присуща информационной "начинке" сигнала, - я уже
не решался. "Черные" гипотезы возникали у их авторов чуть ли не
самопроизвольно; то, что таилось в Письме, казалось им даром данайцев: это
орудие, которое завладеет Землей, или же существо, которое поработит нас.
Подобные представления метались между сатанинским началом и ангельским,
как мухи между оконными рамами. Я попробовал поставить себя на место
Отправителя. Я не послал бы ничего такого, что можно использовать вопреки
моим намерениям. Снабжать какими бы то ни было орудиями неизвестно кого -
все равно что дарить детишкам гранаты. Что же мы получили? План идеального
общества, снабженный "гравюрами" с изображением неиссякаемых
энергетических источников (в виде синтезированного Повелителя Мух)? Но
ведь общество - это система, которая обусловлена составляющими ее
элементами, в данном случае - существами. Невозможен план, пригодный для
любого места и времени. Вдобавок он должен был бы учитывать биологические
особенности адресата, а вряд ли можно считать человека универсальной
космической постоянной.
Письмо, полагали мы, не может составлять часть "межзвездной беседы",
случайно нами подслушанной. Это никак не согласовывалось с непрерывным
повторением "текста": не может же разговор сводиться к тому, что один
собеседник годами твердит одно и то же. Но и здесь приходилось учитывать
временные масштабы; сообщение в неизменном виде поступало на Землю по
меньшей мере два года, это бесспорно. Быть может, "переговаривались"
автоматические устройства и аппаратура одной стороны высылала свое
сообщение до тех пор, пока не получит сигнал, что прием состоялся? В этом
случае текст мог повторяться и тысячу лет, если собеседники достаточно
удалены друг от друга. И хотя мы не знали, можно ли модулировать
"жизнетворное излучение" различной информацией, a priori это было весьма
вероятно.
Тем не менее версия "подслушанной беседы" выглядела очень
неправдоподобно. Если ответ на вопрос приходит через столетия, такой обмен
информацией трудно назвать беседой. Скорее следует ожидать, что
собеседники будут передавать друг другу какие-то важные сведения о себе.
Но тогда и мы принимали бы не одну передачу, а минимум две. Однако этого
не было. Нейтринный "эфир", насколько могли проверить астрофизики,
оставался абсолютно пустым - за исключением единственной занятой полосы.
Этот орешек, пожалуй, был самым твердым. Простейшее толкование выглядело
так: нет беседы и нет двух цивилизаций, а есть одна; она и передает
изотропный сигнал. Но, согласившись с этим, пришлось бы снова ломать
голову над двойственностью сигнала... da capo al fine [с начала до конца
(повторить) (ит.)].
В Послании, конечно, могло содержаться нечто относительно простое.
Скажем, схема устройства для установления связи с Отправителем - на
элементах типа Лягушачьей Икры. А мы, как ребенок, ломающий голову над
схемой радиоприемника, только и сумели, что собрать пару простейших
деталей. Это могла быть также "овеществленная" теория космопсихогенеза,
объясняющая, как возникает, где размещается и как функционирует в
Метагалактике разумная жизнь.
Такого рода догадки возникали у тех, кто отбрасывал "манихейские"
предубеждения, упорно нашептывавшие, что Отправитель непременно желает нам
либо зла, либо добра (либо того и другого вместе, если, допустим, в своем
понимании он к нам "добр", а в нашем понимании - "злонамерен"). Тем самым
мы погружались в трясину гипотез, ничуть не менее опасную, чем
профессиональная узость взглядов, из-за которой эмпирики Проекта оказались
в золоченой клетке их собственных сенсационных открытий. Они (во всяком
случае, некоторые из них) через Повелителя Мух рассчитывали добраться до
тайны Отправителей, словно по ниточке - до клубка. Я же видел в этом
оправдание собственных действий, придуманное задним числом: не имея
ничего, кроме Повелителя Мух, они судорожно цеплялись за него в своих
попытках разгадать тайну. Я признал бы их правоту, если бы речь шла о
естественно-научной проблеме, - но это было не так; химический анализ
чернил, которым написано полученное нами письмо, вряд ли что-нибудь скажет



о мыслях и чувствах писавшего.
Может, нам следовало быть поскромнее и подбираться к разгадке методом
последовательных приближений? Но тогда снова вставал вопрос: почему они
объединили сообщение, предназначенное для разумных адресатов, с
жизнетворным воздействием?
На первый взгляд это казалось странным, даже зловещим. Прежде всего -
общие соображения указывали на прямо-таки неимоверную древность
цивилизации Отправителей. "Нейтринная передача" требовала расхода энергии
порядка мощности Солнца, если не больше. Такой расход не может быть
безразличен даже для общества, располагающего высокоразвитой
астроинженерной техникой. Стало быть. Отправители считали, что
"капиталовложения" окупаются, пусть и не для них самих, - в смысле
реальных жизнетворных результатов. Но сейчас в Метагалактике не так уж
много планет, условия на которых соответствуют тем, что были на Земле
четыре миллиарда лет назад. Их даже очень мало. Ведь Метагалактика - более
чем зрелый звездный - или туманностный - организм; примерно через миллиард
лет она начнет "стареть". Молодость, эпоха бурного и стремительного
планетообразования (когда, среди прочих планет, появилась Земля) для нее
миновала. Отправители должны были это знать. Значит, они шлют свой сигнал
не тысячи в даже не миллионы лет. Я боялся - трудно назвать иначе чувство,
сопутствовавшее таким размышлениям, - что сигнал передается чуть ли не
миллиард лет! Но если так, то - оставляя в стороне абсолютную
невозможность представить, во что превращается цивилизация за такое
чудовищное, геологических масштабов время, - разгадка "двойственности"
сигнала проста, даже тривиальна. "Жизнетворное излучение" они могли
высылать с древнейших времен, а когда решили налаживать межзвездную связь,
то не стали конструировать специальную аппаратуру: достаточно было
использовать "готовый" поток излучения, промодулировав его дополнительно.
Выходит, они задали нам эту загадку просто из соображений технической
экономим? Но ведь осуществить такую модуляцию чудовищно сложно, как
информационно, так и технически. Для нас - несомненно, а для них? Тут я
снова терял почву под ногами. Тем временем исследования продолжались;
всеми способами мы пытались отделить "информационную фракцию" сигнала от
"жизнетворной". Это не удавалось. Мы были бессильны, но еще не
отчаивались.



9
К концу августа я почувствовал такое умственное истощение, какого в
жизни еще не испытывал. Творческая сила, способность решать задачи знает
свои приливы и отливы, в которых трудно дать отчет даже себе самому. И вот
какой тест я в конце концов изобрел: чтение своих собственных работ - тех,
что я считаю самыми лучшими. Если я замечаю в них оплошности, пробелы,
если вижу, что это можно было сделать лучше, значит, результат проверки
благоприятен. Но если я перечитываю собственный текст не без восторга,
тогда дела мои плохи. Именно так и случилось на исходе лета. Мне нужно
было - это я знал по долголетнему опыту - не столько отдохнуть, сколько
сменить обстановку. Все чаще я заходил к доктору Раппопорту, моему соседу,
и мы разговаривали - нередко часами. Но о звездном сигнале мы говорили
редко и мало. Однажды я увидел у него большие книжные пачки, из которых
вываливались изящные томики со сказочно красивыми глянцевыми обложками.
Оказалось, в качестве "генератора разнообразия", которого так не хватало в
наших гипотезах, он решил использовать плоды литературной фантазии - и
обратился к популярному, особенно в Штатах, жанру, который - по какому-то
стойкому предрассудку - именуется научной фантастикой. Прежде он ее не
читал и теперь был рассержен, даже негодовал; настолько она разочаровала
его своей монотонностью. В ней есть все, кроме фантазии, сказал он.
Бедняга, он стал жертвой недоразумения. Авторы научных якобы сказок дают
публике то, чего она требует: трюизмы, ходячие истины, стереотипы, слегка
замаскированные и переиначенные, чтобы потребитель мог без всякой опаски
предаваться удивлению, оставаясь при своей привычной жизненной философии.
Если в культуре и существует прогресс, то прежде всего интеллектуальный, а
интеллектуальных проблем литература, особенно фантастическая, не касается.
Беседы с доктором Раппопортом много для меня значили. Присущую ему
жесткость и беспощадность формулировок я был бы не прочь перенять. Словно
два школяра, мы рассуждали о человеке. Раппопорт был склонен к
"термодинамическому психоанализу": он утверждал, например, что движущие
мотивы человеческого поведения можно, собственно, вывести прямо из физики,
понимаемой достаточно широко.
Инстинкт разрушения может быть выведен из термодинамики. Жизнь - это
обман, попытка совершить растрату, обойти законы, вообще-то неизбежные и
неумолимые; будучи изолирована от остального мира, она тотчас вступает на
путь распада, движется по наклонной плоскости к нормальному состоянию


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Бешеный медведь
Злотников Роман
Бешеный медведь


Черепнин Владимир - Свирепый черт Лялечка
Черепнин Владимир
Свирепый черт Лялечка


Соломатина Татьяна - Акушер-ха!
Соломатина Татьяна
Акушер-ха!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека