Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

уничтожить, а писцов разогнать, люди, которые трудятся и пашут, все равно
останутся, и Египет будет жить.
Сосредоточенно глядя на него, Ренисенб медленно произнесла:
- Да, я понимаю, что ты хочешь сказать. Только то, что человек видит, может
потрогать или съесть, только оно настоящее... Можно написать: "У меня
двести сорок мер ячменя", но если на самом деле у тебя их нет, это ничего
не значит. Человек может написать ложь.
Хори улыбнулся, глядя на ее серьезное лицо.
- Ты помнишь, как чинил когда-то моего игрушечного льва? - вдруг спросила
Ренисенб.
- Конечно, помню.
- А сейчас им играет Тети... Это тот же самый лев. - И, помолчав, доверчиво
добавила: - Когда Хей ушел в царство Осириса, я была безутешна. Но теперь я
вернулась домой и снова буду счастлива и забуду о своей печали - потому что
здесь все осталось прежним. Ничто не изменилось.
- Ты уверена в этом? Ренисенб насторожилась.
- Что ты хочешь сказать. Хори?
- Я хочу сказать, что все меняется. Восемь лет - немалый срок.
- Все здесь осталось прежним, - уверенно заявила Ренисенб.
- Тогда, возможно, перемена еще грядет.
- Нет, нет! - воскликнула Ренисенб. - Я хочу, чтобы все было прежним.
- Но ты сама не та Ренисенб, которая уехала с Хеем.
- Нет, та! А если и не та, то скоро буду той.
- Назад возврата нет, Ренисенб. Это как при подсчетах, которыми я здесь
занимаюсь: беру половину меры, добавляю к ней четверть, потом одну десятую,
потом одну двадцать четвертую и в конце концов получаю совсем другое число.
- Я та же Ренисенб.
- Но к Ренисенб все эти годы что-то добавлялось, и потому она стала совсем
другой!
- Нет, нет! Вот ты, например, ты остался прежним Хори.
- Думай, как хочешь, но в действительности это не так.
- Да, да, и Яхмос как всегда чем-то озабочен и встревожен, а Сатипи
по-прежнему помыкает им, и они с Кайт все так же ссорятся из-за циновок и
бус, а потом, помирившись, как лучшие подруги, сидят вместе и смеются, и
Хенет, как и раньше, бесшумно подкрадывается и подслушивает и жалуется на
свою судьбу, и бабушка ворчит на рабынь из-за кусков полотна! Все, все как
было! А когда отец вернется домой, он поднимет шум, будет кричать: "Зачем
вы это сделали?", "Почему не сделали того?", и Яхмос будет оправдываться, а
Себек только посмеется и скажет, что он тут ни при чем, и отец будет
потакать Ипи, которому уже шестнадцать лет, так же, как потакал ему, когда
тому было восемь, и все останется прежним! - выпалила она на одном дыхании
и умолкла, обессиленная. Хори вздохнул и тихо возразил:
- Ты не понимаешь, Ренисенб. Бывает зло, которое приходит в дом извне, оно
нападает на виду у всех, но есть зло, которое зреет изнутри, и его никто не
замечает. Оно растет медленно, день ото дня, пока не поразит все вокруг, и
тогда гибели не избежать.
Ренисенб смотрел? на него, широко раскрыв глаза. Хори говорил как-то
странно, словно обращался не к ней, а к самому себе, размышляя вслух.
- Что ты хочешь сказать. Хори? - воскликнула она. - От твоих слов мне
становится страшно.
- Я и сам боюсь.
- Но о чем ты говоришь? Какое зло имеешь в виду?
Он взглянул на нее и вдруг улыбнулся.
- Не обращай внимания, Ренисенб. Я говорил о болезнях, которые поражают
плоды.
- Как хорошо! - с облегчением вздохнула Ренисенб. - А то уж я подумала... Я
сама не знаю, что я подумала.
ГЛАВА II
Третий месяц Разлива, 4-й день
I
Сатипи, по своему обыкновению громогласно, на весь дом наставляла Яхмоса:
- Ты должен отстаивать свои права. Сколько раз я тебе говорила, с тобой
никто не будет считаться, если ты не можешь постоять за себя. Твой отец
велит тебе делать то одно, то совершенно другое, а потом спрашивает, почему
ты не выполнил его приказаний. Ты же покорно выслушиваешь его и просишь
прощения за то, что не выполнил того, что он велел, хотя, богам известно,
понять, чего он хочет, невозможно. Твой отец относится к тебе, как к
безответственному мальчишке! Словно тебе столько же лет, сколько Ипи.
- Мой отец никогда не относится ко мне, как к Ипи, - тихо возразил Яхмос.
- Разумеется, нет, - с удвоенной яростью переключилась на новую тему
Сатипи. - Его безрассудная любовь совсем испортила этого баловня. С каждым
днем Ипи наглеет все больше и больше. Слоняется без дела, а стоит дать ему
поручение, заявляет, что оно ему не по силам. Безобразие! И все потому, что
знает - отец ему потворствует и всегда будет на его стороне. Вам с Себеком
следует воспрепятствовать этому.



- Что толку? - пожал плечами Яхмос.
- От тебя с ума можно сойти, Яхмос, всегда ты так. Никакой твердости
характера, словно ты не мужчина. Что бы твой отец ни говорил, ты сразу
соглашаешься!
- Я очень уважаю отца.
- Правильно, и он этим пользуется. Ты же покорно выслушиваешь его обвинения
и просишь прощения за то,, в чем вовсе не виноват! Ты должен, когда надо,
возражать ему, как это делает Себек. Себек никого не боится.
- Да, но вспомни, Сатипи, что мне, а не Себеку отец доверяет вести
хозяйство. Отец не полагается на Себека. Дела решаю я, а не Себек.
- Именно поэтому отцу давно пора сделать тебя совладельцем! Когда он
уезжает, ты заменяешь его во всем, даже совершаешь жреческие обряды. Все
делаешь ты, и тем не менее никто не считает тебя полноправным хозяином.
Этому надо положить конец. Тебе уже немало лет, а на тебя до сих пор
смотрят как на мальчишку.
- Отец предпочитает быть единовластным владетелем, - с сомнением в голосе
возразил Яхмос.
- Именно. Ему доставляет удовольствие, что все в этом доме зависят от него
и от его прихотей. От этого нам и так нелегко, а будет еще хуже. На сей
раз, когда он приедет, ты должен поговорить с ним самым решительным
образом. Скажи ему, что требуешь узаконить твое положение и записать это на
папирусе.
- Он не будет слушать.
- Заставь его слушать. О, если бы я была мужчиной! Будь я на твоем месте, я
бы знала, как поступить! Порой мне кажется, что мой муж не человек, а
слизняк.
Яхмос вспыхнул.
- Ладно, посмотрим, что можно сделать. Быть может, на этот раз мне удастся
поговорить с отцом, попросить его...
- Не попросить, а потребовать! В конце концов, ты его правая рука. Только
на тебя он может положиться в свое отсутствие. Себек чересчур необуздан,
твой отец ему не доверяет, а Ипи слишком молод.
- Есть еще Хори.
- Хори не член семьи. Твой отец ценит его мнение, но правом распоряжаться в
своих владениях он облечет только кровного родственника. Вся беда в том,
что ты слишком кроток и послушен - у тебя в жилах не кровь течет, а молоко.
Ты не думаешь обо мне и наших детях. Пока твой отец не умрет, мы не займем
в доме подобающего нам положения.
- Ты презираешь меня, Сатипи, да? - сокрушенно проговорил Яхмос.
- Ты выводишь меня из себя.
- Ладно, обещаю тебе поговорить с отцом, когда он вернется. Даю слово.
- Верю. Только, - еле слышно пробормотала Сатипи, - как ты будешь говорить?
Опять будешь вести себя как мышь?
II
Кайт играла с самой младшей из своих детей, крошкой Анх. Девочка только
начала ходить, и Кайт стояла, раскинув руки, на коленях и, ласково
подбадривая, подзывала дочку к себе. Малышка, неуверенно ковыляя на
нетвердых ножках, наконец добралась до материнских объятий.
Кайт хотела поделиться с Себеком радостью по поводу успехов крошки Анх, но
вдруг заметила, что он, не обращая на нее внимания, сидит задумавшись и
нахмурив свой высокий лоб.
- О Себек, ты не смотришь на нас! Скажи своему отцу, маленькая, какой он
нехороший, - даже не смотрит, как ты ходишь!
- Мне хватает других забот, - раздраженно отозвался Себек.
Кайт села на корточки и откинула закрывшие лоб до густых темных бровей
пряди волос, за которые хваталась пальчиками Анх.
- А что? Разве что-нибудь случилось? - спросила она, не проявляя особого
интереса, просто по привычке.
- Отец мне не доверяет, - сердито ответил Себек. - Он старый человек,
упорно держится нелепых старомодных представлений, будто все должны ему
подчиняться, и совсем не считается со мной.
- Да, да, это плохо, - покачав головой, пробормотала Кайт.
- Если бы у Яхмоса хватило духа поддержать меня, можно было бы образумить
отца. Но Яхмос чересчур робок. Он рабски следует любому отцовскому
распоряжению.
- Да, это правда, - подтвердила Кайт, развлекая ребенка звоном бус.
- Когда отец вернется, скажу ему, что я принял собственное решение о том,
как поступить с лесом. И что лучше рассчитываться льном, чем маслом.
- Ты совершенно прав, я уверена.
- Но отец так настаивает на своем, что его не переубедишь. Он станет
возмущаться: "Я велел тебе расплачиваться маслом. Все делается не так,
когда меня нет. Ты пока еще ничего не смыслишь в делах". Сколько, он
думает, мне лет? Он не понимает, что я мужчина в самом расцвете сил, а он
уже старик. И когда он отказывается от любой нетрадиционной сделки, мы
только проигрываем. Чтобы стать богатым, нужно рисковать. Я смотрю дальше


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Раба любви, или Мне к лицу даже смерть
Шилова Юлия
Раба любви, или Мне к лицу даже смерть


Злотников Роман - Бешеный медведь
Злотников Роман
Бешеный медведь


Посняков Андрей - Легионер
Посняков Андрей
Легионер


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека