Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

рудника. Один так вообще кровью харкал...
- Как же ему справку?.. - спросил я и тут же осознал свою наивность и
слабую подготовленность к жизни. У работорговой компании этих справок как
грязи.
Желая сделать мне подарок на день рождения, матушка направила на
биржу запрос. Оттуда прислали личное дело моего Мурзика - с фотографией
располагающего к себе киноактера, с липовыми данными, с липовой
квалификацией, с липовой характеристикой с места последнего служения -
вообще, сплошную липу. И стоила эта липа очень-очень дорого. И уж конечно
на липу полагалась гарантия. Естественно, настоящая.
Пока я все это соображал, Мурзик в тоске глядел в стену и ждал.
...А что я должен теперь со всем этим дерьмом делать? Отослать
Мурзика обратно на биржу? Чтобы его благополучно перепродали какому-нибудь
другому честному налогоплательщику? Разбить сердце матушки, которая до сих
пор свято верит справкам, личным делам - вообще всему, что выбито на
глиняных таблицах?
- Ну, - уронил я наконец, - так что делать будем?
Он повернулся ко мне и разом просветлел лицом. Я еще ничего не решил,
а он уж почуял, подлец, что обратно на биржу его не отправлю. Пробормотал
что-то вроде "до последней капли крови" и "ноги мыть и воду пить".
Я сдался. Я дал ему восемь сиклей. Я велел принести пиццу фирмы
"Истарджонни" или как там. Я допил кофе.
Съел пиццу - холодной, ибо разогреть ее в духовке мой раб не
догадался. Сварил себе еще кофе. На душе у меня было погано.

Ну вот, теперь вы всё знаете о том, как я живу, какие у меня родители
и какой у меня замечательный раб Мурзик.

Нашу фирму основал мой одноклассник и сосед по двору Ицхак-иддин. Он
наполовину семит. Ицхак является полноценным избирателем и
налогоплательщиком и вообще ничем не отличается от таких, как я -
представителей древних родов. Ничем, кроме ума. Ума у него больше. Так он
говорит. Я с ним не спорю. Он организовал фирму и регулярно выплачивает
мне зарплату - самую большую, после своей, конечно.
Фирма наша называется "Энкиду прорицейшн корпорэйтед. Долгосрочные и
кратковременные прогнозы: бизнес, политика, тенденции мирового развития".
Вы скажете, что в повседневном быту потребителя мало интересуют
тенденции мирового развития. Что рядовой потребитель и слов-то таких не
знает, а если знает, то выговаривает спотыкаясь, через два клина на
третий.
Во-первых, при помощи хорошо поставленной рекламной кампании мы
научили потребителя произносить эти слова. И внушили ему, что прогнозы
необходимы.
А во-вторых, они и в самом деле необходимы...
Кое в чем наша небольшая лавочка успешно конкурирует даже с
Государственным Оракулом. Оракул слишком полагается на искусственный
интеллект, считает Ицхак. Пренебрегает мудростью предков и на том
периодически горит. Предки - они ведь тоже не пальцем были деланные. А
компьютеров у предков не было. Предки совершали предсказания иначе. И
память об этом сохранилась в нашем богатом, выразительном языке.
Ицхак заканчивал кафедру темпоральной лингвистики Гелиопольского
университета - за границей учился, подлец, в Египте. Гордясь семитскими
корнями, Ицхак неизменно именовал Египет "страной изгнания" и "державой
Миср". Наш бухгалтер не любит, когда Ицхак называет Египет "Мисром".
Говорит, что это неприлично.
Бухгалтер у нас женщина, Истар-аннини. Аннини училась с нами в одном
классе. Была отличницей. Даже, кажется, золотой медалисткой.
Изучая темпоральную лингвистику, Ицхак набрел на простую, дешевую и
практически безошибочную методику прогнозирования.
Запатентовался, взял лицензию и начал собирать сотрудников.

Ицхак позвонил мне грустным летним днем. Я лежал на диване и плевал в
потолок. Потолки у нас в доме высокие, поэтому я ухитрился заплевать и
стены, и самого себя, и диванную подушку, набитую скрипучими опилками.
- Баян? - произнес в телефоне мужской голос.
- Это кто? - мрачно спросил я.
В трубке хихикнули.
- Угадай!
Я уже хотел швырнуть трубку, но на том конце провода вовремя
сообразили:
- Это я, Ицхак.
- Сукин сын, - сказал я.


Ицхак обиделся. Сказал, что по семитской традиции голубизна крови
передается по материнской линии. И чтобы я поэтому не смел ничего говорить
плохого о его происхождении.
- Я знаю, что ты по матери голубой, - сказал я.
Ицхак подумал-подумал и решил больше не обижаться. У него было
хорошее настроение. Такое хорошее, что из телефона аж задувало.
- Баян, дело такое... Нет, по телефону нельзя. Я приду.
- Не вздумай, - сказал я.
Но он уже повесил трубку и через час с небольшим нарисовался у меня в
квартире.
Мурзик проводил его в мою маленькую комнату. Я сел на диване,
отодвинул ногой пыльные пивные бутылки и мутно уставился на Ицхака.
Ицхак был отвратителен. Его длинный, перебитый в двух местах нос -
будто вихляющий - свисал почти до губы. Губы оттопыривались, причем
верхняя нависала над нижней. Глаза сияли. Они всегда были у него лучистые,
странно светлые. Ицхак называл их "золотистыми", а мы, его одноклассники,
- "цвета детской неожиданности".
На нем были черные идеально отутюженные брюки со стрелочками, которые
все равно мешковато болтались на его тощей заднице. Пиджак малинового
цвета с искрой источал запах парикмахерской. Редеющие темные волосы были
гладко зализаны и чем-то смазаны.
Он сел на принесенный Мурзиком из кухни табурет, предварительно
проверив, не подкосятся ли ножки. Достал из кармана огромные часы, щелкнул
крышкой. Часы фальшиво исполнили Национальный Вавилонский Гимн.
- Это еще зачем? - спросил я злобясь. На мне были черные трусы до
колен и майка.
- Чтобы ты встал, - добродушно ответствовал Ицхак. - Гимн полагается
слушать стоя.
Я действительно встал. Мурзик подал мне халат, полосатый, с дыркой
под мышкой. Я всунулся в халат и обернулся теплыми полами. Мурзик сказал
шепотом:
- Я чаю поставлю.
- Иди, - раздраженно велел я. - Поставь.
Мурзик вышел. Он боялся меня гневать. Пока гарантийный срок не
выйдет, будет как шелковый. А потом, небось, осмелеет, хамить начнет.
Сдать раба обратно на биржу по гарантийке - плевое дело, но когда срок
заканчивается, никто за мерзавца больше ответственности не несет. Кроме
хозяина, конечно. И продавать его снова - занятие откровенно убыточное.
Особенно Мурзика. На нем и так клейма негде ставить.
Ицхак смотрел на меня и улыбался. В детстве у него были желтые кривые
зубы. Теперь же они дивным образом побелели и выпрямились и скалились на
меня, как лейб-гвардейцы на параде: ровные и прямые. Металлокерамику себе
поставил, подлец.
- Ну, - сказал я после долгого молчания.
Ицхак заговорил:
- Слышь, Баян... Дело такое. Я открываю свою фирму.
- Профиль? - спросил я.
- Прогнозы.
- Слушай, Ицхак, ты хоть и семит, а полный болван. Прогоришь. Здесь
же все схвачено. Прогнозами сейчас только ленивый не занимается... Эти
лавочки горят только так.
- Моя не прогорит, - сказал Ицхак уверенно. И я понял, что он что-то
знает. На жилу какую-то золотую набрел.
Он и в детстве таким был. Однажды в третьем классе мы нашли
запрятанную кем-то из старшеклассников картинку "Пляжная девочка". Мы
подрались и случайно порвали ее. Даже тогда мне досталась тупая морда этой
бабы, а Ицхаку - все интересное.
Ицхак уперся кулаками в табурет и подался вперед. От него так разило
одеколоном, что я закашлялся.
- Прогноз, Баян, - дело тонкое. Знаешь, на чем горят другие?
- На вранье.
- На неправильной технологии. Только Оракул держится. Но Оракул,
во-первых, находится на государственной дотации и обслуживает интересы
государства... Там кое-какие грязные делишки, не хочу сейчас вдаваться. -
Он дал мне понять, что ему ведомо очень и очень многое.
Со своей стороны, я очень удачно выказал полное безразличие к его
осведомленности.
Тут вошел Мурзик и подал чай.
Я приучил Мурзика сервировать столик на колесиках. Поначалу Мурзик
думал, что это забавка такая. Даже кататься пытался, взгромоздив зад на
хрупкую мебель. Был вразумлен.
Ицхак схватил чашку, пролил себе на брюки, но даже не заметил этого.
- Баян, - проговорил он многозначительно, - слушай... Темпоральная
лингвистика...
Некоторое время Ицхак объяснял мне, что это такое. Я почти не слушал.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Русанов Владислав - Бронзовый грифон
Русанов Владислав
Бронзовый грифон


Володихин Дмитрий - Мой приятель Молчун
Володихин Дмитрий
Мой приятель Молчун


Злотников Роман - Леннар. Книга Бездн
Злотников Роман
Леннар. Книга Бездн


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека