Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

тем больше мне нравился этот край: и густой боярышник в цвету, и луга,
где частой россыпью белели овцы, и тучи грачей в небе - все говорило,
что земля здесь плодородная, климат благодатный; и только мрачная камен-
ная коробка посредине была мне все меньше по душе.
Мимо прошли крестьяне, возвращаясь с полей, а я сидел на обочине до-
роги в таком унынии, что даже не сказал им "добрый вечер". Наконец солн-
це зашло, и тогда я увидел, что на фоне оранжевого неба вьется кверху
струйка дыма, жидкая, как дымок от свечи. И все-таки это был дым жилья,
он сулил огонь в очаге, и тепло, и миску горячего варева - значит, в до-
ме есть живая душа, которая развела этот огонь, а это уже утешительно.
И я зашагал по узенькой, заросшей травою тропке, которая бежала в ту
сторону. Тропинка была едва заметная; странно, чтобы так выглядела
единственная дорога к человеческому жилью, но другой не было видно.
Вскоре она привела меня к двум каменным столбам с гербами наверху; рядом
стояла каменная сторожка без крыши. Ясно, что здесь был задуман, но так
и не достроен главный въезд; вместо кованых ворот к столбам была привя-
зана соломенным жгутом двустворчатая плетеная калитка, и моя тропочка,
не встретив на своем пути ни парковой ограды, ни подъездной аллеи, обе-
жала столбы с правой стороны и неуверенно запетляла к дому.
Чем ближе я подходил, тем более угрюмым казалось мне здание. По-види-
мому, оно представляло собою одно крыло неоконченной постройки. Предпо-
лагаемая средняя часть не доходила до верхних этажей и обрывалась, зияя
в воздухе ступенчатыми контурами незавершенной каменной кладки. Многие
окна не были застеклены, и летучие мыши выпархивали из них и залетали
обратно, точно голуби на голубятне.
Пока я шел к дому, стало смеркаться, и в трех окнах высокого первого
этажа, очень узких и забранных крепкими решетками, замерцал неверный
огонек.
Так вот он каков, этот дворец, к которому я так долго шел! Так в
этих-то стенах ждут меня новые друзья и блестящие виды на будущее? Да у
нас в ЭссенУотерсайде так светились окна в родительском доме, такой дым
валил из трубы, что за милю увидишь, а дверь даже нищему отворялась по
первому стуку!
Я тихо подошел ближе и прислушался: кто-то гремел тарелками, то и де-
ло раздавалось чье-то нудное, сухое покашливание, но хотя бы один звук
человеческой речи, хотя бы собака затявкала!
Дверь, насколько я мог рассмотреть при скудном свете, была массивная,
из цельного куска древесины, сплошь обитая гвоздями. С замирающим серд-
цем я поднял руку и стукнул разок. Постоял, подождал. В доме воцарилась
мертвая тишина; проползла долгая минута, но ничто не шелохнулось, только
летучие мыши сновали над головой. Я постучал еще раз и опять прислушал-
ся. Теперь ухо мое так привыкло к безмолвию, что я различал, как тикают
часы в доме, медленно отсчитывая секунды; но его безвестные обитатели
хранили мертвую тишину, наверно, даже затаили дыхание.
Я уж было заколебался, не убраться ли подобру-поздорову, но злость
пересилила, и я начал барабанить в дверь кулаками, стучать ногами и
громко звать мистера Бэлфура. Я разошелся вовсю, но вдруг услыхал покаш-
ливание как раз над собой и, отскочив, поднял голову: из окна нижнего
этажа высунулась мужская голова в высоком ночном колпаке и дульный раст-
руб мушкетона.
- Заряжено, - сказал голос.
- Я пришел сюда с письмом к владельцу замка Шос мистеру Эбенезеру
Бэлфуру, - сказал я. - Есть здесь такой?
- От кого письмо? - спросил человек с мушкетом.
- Это к делу не относится, - сказал я, потому что был уже зол, как
черт.
- Ладно, - донеслось сверху, - можешь подсунуть письмо под дверь, а
сам убирайся отсюда.
- И не подумаю! - закричал я. - Отдам, кому предназначено: мистеру
Бэлфуру в собственные руки. Это - рекомендательное письмо.
- Какое? - встревоженно переспросил голос.
Я повторил.
- Ты сам-то кто? - раздалось после довольно долгого молчания,
- Мне своего имени стыдиться нечего, - отвечал я. - Меня зовут Дэвид
Бэлфур.
Я мог бы побожиться, что при этих словах мужчина вздрогнул: я услы-
шал, как мушкетон звякнул о подоконник. Следующий вопрос был задан очень
нескоро и странно изменившимся голосом:
- Твой отец умер?
Я так остолбенел, что лишился речи и стоял, хлопая глазами.
- Ну да, умер, не иначе, - продолжал мужчина. - То-то ты и пожаловал
барабанить ко мне в дверь. - Снова молчание, а потом он закончил с вызо-
вом: - Что же, друг любезный, я тебя впущу.
И скрылся за окном.




ГЛАВА III
Я ЗНАКОМЛЮСЬ СО СВОИМ ДЯДЕЙ
Очень скоро загромыхали многочисленные засовы и дверные цепочки,
дверь самую малость приоткрылась и, едва я ступил за порог, тотчас зат-
ворилась опять.
- Проходи на кухню, да ничего не трогай, - велел мне уже знакомый го-
лос.
Пока обитатель замка возился, старательно запирая дверь, я наугад
двинулся вперед и очутился на кухне.
Огонь в очаге разгорелся довольно ярко, освещая помещение; я никогда
не видел, чтобы в кухне было так голо. Полдюжины плошек на полках, на
столе ужин: миска с овсянкой, роговая ложка, кружка жидкого пива. И
больше во всей этой огромной пустой комнате с каменным сводом - ничего-
шеньки, только запертые сундуки вдоль стен да угловой шкафчик-поставец с
висячим замком.
Наложив последнюю цепочку, мужчина последовал за мной. Я увидел тще-
душное существо с землистым лицом, согбенное, узкоплечее, неопределенно-
го возраста, - ему могло быть пятьдесят лет, могло быть и семьдесят.
Колпак на нем был фланелевый, поверх дырявой рубахи, взамен сюртука и
жилета, наброшен был фланелевый же капот. Он давно не брился. Но самое
удручающее, даже страшноватое были его глаза: не отрываясь от меня ни на
секунду, они упорно избегали смотреть мне прямо в лицо. Определить, кто
он по званию или ремеслу, я бы не взялся; впрочем, более всего он смахи-
вал на старого слугу, который уже отработал свое и за угол и харчи ос-
тавлен присматривать за домом.
- Есть хочешь? - спросил он, остановив свой взгляд где-то на уровне
моего колена. - Можешь отведать вот этой кашки.
Я ответил, что он, наверно, собирался поужинать ею сам.
- Ничего, - сказал он. - Я и так обойдусь. А вот эля выпью, от него у
меня кашель мягчает.
По-прежнему не сводя с меня глаз, он отпил с полкружки и внезапно
протянул руку.
- Поглядим-ка, что за письмо.
Я возразил, что письмо предназначается не ему, а мистеру Бэлфуру.
- А я кто, по-твоему? - сказал он. - Давай же сюда письмо Александра!
- Вы знаете, как звали отца?
- Мне ли не знать, - отозвался он, - если твой отец приходится мне
родным братом, а я тебе, любезный друг Дэви, родным дядюшкой, хотя ты,
видно, и гнушаешься мною, моим домом и даже моей доброй овсянкой. Ну, а
ты, стало быть, доводишься мне родным племянничком. Так что давай-ка сю-
да письмо, а сам садись, замори червячка.
От стыда, усталости, разочарования мне не сдержать бы слез, будь я на
год-другой моложе. Но сейчас, хоть и не в силах выдавить из себя ни сло-
ва хулы или привета, я подал ему письмо и стал давиться овсянкой. Куда
только девался мой молодой аппетит!
Тем временем дядя, наклонясь к огню, вертел в руках письмо.
- Ты знаешь, что там писано? - вдруг спросил он.
- Печать цела, сэр, - отозвался я. - Вы сами видите.
- Так-то оно так, - сказал он. - Но что-то же привело тебя сюда?
- Пришел отдать письмо.
- Ну да! - с хитрой миной произнес он. - И, для себя, надо думать,
имел кой-какие виды?
- Не скрою, сэр, - сказал я, - когда мне сообщили, что со мной в
родстве состоятельные люди, я и вправду понадеялся, что они мне помогут
в жизни. Но я не побирушка, я от вас не жду подаяний, во всяком случае,
таких, какие дают скрепя сердце. Не глядите, что я бедно одет, - и у ме-
ня есть друзья, которые только рады будут мне помочь.
- Та-та-та, порох! - сказал дядя Эбенезер. - Не кипятись понапрасну.
Мы еще поладим как нельзя лучше. И, Дэви, дружок, если ты больше не хо-
чешь каши, я ее, пожалуй, прикончу сам. М-мм, знатная еда овсянка, -
продолжал он, согнав меня с табуретки и отобрав у меня ложку, - здоровая
еда, вкусная. - Он скороговоркой пробубнил молитву и принялся за кашу. -
Отец твой, помнятся, любитель был поесть. Не то чтобы обжора, но едок
отменный, а я - нет: клюну разок-другой и сыт. - Он отхлебнул пива и,
как видно, вспомнив про долг гостеприимства, предложил: - Если хочешь
промочить горло, вода за дверью.
Я ничего не ответил на это и продолжал стоять, не двигаясь, прис-
тально глядел на дядю и еле сдерживался от гнева. Дядя же продолжал пос-
пешно набивать себе рот, а сам то и дело косился на мои башмаки, на гру-
бые, деревенской вязки чулки. Один лишь раз он отважился посмотреть вы-
ше, наши взгляды встретились, и у дяди смятенно забегали глаза, как у
карманного воришки, пойманного с поличным. Это навело меня на размышле-
ния: не потому ли он держится так несмело, что отвык бывать на людях, а


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Черный престол
Посняков Андрей
Черный престол


Зыков Виталий - Конклав бессмертных. Проба сил
Зыков Виталий
Конклав бессмертных. Проба сил


Шилова Юлия - Мадам одиночка, или Укротительница мужчин
Шилова Юлия
Мадам одиночка, или Укротительница мужчин


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека