Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

недолгим осенним ковром. Накрапывал мелкий дождик, и прохожие были
торопливы. Хороший день для работы.
Пройдя мимо рядов киосков и маленького базарчика, он смешался с
толпой, втекающей на станцию метро. Четверти часа от "Электрозаводской" до
"Комсомольской" было вполне достаточно, чтобы расслабиться окончательно. В
переходе Илья купил пару газет и рассеяно просмотрел их в вагоне,
поглядывая то на текст, то на стоявшую в нескольких шагах девочку лет
десяти. Девочка была очень серьезная и деловитая, ее сосредоточенное лицо
вполне подошло бы взрослой женщине. Илье такие нравились.
Ему захотелось побыстрее попасть домой.


2
Кирилл любил осень.
Если мы спросим себя, как отражается на человеческой судьбе любовь к
тому или иному времени года, то вряд ли найдем ответ. Связь, наверное,
есть, но какова она - не подскажет самый талантливый психолог. Можно
любить зиму и нести в себе тепло, можно предпочитать лето, оставаясь
осколком льда.
Кириллу нравилась осень, и не та, багряно-золотая, воспетая Пушкиным,
а самая обычная московская - с тоскливым серым небом и холодным влажным
ветром, гуляющим по проспектам. Он никогда не пробовал разобраться, какие
струны задевают в его душе слякоть и дождь. В тринадцать лет редко
задаются такими вопросами. Но аналогия с Пушкиным ему слегка льстила.
Когда тебя с четырехлетнего возраста называют поэтом, это может привести к
чему угодно - но только не к заниженной самооценке.
Для своего возраста он был высоким, но хрупким мальчиком с совсем еще
детским лицом. Многие его сверстники уже раздавались в плечах, грубели, с
достойным лучшего применения упорством превращаясь в пародию на взрослых.
Кирилл еще оставался мальчишкой.
Скажи, кто-нибудь, что он этому рад, Кирилл бы искренне возмутился.
Однако это было именно так.
Кирилл Корсаков боялся взрослеть.
Он ушел из школы после третьего урока - занятия никогда не казались
ему чем-то, требующим особо серьезного отношения. Какое-то странное
настроение владело им с утра - давным-давно, в ту пору, когда его прозвали
"самым юным в мире поэтом", Кирилл называл такое настроение "стишным". Он
употреблял это словечко и сейчас - когда надо было оправдаться за
невыученное задание или увильнуть от какой-нибудь домашней работы. В школе
это уже перестало помогать, а вот дома... "Мама, у меня стишное
настроение", - фраза всегда действовала безотказно.
Единственной проблемой было то, что Кирилл давным-давно не писал
никаких стихов.
- Ты куда сейчас? - одноклассник Кирилла, Максим Слугин, убежавший с
последних уроков "за компанию", обнял его за плечи. Наверное, это был
самый странный из друзей Кирилла - крепкий, абсолютно прямолинейный
паренек, непонятно как и зачем переходящий из класса в класс. Из поэтов он
знал только Пушкина и Корсакова, причем в правильности своих знаний был
уверен ровно наполовину. При этом он сохранял трепетное уважение к чужому
таланту - возникшее с первого класса, когда Кирилл за один день наградил
всех ребят стихотворными дразнилками.
- Домой.
- Стихи писать?
Самым простым выходом было кивнуть, что Кирилл и сделал.
- Угу, - удовлетворенно буркнул Максим, доставая сигареты. Ловко
закурил, не замедляя шага и демонстрируя хороший опыт в этом занятии. -
Давай пива попьем?
- У меня денег нет, - соврал Кирилл.
- А я угощаю.
- Холодно, горло заболит.
Максим пожал плечами. Проблем с ангинами у него никогда не было, и он
на всякий случай уточнил:
- "Медведя" возьмем, он крепкий, простуду как водка лечит...
- Да не хочу я, отвяжись!
- Как знаешь, - не обижаясь, сказал Максим. - Ну, давай, пиши. Потом
прочитаешь.
Последняя просьба была традиционной и совершенно необязательной к
выполнению. Слугин довольствовался дружбой с поэтом, сами стихи его не
слишком волновали. У ближайшего ларька он отстал, придирчиво разглядывая
шеренгу пивных банок.
Кирилл свернул на первом же повороте, чтобы добродушный словно
теленок и липкий как скотч Максим не передумал, и не бросился догонять его
с банкой в руке. Потеряв Кирилла из виду, он через минуту забудет о его



существовании, как, впрочем, и сам Корсаков.
На бегу Кирилл наткнулся на какого-то парня, вяло ругнувшегося вслед,
завернул еще раз и остановился на углу, обтекаемый редкими прохожими. Он
понял, что безумно хотел остаться в одиночестве. Что-то было неладно, но
он никак не мог понять, что именно.
Он вдруг почувствовал, что задыхается. Ничего конкретного - просто не
хватает воздуха. Когда-то такое было с ним, если упорно не шел уже
совсем-совсем придуманный стих. Ощущение было в чем-то даже слегка
приятным - после у него получались действительно хорошие строчки. Но
сейчас о стихах не было и речи. Лишь давящая пелена.
- Мальчик, тебе плохо?
Пожилая женщина, из тех, что регулярно пишут письма в газеты,
помогают пьяным на остановках сесть в нужный троллейбус и терроризируют
продавцов в супермаркетах, остановилась возле него.
- Ты не болен? Никакой гадости не глотал?
Кириллу сразу стало легче.
- Оставьте меня в покое! - звонко выкрикнул он. - Ничего я не глотал!
Женщина, оскорбленная в лучших чувствах, мгновенно двинулась дальше.
Кирилл проводил ее растерянным взглядом.
ЧТО ЭТО СО МНОЙ?
Он медленно пошел, машинально следуя за женщиной. Та, отойдя немного,
обернулась, увидела идущего за ней мальчишку и ускорила шаг. Малолетний
наркоман - не слишком полезный для здоровья собеседник. Кирилл,
опомнившись, остановился.
Еще час назад он собирался побродить по старым улицам центра. Теперь
же ему и впрямь захотелось оказаться дома. Закрыться в своей комнате,
избавиться от... от чего?
ОТ ДАВЯЩЕГО ВЗГЛЯДА...
Он сам поразился той легкости, с которой далась разгадка. Просто
"взгляд в спину"... Кирилл обернулся, подозрительно рассматривая прохожих.
Никого, кто бы хоть мимолетно посмотрел на мальчугана с испуганными
глазами. Никого... Да и не могло быть - это ощущение, душное ощущение
чужого взгляда, преследовало Кирилла с самого утра. И дома, и в школе. Оно
лишь нарастало - с каждой минутой, накатывая, словно морская волна на
пологий берег.
Кирилл подавил безумное желание разреветься и побежал обратно - к
метро, в смутной надежде, что под землей, в рвущейся во все стороны толпе,
"взгляд в спину" исчезнет.
Через десять минут он понял, что это была напрасная надежда.


3
Только молодые могут называть старость временем покоя.
Их ошибка пройдет, как любые ошибки, когда они сами постареют.
Аркадий Львович стоял у запотевшего окна, глядя на моросящий дождь.
Дождь - не огонь, и не морская волна, на него нельзя смотреть бесконечно,
погружаясь в почти живое движение. Дождь всегда умирает: даже для ливня
всемирного потопа был сорок первый день.
Это была последняя осень - и дождь нес с собой последнее горькое
утешение.
Медленно повернувшись, Аркадий Львович вслушался в собственное
движение. Ничего - ни боли, ни даже малейшего дискомфорта. То, что убьет
его, еще дремало, набирая силу.
Жизнь никогда не сдается без боя - но и никогда не побеждает смерть.
- Папа, я ухожу, - донеслось из коридора.
Аркадий Львович прошел через комнату, где незаправленная кровать
терялась среди стеллажей с книгами. Когда-то давно ему сказали, что эта
комната похожа на декорацию из фильма об известном ученом. Он ответил не
раздумывая - "я и сам декорация", и лишь много позже понял, что это
правда.
Зять зашнуровывал ботинки, согнувшись с мучительной решимостью
толстого человека. Покосился на вышедшего в коридор тестя.
- Продукты в холодильнике. А чайник я поставил на огонь.
- Спасибо, Андрюша.
Аркадий Львович любил зятя так, как только можно любить человека, не
оправдавшего ни худших надежд, ни лучших ожиданий. Андрей никогда, ни
двадцать лет назад, ни сейчас не смотрел на жену-еврейку как на средство
передвижения, а на тестя-профессора как на трамплин в карьере. Правда, он
так и остался, теперь уже - очевидно - навсегда, совершенно бесталанным и
рядовым ученым. Но это уже от Бога, а все доступное человеку Андрей
выполнил честно.
- Вера заглянет завтра, - выпрямляясь, сообщил он. - Приберется...
ремонт бы вам сделать, Аркадий Львович...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Панов Вадим - Ручной привод
Панов Вадим
Ручной привод


Березин Федор - Встречный катаклизм
Березин Федор
Встречный катаклизм


Херберт Фрэнк - Под давлением
Херберт Фрэнк
Под давлением


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека