Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Я же тебя не трогал, - прошептал Васенцов чуть не плача.
В следующую секунду место, где он только что стоял, опустело.
Ордынец закинул за спину свою видавшую виды сумку; все, кто был в тот
момент поблизости, поспешно расступились перед ним широким коридором.
Ордынец прошествовал по нему, как лайнер по взлетной полосе; у самой
лестницы вдруг обернулся к Юльке:
- Ну, ты идешь?
И она пошла.

Она ходила за ним везде, как собачка. Книжные истории о первой любви
выглядели совсем иначе, о пионерской дружбе - тем более, а потому Юлька не
могла найти слова для обозначения их с Ордынцем отношений.
Он был ниже ее на голову, белобрысый, веснушчатый, щуплый; Юлька
прекрасно сознавала, как смешно выглядит рядом с ним здоровенная дылда в
круглых очках. Впрочем, в школе над ними не смеялись.
Уже в конце апреля Степка Васенцов подловил ее как-то возле
раздевалки:
- Ты... Фетисова... Не водись с ним!
- Очень я тебя испугалась, - ответствовала уверенная в себе Юлька.
Степка поморщился, как от боли:
- Да не испугалась... Ты что, не видишь... Не видишь, КАКОЙ он?
В Степкиных глазах стояла самая настоящая, не в книжках вычитанная
мольба. Юльке сделалось не по себе.
- Фетисова... Он... Ненормальный какой-то. На фиг он тебе нужен?
Юлька не знала.
Он был жестокий; он забывал о ней на три-четыре дня, смотрел сквозь
нее, как сквозь пустое место - и тогда она маялась в одиночестве под
злорадными взглядами одноклассников, которые и обидеть ее боялись, и
водиться особенно не желали.
Смилостивившись, он таскал ее за собой везде и всюду - в особенности
на Плотину, которая тянула его, будто магнитом.
Он мог говорить как угодно и о чем угодно; он высмеивал любимые
Юлькины фильмы и потешался над ее литературными пристрастиями; она
обижалась до слез - но не умела противоречить.
Он жить не мог без "барбарисок"; Юлька постоянно таскала в портфеле
серый конфетный кулек.
Он действовал на нее, как наркотик. Войдя утром в класс и не застав
там Ордынца, Юлька маялась и беспокоилась. Когда он не приходил к началу
урока, она испытывала почти физическую тоску; когда он, наконец, просил
разрешения войти, равнодушно выслушивал положенный выговор и и проходил
мимо Юльки к своей последней парте - радость ее была сравнима только с
первым прыжком в теплое летнее море.
Когда он говорил, Юльке хотелось закрыть глаза, потому что детская
рожица вопиющим образом не вязалась с его манерой выражаться. Она
поводилась прогуливать с ним уроки, и о грозящем "уде" в четверти думала
отстраненно, как о бесчинствах режима Претории. Иногда Ордынец был
настроен благодушно, и тогда Юлька спрашивала.
- Откуда ты знаешь про Плотину? - спросила она однажды.
Плотина лежала перед ними, огромная, жутковатая - как челюсть
мертвого великана.
Он поднял белые брови:
- Что я знаю про Плотину?
- Ну, двенадцать сел... Десять церквей... Шесть кладбищ...
- Пять кладбищ.
- А откуда ты знаешь?
- Это не вопрос. Вопрос - откуда ты не знаешь.
- А мне никто не говорил.
- А мне сказали.
- Кто?
- Дядя в спортлото.
Юлька обиделась. Ордынец прекрасно понял, что она обиделась - но не
пошевелил и пальцем, чтобы загладить обиду. А чего там - никуда не
денется. Переживет.
Юлька посопела уныло - и пережила. Над серой водой кружились мелкие,
как семечки, серые чайки.
- Значит, могилы так и остались? На дне?
- Их смыло.
- Как смыло? Вместе с покойниками?
- А что тебе до покойников? Там живые люди тоже были...
- Их выселили. А покойников так просто не выселишь, да?
Ей показалось, что Ордынец усмехается. Она никогда не понимала, когда
он усмехается ей, а когда - своим мыслям. Да и жуткое это зрелище -
усмешка желтобрюхого варана.
- Покойников не выселишь, - подтвердил он с непонятным



удовлетворением. Юльке показалось, что этот малоприятный факт почему-то
доставляет ему удовольствие. Ей стало не по себе, она отвернулась.
- Знаешь, что такое капище? - спросил Ордынец за ее спиной.
- Идолы? - предположила Юлька неуверенно.
Далеко за плотиной истошно заорал пароход. Странно заорал, тоскливо,
как живое существо.
Ордынец молча поднялся с травы и, будто забыв о Юльке, побрел по
направлению к автобусной остановке.

Иногда ей бешено хотелось получить от него знак внимания. Ну, хоть
вялую ромашку. Хоть одуванчик с газона, что ли! Или билет в кино - хотя бы
и на мультсборник... Зря она, что ли, таскается за ним, как на веревочке?!
Однажды она специально запихнула в портфель четыре тома детской
энциклопедии. Старенький портфель из клеенки под крокодила едва не
разошелся по швам - крокодиловые бока раздулись, будто рептилия заглотнула
слона. Юлька шла в школу, скособочившись и выкинув в сторону левую руку -
Ордынец удивленно пожал плечами, однако и движения не сделал, чтобы ей
помочь.
А на перемене он стоял с девятиклассницей Неведовой. Глупенькая
Неведова нависала над щуплым собеседником, и глаза ее казались удивленными
и перепуганными одновременно; тихая двоечница, она полностью
сформировалась к пятнадцати годам, и ее тесная школьная форма лоснилась в
наиболее выпирающих местах. Неведовские одноклассники кружили вокруг, как
стадо пираний.
Вечером Юлька поклялась, что больше не заговорит с Ордынцем. Никогда.
Несколько дней она упивалась горечью покинутой Джульетты. Хулиган
Саенко выждал момент и нарисовал на обложке Юлькиной "Математики" смачную
когтистую фигу.
А после уроков она застала Неведову в умывальнике - глупенькая
девятиклассница рыдала.
Она рыдала, размазывая по лицу слезы, горячую воду из умывальника и
потеки чего-то красного - не то помады, не то (подумалось испуганной
Юльке) крови. Неведова не замечала ничего вокруг, она пребывала в глубокой
истерике, и глаза ее в рамке воспаленных век казались белыми и слепыми.
Через полчаса - Юлька задержалась в пионерской комнате и видела все
отлично - в умывальню поспешила медсестра.
Кто знает, что случилось в тот день с девятиклассницей Неведовой. Кто
знает, что привело ее в столь плачевное состояние - однако Юльке сделалось
почему-то тоскливо и не по себе.
На другой день Ордынец подошел к ней с обычной покровительственной
улыбкой; Юлька не смела противиться и вслед за ним слиняла с труда. Это
было тем более глупо, что к труду-то Юлька готовилась, у нее был реферат
по домоводству, форменные передник с косынкой - и заданные на дом
недошитые трусики.
Спустя пару дней в класс ворвался возбужденный Саенко - по его
словам, пацаны из девятого "Б" класса заловили Ордынца в мужском туалете и
в настоящий момент делают ему "темную". Все посмотрели на Юльку - она с
безучастным видом перерисовывала в тетрадь по зоологии выпотрошенного
дождевого червя. Картинка получалась вполне натуралистичная; карандаш в
руке дрожал.
Спеша насладиться небывалым зрелищем, орда пятиклассников ринулась
вслед за ликующим Саенко, и Юлька осталась одна в опустевшем классе.
Стиснув зубы, она дорисовывала червяку пищевод, когда распахнутая
дверь закрылась и шум перемены отдалился. Ордынец стоял у входа и казался
веселее, чем обычно - сытый желтобрюхий варан. Юлька разинула рот.
Как ни в чем ни бывало, Ордынец прошествовал к своей парте и бросил в
Юльку тетрадью:
- Нарисуй мне тоже червяка... У тебя, блин, хорошо получается.

Девятнадцатого мая, в день рождения пионерской организации, шефы
устроили прогулку на катере. Юлька стояла на корме, подставив ветру
незаплетенные волосы, и воображала себя дочерью капитана Гранта. Ордынец
сидел к ней спиной, сосал "барбариску" и тупо глядел в жиденький пенный
хвост, тянущийся за речной калошей.
После истории с девятым "Б" Ордынец окружен был не столько
презрением, сколько славой, и отблеск этой славы падал на Юльку. Характер
его к тому времени сделался совсем уж невыносимым, но Юлька терпела,
потому что с прочими он вообще не разговаривал. Ни о чем. Никогда.
Гремел магнитофон; на корме толпились девчонки с бутербродами, Саенко
портил речное судно крышечкой от закупоренной бутылки "Буратино", Степка
Васенцов, окруженный толпой прихлебателей, разглядывал берег в театральный
биноклик; Юльке подумалось, что он похож не на морского волка, как
ожидалось, а скорей на завсегдатая оперы.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Растоптанное счастье, или Любовь, похожая на стон
Шилова Юлия
Растоптанное счастье, или Любовь, похожая на стон


Посняков Андрей - Кольцо зла
Посняков Андрей
Кольцо зла


Прозоров Александр - Демон
Прозоров Александр
Демон


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека