Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

поздний час... Вначале он почувствовал всего лишь удивление, но уже через
секунду его насторожила странная, крадущаяся походка человека. Он хотел
его окликнуть, но мундштук маски во рту помешал это сделать, и человек
успел скрыться. Там не было никакой калитки. В той стороне за оградой
начинались дикие заросли, и пойти туда ночью мог решиться всего лишь один
человек, и если он не ошибся, то эта ночная прогулка Дуброва многое могла
прояснить в запутанной истории с соком трескучек...
Замаскированный пролом в ограде он нашел не сразу, к тому же свет
далеких теперь фонарей уже не мог ему помочь, и хотя взошла луна, ее
призрачный отсвет не пробивался сквозь плотную зеленую подушку листьев,
висевшую у него над головой. Ротанов остановился и прислушался. Заросли
были полны непрекращавшейся ни на секунду мешаниной непонятных звуков.
Что-то шуршало, потрескивало, скрипело и пищало у него над головой.
Неожиданно впереди раздался оглушительный взрыв. Рвануло совсем близко и
без единого проблеска пламени. Ротанов бросился на звук, выставив вперед
руки, стараясь уберечь лицо от хлещущих, плотных, словно вырезанных из
железа, листьев. Неожиданно он услышал, как на самом верху, в кронах
растений, родился новый непонятный звук. Впечатление было такое, словно
кто-то разорвал у него над головой мешок с песком, и целые потоки этого
песка хлынули вниз со свистом и шелестом, подминая под себя листья.
Ротанов рванулся в сторону, но опоздал. Сухой шелестящий поток обрушился
ему на плечи и сразу же, не задержавшись на одежде, скользнул вниз. Почти
в ту же секунду Ротанов споткнулся о корень растения и растянулся на
земле.
Удар был достаточно силен. Секунду-другую у него перед глазами
плясали огненные искры. И лишь окончательно придя в себя, он увидел
впереди, в нескольких шагах, неподвижное пятно света. Источник света
загораживала от него плотная щетина молодой поросли трескучек. Стебли
казались такими плотными и толстыми, словно их сделали из твердой резины.
Все же ему удалось ползком продвинуться вперед на несколько метров и
осторожно раздвинуть последний ряд растений, отделявших от него источник
света. К несчастью, луч фонаря, валявшегося на песке, оказался
направленным прямо в лицо Ротанову и на мгновение ослепил его.

Дубров втиснулся в пролом изгороди и очутился в зарослях трескучки.
Он знал здесь каждую тропку и знал, что нужно искать. Он не заметил
преследования и все же очень спешил. Ему предстояло выбрать достаточно
зрелое растение, в то же время оно ни в коем случае не должно было быть
полностью созревшим и готовым к выбросу спор. Определить это в темноте, да
еще снизу, не видя спороносов, было достаточно трудным делом. В конце
концов он остановил свой выбор на толстом шершавом стволе и полез вверх.
За долгие годы у него выработалась в этом деле приличная практика. Чтобы
не повредить растения, он никогда не пользовался механическими
приспособлениями и взобрался на шестиметровую высоту по совершенно
гладкому стволу с помощью связанной кольцом веревки, особым образом
перекинутой вокруг ствола и служившей опорой для ног. Колючки начались на
уровне кроны, и здесь понадобилась вся его осторожность и весь предыдущий
опыт, чтобы пробраться сквозь опасную зону.
Наверху, как только он миновал нижний пояс листьев, сразу стало
светлее, здесь ствол раздваивался, и Дубров выругался сквозь зубы. Двойной
ствол на этой высоте означал, что растение имело два спороноса - случай
довольно редкий и достаточно опасный, поскольку спороносы хоть и созревали
практически в одно время, все же оставалось небольшое индивидуальное
различие, и оно могло окончиться трагически, если второй споронос достиг
стадии зрелости раньше первого. Дубров взобрался теперь почти к самой
чашечке, увенчанной огромным двухметровым белым шаром со сморщенной
оболочкой. Ощупав его, он почти безошибочно смог определить степень
зрелости, но второй споронос... Он раскачивался где-то рядом,
всмотревшись, можно было различить за спиной бледное белое пятно. Дубров
зажег фонарик и теперь смог рассмотреть чуть желтоватую, изрезанную
глубокими складками поверхность оболочки. Все равно это ничего не дало.
Конечно, можно было спуститься до развилки и вновь подняться к этому
второму спороносу. Но, во-первых, определение на ощупь никогда не было
особенно точным, все равно приходилось рисковать, а, во-вторых. Дуброва с
самого начала, с того момента, как он решился на этот поход, не покидало
ощущение, что времени у него в обрез, что он опаздывает и дорога каждая
секунда... Он не мог бы объяснить причину этого чувства, но в последнее
время привык доверять своим ощущениям и предчувствиям.
Секунду поколебавшись, он решил не тратить время на второй споронос и
достал нож. Самым трудным и опасным моментом было вскрытие оболочки.
Дубров знал, что если споронос созрел, то на прикосновение он отреагирует
взрывом, он помнил, как погиб Кольцов... Взрывом его сбило со ствола и
швырнуло вниз на колючки... Можно было, конечно, привязаться к стволу, но
он знал, какой силы может быть взрывная волна, и из двух зол выбрал



меньшее... Рука с ножом осторожно приблизилась к оболочке и медленно,
сантиметр за сантиметром, стала погружаться в рыхлую массу. Лоб Дуброва
мгновенно покрылся испариной, он чувствовал себя так, словно надрезал
ножом корабельную мину, да так оно, в сущности, и было. Конец ножа уперся
в преграду. Это была внутренняя твердая пленка. Если споронос не созрел,
то давление газов в нем еще не достигло опасного предела... Весь сжавшись,
ежесекундно готовый к сокрушающему удару, Дубров изо всех сил надавил на
рукоятку ножа. Раздался легкий треск, и нож, проломив последний твердый
слой, ушел в споронос по самую рукоятку. Ничего не произошло.
"Когда-нибудь я все-таки ошибусь..." - подумал Дубров. Если это
случится, его похоронят без всяких почестей. Он нарушал закон, то есть
попросту был обыкновенным преступником. "Но ведь они не знают... - подумал
он. - Не знают и не хотят знать..." - Он вспомнил свою единственную
попытку объяснить совету колонии действие масла трескучки. Результат был
прост и печален - "галлюцинации, отравление растительными ядами". Таково
было официальное заключение на его докладную записку. Наверно, нужно было
все оставить, вернуться к нормальной жизни, сделать вид, что ничего не
произошло, но для тех, кто попробовал сок трескучки, обратного пути уже не
было. На этот раз ему повезло и не стоило заглядывать слишком далеко в
будущее.
Оставшаяся процедура уже не представляла никакой опасности. Он легко
вырезал в спороносе отверстие достаточное, чтобы внутрь можно было
просунуть руку. Нащупал венчик незрелых спор и в самом центре пустое
углубление для семени. Оно всегда было пустым. Может быть, на тысячу
растений одно завязывало в процессе своего развития это таинственное семя,
о котором среди колонистов было сложено так много легенд. Дуброву ни разу
не довелось увидеть его самому. Он опустил руку ниже и нащупал
расположенные вокруг мясистого семяложа масляничные железы. Никто толком
не знал, для чего нужны трескучие эти железы, выделяющие остро пахнущее,
одуряющее масло. Биологи считали их атавизмом, остатком органа, который
помогал переносу спор в те далекие времена, когда здесь существовали
какие-то огромные, исчезнувшие ныне насекомые. Страшно подумать, как много
тысячелетий пронеслось над планетой с того момента, как на ней зародились
эти могучие зеленые великаны, увенчанные белыми шарами спороносов. Ступни
ног у Дуброва затекли, веревка, обхватывавшая ствол, врезалась в подошвы,
и все же он решил проделать всю процедуру по добыче масла в этой неудобной
позе, не спускаясь со ствола на землю. Почему? Вряд ли он мог это
объяснить. Возможно, им руководило все то же таинственное предчувствие,
шепнувшее, что так будет лучше всего. Как бы там ни было, он закрепил на
поясе фонарь и, вырезав достаточное количество масляничных желез, не стал
спускаться, пока не набил ими емкость пресса, не завернул его до отказа и
не заполнил склянку маслом до нужной отметки. Только после этого, завернув
пробку на драгоценной теперь склянке, он начал спуск. Но, увлеченный
выжимкой масла, он начисто забыл о втором спороносе у себя за спиной. От
неосторожного движения стебель качнулся под его тяжестью, и Дубров
почувствовал, что его спина на мгновение уперлась в мягкую податливую
поверхность. В ту же секунду оглушительный взрыв хлестнул по нему сзади.
Страшная сила оторвала руки от ствола, приподняла его в воздух и швырнула
вниз. Удар был так силен, что на несколько секунд он потерял сознание, а
придя в себя, понял, что лежит плашмя на спине, сжимая в руках свою
драгоценную склянку. Кости, кажется, не пострадали, впрочем, теперь это
уже не имело значения. Фонарь отлетел далеко в сторону, но не разбился и
не погас. Дубров хотел до него дотянуться, однако резкая боль в пояснице
вновь опрокинула его навзничь. Собравшись с силами, он оперся на руки и
сел, превозмогая боль, пронзившую теперь уже все его тело. Оставалось
только отвернуть пробку...

Когда наконец глаза Ротанова вновь обрели способность что-либо
различать, он увидел сидящего на песке Дуброва. Песок, на котором тот
сидел, показался Ротанову не совсем обычным. Он был значительно темнее
остального песка, и это темное пятно плотным кольцом опоясывало мощный
ствол трескучки, опершись о который сидел Дубров. Казалось, что весь песок
вокруг него обильно посыпали черной сажей. Но это было еще не все.
Внимание Ротанова было направлено на Дуброва, а все, что произошло затем,
заняло не более нескольких секунд. Все же боковым зрением он заметил, что
песок словно бы шевелится под Дубровым, будто на него волнами налетала
рябь от ветра, хотя никакого ветра здесь не было. Фонарь, который в первое
мгновение ослепил Ротанова, валялся в нескольких шагах от Дуброва и
освещал его руки, рюкзак и нижнюю часть лица. Их разделяло теперь не
больше двух метров, и Дубров, несомненно, увидел высунувшегося из зарослей
Ротанова. Нехорошо усмехнувшись, он медленно поднес к губам стеклянный
пузырек.
- Не делайте этого! - крикнул Ротанов и, оттолкнувшись обоими ногами,
бросил свое тело вперед. Но было уже поздно. Склянка выпала из рук


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Самойлова Елена - Синяя Птица
Самойлова Елена
Синяя Птица


Шилова Юлия - Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть
Шилова Юлия
Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть


Грабб Джеф - Драконы Войны Душ
Грабб Джеф
Драконы Войны Душ


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека