Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

выше общих этикетов и интересов, а это уже гадское.
Многие, придя с воли, несут с собой новорусские взгляды. Это пресечь.
Здесь им нет места. Запомните, у порядочного люда закон один, и люд в
лагерях и острогах должен быть один - воровской. Так было, есть и будет. В
наше время есть возможность жить достойно по нашим законам и есть чем
ответить мусорам на беспредел и чем удивить. Думайте, братья, а еще лучше -
делайте!"
Но это уже не Гвоздя заботы. У него, чувствует, будет немало забот и на
воле.
- Ну что, Полосатик, откидываемся? - усмехнулся Гвоздь и погладил по
голове здоровенного краткошерстого полосатого кота - его доброго друга.
Держать собственного кота в зоне - большая привилегия. Коту было три
года. Подобрали в цехе и привели его зеки, когда тот еще был котенком.
Гвоздь, увидев его, сразу понял, что нашел хорошего кореша. Имя дал с
намеком - Полосатик, так называют зеков на особом, "полосатом", режиме. И
сегодня кот, не видевший в своей жизни ничего, кроме зоны, собирался вместе
с хозяином в большой мир.
- Ну все, пора, - Гвоздь взял поудобнее кота и вышел из барака,
подставляя лицо первому снегу.
Формальности. Справка об освобождении. Деньги на проезд. Бесполезные
слова напутствия командира отряда. И, наконец, визит к "куму" - начальнику
оперчасти майору Гамову.
- Садись, Гвоздь, - кивком пригласил Гамов. - Как насчет чайку?
- Благо дарствую. Не надо, гражданин майор.
- Правильно. Из рук "кума" ничего брать нельзя. Так?
- Может, и так.
Они сидели друг напротив друга. Люди примерно одного возраста - под сорок
пять. Чем-то похожие друг на друга - оба плотного сложения, физически
сильные, волевые, уверенные в себе и своей правоте. Привыкшие, как боксеры,
всю жизнь драться на ринге. Опер и вор в законе не питали Друг к Другу
добрых чувств, но ценили один другого как опасных и умных противников. Оба
жили своими идеями, своей правдой, и у обоих в последнее время эти идеи и
правда сильно потускнели, обветшали на ветрах неспокойных времен. Оба
считали, что честны перед собой и другими. К рукам Гамова не прилипла за всю
жизнь ни одна не праведная копейка. Но и Гвоздь не запятнал себя тем, что
поступался воровскими законами в угоду администрации, выторговывая себе
какие-то блага.
- Значит, на свободу, - Гамов сложил руки на груди и внимательно
разглядывал вора в законе.
- Добавь - с чистой совестью.
- Не добавлю. А не боишься на свободу? Девять лет тут. Прижился. В
авторитете. А там...
- Я же не Хилый. Выдюжим.
В прошлом году старого вора Хилого целые сутки искали по всем уголкам,
чтобы выдворить на волю. Он умолял оставить его здесь, поскольку не знал,
что с ней делать, с враждебной ему волей. Он боялся ее. И она оправдала его
самые худшие ожидания. Там было слишком больно, суетно, серо. Через два
месяца он прибыл снова. Пробыв на воле неделю, демонстративно, чуть ли не на
глазах у всех залез в сумку в троллейбусе и получил новый срок.
- Семь лет, - задумчиво повторил майор. - От звонка до звонка.
- До часа.
- А как иначе? Законнику грех у властей снисхождения просить. - Три
правила. Не бойся, не доверяйся, не проси.
- Точно так.
- Как дальше жить будешь, Гвоздь?
- Садовником устроюсь. Или воспитателем в детский сад.
- Понятно... Гвоздь, скоро полтинник грянет. Финишная ленточка уже маячит
- при наших профессиях долго не живут. Пора и о душе думать. Сколько
людей-то на тебе.
- Это когда было. По-молодости.
- Правильно, был ты по-молодости палачом. Вдумайся в это слово - палач.
Приговоры сходок да правилок в исполнение приводил. Подушечкой, удавкой,
финкой. Так?
- Что, явку с повинной писать? Давно это было, гражданин майор. Да и
народ гнилой был - дятлы, крысятники. Шваль.
- А скольким еще по твоим приговорам билет на тот свет прокомпостировали.
Достаточно зла, Гвоздь. Остановись. Крест ведь носишь на груди. Остановись.
- А зачем останавливаться, коли не останавливают? Вы власть - ловите. А
мы - воры, воровать должны.
- Власть, - вздохнул Гамов и сделал чуть погромче приглушенное радио.
Диктор вещала что-то об очередной катастрофе, сотрясшей Россию.
- Верно, - кивнул Гвоздь. - Не до нас ныне властям. Они друг другом
заняты.
- Да, так дальше пойдет - вы к власти и придете, - вдруг вырвалось у
Гамова, и в голосе его послышались нотки обреченности.


- А что, - широко улыбнулся Гвоздь.. - Чай не хужее вас будем. Я на
министра внутренних дел спокойно потяну. Вот так беспредельщиков держать
буду, - он сжал увесистый кулак, весь покрытый татуировками.
Это сегодня купивший за деньги корону вора в законе гангстер кривится при
одном упоминании о наколках - где это видано портить тонкие длинные пальцы,
подписывающие паркеровской ручкой договора и приказы. Гвоздь всегда свято
покрывал себя всеми положенными вору татуировками. И на груди его было
вытатуировано пронзенное кинжалом сердце - символ вора в законе.
- И тебя, гражданин майор, не обидим. Ты - кум злой, но справедливый.
Братва на тебя сердита, но правоту за тобой признает.
- Вот спасибо.
- Найдем местечко, не бойся.
- А себе-то уже местечко присмотрел?
- Это уж как Господь начертит.
- С утра два быка у ворот дожидаются на "Вольво". Не за тобой?
- Вряд ли. Какое там "Вольво"? Но, к удивлению самого Гвоздя, парочка на
"Вольво" дожидалась именно его.
- Смотри, Полосатик, кореша пожаловали, - прошептал Гвоздь, поглаживая
выглядывающего из-под пальто кота.
У зеленого "Вольво" стояла знакомая неразлучная парочка - Матрос и
Киборг. Матрос - невысокий, подвижный, с худым, нервным, красивым, злым
лицом и глазами навыкате, с небольшой сумасшедшинкой. Киборг - огромный
детина, чем-то действительно напоминавший Терминатора в исполнении
Шварценегера. Они были одеты в одинаковые красные шерстяные пальто. У
Матроса пальто было распахнуто, под ним виднелась черная рубашка и толстая
золотая цепь, татуированные руки тоже были все в золотых кольцах. "Как
петрушка", - подумал Гвоздь.
Чуть в отдалении стоял "Жигуль" с еще двумя корот-кострижеными,
тупомордыми быками.
Матрос расчувствовался и едва не прослезился, завидев Гвоздя.
- Тысячу километров отмахали, - оценил заботу Гвоздь.
- Хоть десять, - отмахнулся Матрос. - Гвоздь, на тебя надежа.
- Чего это?
- Везде гадский промысел. Жизни честному люду не стало, Гвоздь. Беспредел
одолел, - Матрос распахнулдверь " Вольво " и жестом пригласил вора садиться.
- Излагай.
- Потом. Дома... Сегодня наш праздник.

Глава четвертая
СУДМЕДЭКСПЕРТ
"Эх, ну почему я не дантист?" - в очередной раз с горечью подумал
Граерман, сбрасывая скорость и прижимая машину к тротуару. Место было
людное. Перед кинотеатром "Встреча" толпились цветочники и торговцы
продуктами.
- Куда, мужики? - спросил Граерман, распахивая дверь.
- В Рогове, - сказал высокий, одетый в хлопчатобумажный пятнистый военный
комбинезон и обутый в кроссовки, прыщавый парень лет двадцати пяти-тридцати
на вид, похожий чем-то на деревенского дурачка. Его плечо оттягивал
свернутый палас, а у ног стояли две хозяйственные сумки.
- Сколько не жалко? - осведомился Граерман.
- Ну, две сотни, - помялся приятель прыщавого - кряжистый, с широкими
ладонями, одетый в коричневую куртку с надписью по-английски "Нью-йоркские
буйволы", "работяга". Его жиденькие волосы едва прикрывали розовую лысину.
- Обижаешь, - покачал головой Граерман.
- Ну, - "работяга" прищелкнул языком. - Ну две с половиной.
- Да туда пилить-то сколько. И дорога плохая. Три.
- Ладно, - нахмурился прыщавый. Хозяйственные сумки и палас затолкали в
багажник.
"Шестерка" резво рванулась вперед - к выезду из города.
Граермана продолжали терзать невеселые мысли. Как-то по-дурацки
получалось все в жизни в последнее время. Где это видано - занимающийся
извозом еврей?! Да, это завоевание последних исторических лет. Эх, стал бы,
как советовали родственники, дантистом, стриг бы по сто пятьдесят долларов
за один зуб из металлокерамики и горя бы не знал. ан нет - призвание нашел -
трупы резать. Стал судебно-медицинским экспертом. Что тут скажешь?
Успокаивать себя тем, что любишь свою работу, что стал в ней классным
специалистом? Конечно, греет душу. Вот только второй месяц зарплату не
платят. Да и то, что платили, может назвать зарплатой только большой шутник.
Вот и приходится калымить.
Рисковать, можно сказать, жизнью, возить Бог знает кого черт знает куда.
Граерман покосился на пассажиров. Что за люди? Знать бы, чего у них на
уме? Может, накинут удавку на шею и выбросят из машины, как две недели назад
водителя "Волги", - приходилось делать вскрытие... Тьфу, прочь подобные
мысли. К людям надо относиться с доверием. Обычные деревенские мужики -


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Сегодня - только гнев
Афанасьев Роман
Сегодня - только гнев


Конюшевский Владислав - Попытка возврата
Конюшевский Владислав
Попытка возврата


Контровский Владимир - Последний казак
Контровский Владимир
Последний казак


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека