Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Кэт озадаченно свела брови: ну хорошо, пусть он прав. А ее-то в какой связи «рассчитали»?
– Прогнозы – это бизнес, – поразмышляла она вслух. – Или политика. Но тогда это у них что, в государственных масштабах?..
– Ну почему же обязательно в государственных? Хотя, конечно, мысль интересная... – Старик откинулся на спинку стула с чашкой в руке. – Разве обычный человек – вы, например, или я – сложнее для обсчета, чем целое государство?
– Предсказать мое будущее? – удивленно сказала она и криво усмехнулась: – Ну конечно. Я думаю, сложнее.
– Почему?
– Больше случайностей...
– Больше? – усомнился Максим Андреевич. Кэт упрямо тряхнула головой.
– Ну вот допустим: звонит мне знакомый, чтобы пригласить... – Кэт запнулась: – ... к примеру, на Онтарио. У него билеты горят. Стопроцентный прогноз – еду! Но во время его звонка я отлучаюсь к соседке за солью. Он меня не застает и берет с собой кого-то другого. И грош цена вашему прогнозу!
Старик хмыкнул, картинно отведя в сторону чашку – он явно наслаждался и кофе и беседой.
– Он был не мой, а ваш. И не имел ничего общего с аналитикой. А она базируется на как можно большей, по-возможности полной совокупности данных и анализе их взаимодействия. То есть мы сопоставляем тот факт, что звонок состоится к обеду, с тем, что у вас кончилась соль. Получаем приблизительный – заметьте, не стопроцентный! – прогноз: вы останетесь без поездки. Но все еще сложнее. И интереснее. Такая, казалось бы, мелочь, как отсутствие соли, по-крупному влияет на вашу судьбу: вы не едете, не узнаете этого человека ближе и не выходите за него замуж, живете иначе, работаете в другом месте и впоследствии рожаете совсем других детей. Теперь следите за моей мыслью: что, если это не кто иной, как я, имея полный аналитический расклад ситуации, заранее высыпал в раковину вашу соль? Всего-навсего. Такое маленькое вмешательство. Корректировочка. И такой великий соблазн! Минимум усилий, приложенных в нужном месте. Идеальный расчет. И я уже не просто прогнозирую будущее – я его контролирую. Не предсказываю, но создаю! Или разрушаю...
Максим Андреевич внимательно глядел на Кэт, в то время как перед ней пронеслись вереницей сегодняшние события.
– Значит, все это могло быть рассчитано? Подстроено? То, что я буду у края крыши? И даже то, что окажусь у вас? Именно у вас?.. – Она не скрывала своего замешательства.
Максим Андреевич вздохнул, потянулся к кофейнику и плеснул ей и себе еще кофе.
– Все это больше игра ума, Катя. Я говорил о наличии полных данных, что практически нереально. Возможно, кому-то о вас многое известно. Но кто мог знать, например, что я буду работать у окна и замечу вспышки поля? И этот необычный челнок...
– Какой челнок? – нахмурилась Кэт.
– Тот, что пытался прорваться к вам через Щит. Если это те самые «снайперы», то у них серьезный размах. Поистине космический.
– Почему вы решили... Это был какой-то флаер, он просто пытался мне помочь, – пробормотала Кэт, уже ни в чем не уверенная. И, вдруг обмерев, спросила: – Вы имели в виду... космический челнок?
Глядя на нее с каким-то сочувственным интересом, старик глубоко вздохнул и пожал плечами:
– Он был слишком громоздок для флаера, скорее напоминал космический аппарат – челнок или катер.
– Может быть, это такая модель, – не желала сдаваться Кэт.
– Но он и двигался как машина, предназначенная для космоса.
Кэт растерянно глядела на собеседника: мало было загадок, теперь еще и это... Удивительно, как старик, увидев над своим домом космический челнок, не испугался ввязываться в такую историю. «И подозрительно», – дополнил осторожный внутренний голосок, но Кэт предпочла оставить его без внимания: старик ни о чем ее не расспрашивал, а лишь старался помочь по мере сил. И опять же – такую встречу вряд ли возможно было подстроить.
Но даже если она ошибалась, то все равно хотела спросить у него совета. Потому что больше во всем свете было не у кого.
– Наверное, вы были правы насчет «снайперов», – сказала Кэт. – Они пытаются вычислить все возможные вероятности и устроить все так, чтобы человеку ничего не оставалось, кроме как плясать под их дудку.
– Им что-то от вас надо, – утвердительно спросил старик.
– Да. – Кэт усмехнулась. – Но их человек сказал, что это не им, а как раз мне надо. Вот. – Она достала из кармашка и протянула ему карточку, на которую сама боялась взглянуть. Максим Андреевич взял ее, осмотрел с одной стороны, с другой и вопросительно поднял глаза на Кэт.
– Он дал мне это и сказал, что выбор за мной. Сам он, похоже, не сомневался в моем согласии. Я не хотела брать, но... – Кэт замялась, не уверенная, стоит ли грузить старика необычными и пугающими обстоятельствами ее знакомства с Валерием.
– Но все само собой сложилось так, что вы ее взяли, – догадливо подсказал он.
– Да. Но я до сих пор не знаю, что там.
– Понятно. Вам говорят о свободе выбора, а на самом деле обеспечивают его отсутствие. Загоняют в тупик с единственным выходом... Не считая полета с крыши.
Он еще раз внимательно изучил карточку.
– Не знаю, что это может для вас значить... Но понимаю ваше нежелание смотреть: тогда может не хватить сил на поиски иного пути. Тем более если это достаточно соблазнительно. Итак, вы на нее не смотрите, но и не выкидываете, а это значит, что вы колеблетесь, в глубине души вы допускаете согласие. Хотите совет? – Именно этого Кэт и хотела. – Решайтесь прямо сейчас: поглядите либо давайте выкинем это в мусоропровод.
– И они навсегда исчезнут из моей жизни? – она усмехнулась.
Максим Андреевич поморщился:
– Вы правы: если бы только такой вариант решил все проблемы. Но ведь в любом случае, я уверен, от вас не отстанут – «снайперы», судя по их принципам, так или иначе доведут до вашего сведения все, что считают нужным. Поэтому мой совет – взглянуть. Чтобы уже сейчас убедиться, хотите ли вы этому противостоять или предпочтете подчиниться.
Он протянул через стол карточку, и Кэт взяла ее. Медленно опустив глаза, прочитала:
ТАЙМ-ЭЛИТ
ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ ДИСТРИБЬЮТОР КОМПАНИИ
HARWOOD
НА ВСЕХ ТЕРРИТОРИЯХ ВПЗ
ВПЗ – то есть вне планеты Земля. Это была известная аббревиатура и то единственное, что Кэт уяснила из прочитанного. Она поглядела на другую сторону. Там значилось:
КАТЕРИНА ИВАНОВНА КОТОВА
ЭКСПЕРТ-КОНСУЛЬТАНТ.
Справа имелось место для фотографии. Оно было пусто, пока Кэт не прижала большой палец к сенсорному овалу внизу, реагирующему на папиллярный рисунок. Тогда в прямоугольнике проявилось ее лицо – сенсор был запрограммирован на ее отпечаток. То есть карточка не являлась визиткой. Это был самый настоящий документ – удостоверение, свидетельствующее, что обладательница пальца является подлинной Катериной Котовой, сотрудницей фирмы «ТАЙМ-ЭЛИТ». Сама сотрудница, а точнее эксперт-консультант, до сего момента понятия не имела, что подобная организация существует в природе. Да и насчет того, что производит компания HARWOOD, могла лишь теряться в догадках.
Она подняла на старика полный недоумения взгляд.
– Вам это о чем-то говорит? – поинтересовался он.
Кэт покачала головой, испытывая в глубине души разочарование и тая усмешку – над собой, но старик мог обидеться. Она-то думала – неужто и впрямь рассчитали ее тайное желание? Опасалась попадания в точку, готовилась к принятию непростого решения. А получила только новые загадки.
– Должность эксперта не пойми чего, – пробормотала она, вертя в пальцах карточку.
– Вы заинтригованы, не так ли? Признаться, Катя, я тоже. Нелегко же вам будет тягаться со «снайперами»: видите, даже я попался на удочку! Старая, проверенная веками тактика – ловить человека на его любопытстве, на желании во что бы то ни стало во всем разобраться и все для себя уяснить. Однако! Не все так безнадежно. То, что мы можем попробовать сделать уже сейчас, – это найти ваших работодателей.
Кэт почему-то испугалась. Заметив это, старик сказал:
– Не бойтесь, не в таком уж буквальном смысле – пока нет. Для решения нашей загадки существует компьютерная сеть! Я попытаюсь откопать какие-нибудь сведения об этой фирме. А вам пока не мешает подкрепиться и отдохнуть.
Кэт было неловко, но возражать она не решилась: все равно она уже так напрягла хозяина, что дополнительные мелкие препирательства были бы смешны. А отступать ей так или иначе было некуда.
Произведя небольшую инспекцию холодильника, старик раздобыл буженину, сыр и аппетитный кусок капустного пирога, сопровождая каждую находку радостным возгласом. Со всем этим они переместились в гостиную, где Кэт была усажена в кресло перед сервировочным столиком, а сам хозяин устроился за рабочим столом, позаботившись предварительно сунуть гостье пирог прямо в руки. Откусив, ему на радость, большой кусок с угла, Кэт временно отложила пирог, чтобы соорудить пару бутербродов совершенно о себе забывшему Максиму Андреевичу. Она снадбила старика бутербродами и поначалу наблюдала за его компьютерными манипуляциями, с удовольствием уплетая пирог. Мельтешение картинок почти ни о чем ей не говорило, а в кресле было так уютно. Вскоре от пирога не осталось ни крошки, а Кэт незаметно задремала.
Она погрузилась в мягкий свет, весь в трепетании переливчатых теней – так бывает в солнечный день в лесу. Скользящая игра светотени казалась ласковой и живой, и, между прочим, Кэт знала, что так оно и есть. Это был не кто иной, как ее старый знакомый – слег. Почти невидимый, он и говорить умел без голоса и без слов: следовало лишь открыться для общения, и все становилось просто. Такое с ней было на Хассе – периферийной, богом забытой планете, откуда ее чудом вытащил Ян Никольский. Теперь, во сне, она вновь ощутила ту же простоту и ясность.
«Убери опасения из своих эмоций. Как частица Целого ты не можешь быть забыта и покинута. Ты приобщена к Силе...» – таков был смысл его обращения к ней, и во сне Кэт понимала, что это безоговорочная правда. Но все равно возражала: «Я так далеко. Я так слаба. И я сама по себе...»
«Расстояние не имеет значения», – отвечал слег, вновь, конечно же, не словами, а ощущением теплой дружественной общности, дарующей иллюзию, что в любых обстоятельствах, как бы ни было тяжело и страшно, она находится под надежной защитой и иначе просто не может быть.
Тут Кэт услышала иной, настоящий голос, зовущий ее по имени. Сон стал ускользать, а вместе с ним и ясная уверенность в чьих-то незримых участии и поддержке. Проснувшись окончательно, она ощутила себя покинутой, словно дитя, вырванное из материнских объятий. И все же ей было грех пенять на судьбу, подарившую неожиданную помощь в лице Максима Андреевича – этого чудесного, хоть и чужого практически человека, случайного знакомого. Оказалось, что он не терял времени даром и действительно кое-что отыскал в своих компьютерных дебрях.
– Ну вот, Катенька, думаю, это именно то, что нас интересует, – сказал он с удовольствием, щелкая клавишами. – Начнем с компании HARWOOD.
Кэт с удивлением наблюдала, как на экране сменяют друг друга часы и часовые механизмы не просто очень старинных, а прямо-таки древних моделей.
– Джон Гарвуд в начале двадцатого века придумал часы с автоматическим заводом. Представьте, он создал их вручную! – восхищенно сообщил старик. Кэт пока ничего не понимала. – Один из его потомков, тоже Гарвуд, возродил семейную традицию и занялся производством часов, сейчас его отпрыск возглавляет часовую компанию. Не слишком известную, поскольку производит она в основном коллекционные часы ручной сборки ограниченными партиями, а также по индивидуальным заказам. – На экране появилась фотография шефа и сотрудников перед зданием HARWOOD – трехэтажным и, как ни странно, довольно простеньким. – В последнее время фирма пытается расшириться за счет моделей попроще, более массовых тиражей. Их распространением, как я понимаю, и занимается этот ТАЙМ-ЭЛИТ. Вот вам, пожалуйте, не успел сделать запрос на сайт, как мне моментально настрочили бланк заказа их продукции.
Максим Андреевич обернулся к ней с листком. Кэт взяла его, покрутила, разглядывая:
– Значит, я теперь специалист по часам?..
– Эксперт-консультант, если не ошибаюсь, – кивнул старик. Кэт поглядела на реквизиты фирмы в Лондоне, на адрес отделения в Москве и, поморщившись, убрала бланк в поясную сумочку.
– Позвольте спросить, – сказал старик, – а вы, мнэ-э... что-нибудь смыслите в часах?..
Они вместе взглянули на экран, где мелькали модели уже более современных наручных часов, хронографов, хронометров, кажется, даже барометров.
– Ну, наверное, смыслю... – неуверенно сказала Кэт. – Я вообще-то люблю их покупать. – В самом деле, была у нее с детства такая слабость – подолгу застревать у витрин часовых магазинов и ларьков. Хотя новые часы она покупала редко – слишком дорогое это было удовольствие, если, конечно, приобретать то, что ей нравится. – Думаете, это мое призвание? – спросила Кэт.
– Что, покупать? Ну в этом-то я не сомневаюсь, – хмыкнул старик. – Но вот что касается предоставления вам вакансии эксперта в столь престижной фирме... Возможно, это просто прикрытие для какой-то иной деятельности?
– Шпионской, что ли? – ухмыльнулась Кэт, однако невесело.
– А это вам должно быть виднее, – развел руками Максим Андреевич. – Все-таки, согласитесь, я не настолько много о вас знаю, чтобы строить догадки.
– Верьте или нет, но я понимаю не больше вашего. – Она вздохнула, подумав о том, что злоупотребляет его гостеприимством. – Как вы считаете, я уже могу выйти из дома? – спросила она, не очень, правда, ясно представляя, куда пойдет и как будет действовать в дальнейшем. Погулять в одиночестве и все обдумать? Возможно, так и следует поступить.
– Боюсь, вам пока рано выходить. Им должно быть ясно, что вы где-то в доме; скорее всего, ведется наблюдение за выходами, возможно – активный поиск...
В этот момент, словно в ответ на его слова, раздался звонок в дверь.
Оба замерли, Кэт – мигом облившись холодным потом, старик – словно закаменев: гостье на миг показалось, что рядом с ней вместо человека объявилась статуя. Причем что-то для себя лихорадочно просчитывающая. «Просчитывающая статуя?.. Ну и бред! Эдак в бегах свихнешься еще быстрее, чем в кабале у „снайперов“.
– Вас же видели с этого челнока – ну как вы мне машете с балкона! – шепотом сказала Кэт, словно за дверью ее могли услышать. Старик приложил палец к губам, будто и вправду могли. Как выяснилось, это означало: «Погодите!»
– Над вашей квартирой обнаружена аварийная протечка оросительного узла. Просьба немедленно открыть дверь! – раздался из динамика в прихожей строгий мужской голос. Чуть погодя мягкий женский произнес вкрадчиво:



– Ситуация нестандартная, возможно применение аварийного пароля. Жду распоряжений. – Этот принадлежал, кажется, его охранной системе.
Хозяин, быстро глянув вверх, с сомнением покачал головой. Кэт тоже была полна недоверия к информации по поводу протечки, и не только потому, что над ними не капало. Кажется, кто-то нашел безотказный способ проникнуть в квартиру.
Максим Андреевич, помрачнев, как туча, распорядился:
– Открыть через минуту. Черт знает что такое... – процедил он себе под нос и, схватив Кэт за локоть, повлек ее через комнату к матово отсвечивающей в углу лифтовой кабине. Торопливо ее туда втолкнув, произнес: – Вы сейчас спуститесь на третий этаж в квартиру к моему знакомому.
– А почему не... – начала было Кэт, но он перебил:
– Ни наверх ни вниз нельзя, там у лифта вас могут ждать.
– А если он...
– Если он дома, скажете, что привезли долг от Макса. – Он достал из кармана и сунул ей в руку пачку купюр. Кэт взглянула на них округлившимися глазами.
– А если его...
– Если его нет, скажете его входной двери: «Налево, ать-два!» Она откроется, и вы ножками по лестнице спуститесь вниз, там отсидитесь в кино, в казино, а лучше в какой-нибудь сауне, куда не допускают мужчин.
– Спасибо вам! – Повинуясь внезапному порыву, Кэт подалась вперед и чмокнула старика в щеку. – А как его...
Но Максим Андреевич уже набрал код и нажал на кнопку, и Кэт не успела спросить, как зовут друга, которому он задолжал столько денег. Заметила только напоследок, как немного растерянное выражение его лица вмиг сменяется на то самое – непроницаемо-каменное.
Потом лифт упал вниз, ощутимо набирая скорость, но и расстояние было поболее чем один этаж. Кэт посмотрела на панельку – тридцать пять этажей, ну, сравнительно по современным меркам немного. Напротив кнопок значились номера квартир, а вниз от первого шел ряд кнопок с буквами – вероятно, какие-то службы. Она ехала на третий, в двести пятнадцатую, и размышляла, как бы ей поделикатнее объясниться с хозяином, не называя его по имени.
Наконец лифт замер, открылся, и Кэт вступила в чужую квартиру – такую же необъятную, как у Максима Андреевича, но при этом чем-то напоминающую офис, куда еще ничего не завезли. Ничегошеньки! Мало того – его еще не доремонтировали.
– Эй! – нерешительно позвала Кэт и добавила на всякий случай, чтобы никого не испугать: – Здравствуйте!
Ответом ей было лишь гулковатое эхо, отразившееся от голых бетонных стен.
– Есть кто-нибудь дома? – спросила она, проходя через обширный зал и заглядывая в другой, поменьше. Под ногами хрустел мусор. Помещения были пусты. Обойдя квартиру, Кэт зашла на кухню, где среди таких же голых стен царила единственная табуретка. Кэт зачем-то сунула нос в санузел – обширный, но сейчас напоминающий темный сарай. Выключатель искать явно не стоило, и она, проделав обратный путь, остановилась у входной двери.
Ясно, что хозяин затеял ремонт, но сам-то при этом куда делся? Кэт пожала плечами и поглядела на зажатую в руке пачку денег – это были сотенные купюры, на вид не меньше тридцати, а может и пятидесяти, заклеенные бумажной ленточкой без надписей.
И что ей теперь с ними делать?
Назад старику не отвезешь, к нему уже кто-то нагрянул. Оставить на табуретке? Придут рабочие, а к появлению хозяина выяснится, что никто из них никаких денег в глаза не видел и что ворюга – это ты. Взять с собой и занести позже? Ох и неблагодарное это дело – носить в кармане чужую пачку денег, когда собственных наличных кот наплакал, а кредит весь под контролем. Можно не сомневаться, что обстоятельства, ну просто кровь из носу, вынудят тебя брать по чуть-чуть из этой пачки, тем более что когда наличных много, это вроде как незаметно. Но как потом ее, такую «пощипанную», заносить? Спрятать здесь? Где? Под плинтусом, который, кстати, нигде еще не прибит?
Что делать-то?..
«А, ладно, – решила Кэт, – придется таскать с собой. И зарекусь не тратить, будто их у меня нет. Нет и точка! Забыла». Положив с этой мыслью деньги в сумочку, она повернулась к двери – основательной, с терминалом охранной системы – пожалуй, единственному, что здесь было доработано – и четко произнесла:
– Нале-во, ать-два!
Тут произошло нечто неожиданное: вместо того чтобы отпереться на кодовую фразу, дверь ответила хамским прапорским баритоном:
– Отставить, рядовой, отдавать мне команды! Кругом, шагом арш!
Кэт, опешив, вытаращилась на дверь: чего-чего, а пререканий она от нее не ожидала. Очевидно, хозяин сменил код. И это означало, что ей теперь отсюда не выйти. До его прихода. На всякий случай она повторила еще раз, более громко и раздельно:
– Нале-во! Ать-два!
– Куда намылился? Тебе наряд по уборке территории! – нагло распорядилась дверь. Кэт уже догадалась, что здешний хозяин – шутник: возможно, он это для рабочих подстроил, чтоб никуда не бегали в процессе ремонта. Так ведь мало ли чего тем понадобится вносить-уносить, в смысле инструментов и прочего? «Может, она с трех раз слушается?» – с этой мыслью она вновь повторила команду.
– Ты что, опять? Сейчас отправлю на гауптвахту! – пригрозила дверь.
Тогда Кэт спохватилась: ведь на то и сторожевая система, чтобы в случае чего вызывать стражей порядка. Правда, это когда ломятся снаружи – в дверь или, допустим, в окно. А тут посторонний в доме! Ясно же, что кто-то из соседей, имеющий допуск, приехал на лифте. Тем не менее не исключено, что, пока дверь заговаривает ей зубы, наряд уже может быть в пути.
Только этого ей не хватало!
Кэт отпрянула от двери и заметалась – куда деваться? Как ей отсюда выбраться? Остановилась напротив лифта – все-таки поехать на первый? Или понажимать то, что под ним – служебные, гаражные этажи, возможно, старик преувеличил и никто там ее не караулит? Но Кэт понимала – чушь, если уж обложили, то по полной программе. Взгляд скользнул по кнопкам – попробовать разве через другую квартиру? Вздохнула: «Была не была!»
Она уже нажимала наобум на пятый, а в голове крутилось: «Что я людям-то в квартире скажу?..» Оказалось, что об этом беспокоиться рано – лифт не трогался с места. Она понажимала другие этажи, потом, поколебавшись – нижние кнопки, и уже смело первый. Лифт стоял. Мало того – он даже не думал закрываться.
Старик набирал что-то на сенсорной панели рядом, очевидно – код допуска сюда, в квартиру его приятеля, и если б даже она его припомнила, для других этажей он все равно не годился.
«Ну, спасибо, Максим Андреич, подсуропил! – скрипнула зубами Кэт: – Отправил, можно сказать, в заточение! – Хотя она не подозревала старика в злонамеренности – он просто не знал о ремонте и об отсутствии кредитора. – А если набрать на этом терминальчике номер квартиры? Возможно, таким образом происходит вызов ее обитателей». Делать все равно было нечего, кроме как искушать судьбу. И она набрала двести девятнадцать – наобум, на пробу.
Нажатые цифры замигали, раздалась бодрая музычка. Потом в намеченной справа видеорамочке появилось лицо дамы средних лет, стянутое надо лбом косметической лентой, все в жирном креме и очень недовольное. Дама открыла рот, но Кэт ее опередила:
– Извините, я из двести пятнадцатого. Папа меня запер и задерживается, а я не могу выйти. Можно мне пройти через вашу квартиру? – протараторила она жалобно, на чистом вдохновении, уповая на обычай современных горожан понятия не иметь о соседях, живущих выше и ниже, разве что смутно узнавать тех, что напротив.
– Что же ты отца расстраиваешь? – укорила дама, сверкая щедро удобренным лицом. – Знаю я твоего папу, он зря не запрет. Я и тебя еще маленькой помню – такая была послушная, хорошая девочка, а теперь лишь бы из дому сбежать да пошляться! Сиди дома, учи уроки! – «Я что, так молодо выгляжу?» – удивилась про себя Кэт. – А то отец запер, а она ишь чего придумала – через соседей убегать! Я еще тебе позвоню, проверю, потом все твоему папе...
Кэт ткнула в кнопку сброса, и не на шутку разошедшаяся тетка пропала. «Черт, надо было сказать не папа, а муж, мол, запер. Может, тогда в ней бы проснулась женская солидарность...» А впрочем: «Я твоего мужа знаю, он зря не запрет. Нечего по мужикам шляться, сиди дома, готовь обед...» – наверняка она услышала бы что-нибудь в этом роде. Нет, ей срочно требовалась легенда, отпирающая души и сердца. Кэт знала, что должно лежать в основе такой легенды. И имела это «что-то».
Она достала из сумочки денежную пачку, о которой прекрасно помнила, хоть и поклялась забыть. Но старик, выходит, сам же ее замуровал в чужой квартире, не оставив выбора. А его приятель сам виноват, что не предупреждает должников о смене кода, так что им приходится выбираться из его неблагоустроенных хором с помощью его же денег.
Она отделила три сотни – цена хорошего холодильника – подумала и добавила еще две – плюс плита с кондиционером. Остальное спрятала обратно, достав записную книжку и присланный на комп бланк заказов HARWOOD. Осмотрев его скептически, сунула то и другое в карман брюк, а из нагрудного кармашка вытянула свое удостоверение эксперт-консультанта. Потом набрала вызов квартиры – не вредной тетки, та была на пятом, а этажом выше. Вскоре на экране возникло крупное лицо мужчины лет за сорок, с седым «ежиком» над широким за счет залысин лбом, и уставилось на Кэт круглыми, как вишни, глазами.
– Квартира двести двадцать один? – со служебной деловитостью спросила Кэт, делая вид, что заглядывает в бланк.
– Да, – кивнул он, – а в чем...
– Ваш городской номер выиграл в телефонной лотерее пятьсот рублей. Получите деньги и распишитесь.
На лице «абонента» отразилась недоверчивая радость, глаза выкатились еще больше.
– В какой лотерее? Кто вы?..
Кэт предъявила свое удостоверение – той стороной, где уже проявилась фотография:
– Я эксперт-консультант Московской Телефонной Сети. Вы выиграли в Большой Ежегодной Лотерее, где принимают участие все зарегистрированные городские номера. Ваш выигрыш составил пятьсот рублей. – Кэт показала веер сотенных и спросила сухо, как бы теряя терпение: – Вы будете брать деньги?
Мужчина словно бы опомнился:
– Да, конечно, поднимайтесь. Наберите... – и он назвал код. Кэт стала набирать. Когда она дошла до последней цифры, из прихожей донесся звук отпираемой двери.
Это мог быть хозяин квартиры. Еще это могли быть: милиция или местная охрана, вызванные сторожевой системой, неизвестная организация под названием «Кирилл и Ко», и, наконец, это могли быть вычислившие ее «снайперы». А код уже набран.
Так что колебания, если они и возникли, длились не более мгновения. Кэт нажала шестой этаж, уже понимая, что визитеры успевают ворваться и заклинить дверь лифта – допуская, что они знатоки своего дела. В душе она вознесла отчаянную мольбу о том, чтобы они не были слишком расторопны.
И что-то изменилось в комнате: за пределами кабины все замерло, и это невозможно было не ощутить, как невозможно спутать живой мир с картиной художника-объемника. Кэт показалось, как это бывает лишь иногда во сне, что она собственным неимоверным внутренним усилием творит желаемое – останавливает мир. Вернее, какую-то малую его часть, ограниченную ее интересами. Застыла в луче света поднятая ею строительная пыль, и те, кто находился на пороге тоже застыли – она знала, чувствовала это, хоть они и пребывали вне поля ее зрения.
В недрах этой локальной временной паузы продолжал функционировать только лифт: он закрылся, тронулся, и... дальше все продолжалось настолько обычным порядком, что Кэт тут же засомневалась в реальности произошедшего. «Конечно же, – убеждала она себя, – это была иллюзия, результат нервного перенапряжения, стресса, а никак не поехавшей крыши». Вошедшие, видно, не так уж торопились, и она унеслась вверх еще до того, как кто-либо из них появился в комнате. Благо, что комнатные табло не показывали этажей, видимо оберегая личную жизнь жильцов, в смысле тайну их перемещений по дому. А «остановка мира» – шутка подсознания, не более того.
«Ох и доведет меня все это до сдвига по фазе!» – мысль была не нова, и Кэт не стала в нее углубляться, тем паче что пора было входить в образ. Она достала записную книжку и встала перед дверью, деловито держа ее перед собой.
При движении сквозь жилые ячейки дома стенки «капсулы» стали непроницаемы, и после остановки они, вопреки ожиданиям, не обрели прозрачность. «Развиднелся» лишь небольшой кружок с пятикопеечную монету – что-то вроде глазка, в котором появился уже знакомый выпученный карий глаз. Хозяин двести двадцать первой убедился, что в лифте присутствует лишь одна персона – та самая, что хочет отстегнуть ему порядочную сумму. Верней, ей поручено вручить ему выигрыш, а так-то сразу видно – на наглой физиономии прямо написано, что она с удовольствием заберет себе деньги и сама где надо за них распишется, стоит только ему, счастливчику, совершить какой-нибудь мелкий промах, например – не пустить курьера на порог. С таким-то выигрышем в сумке.
И он, конечно, впустил. Но практически, вот именно – лишь на порог. Лифт здесь открывался не в залу, и прихожей это было не назвать, скорее – тамбуром, где находились две внушительные двери: одна, очевидно, в квартиру, другая на лестницу, и это вполне устраивало Кэт: попробуй-ка выдумать приемлемый повод для того, чтобы тебя пропустили через квартиру!
Хозяин – мужчина крупный, но невысокий, в майке и в желтых тренировочных – сделал неуверенный приглашающий жест в направлении стоявшей у стены тумбочки. Кэт поглядела в свою записную книжку, потом подняла строгий взгляд на хозяина:
– Назовите, пожалуйста, ваши имя и фамилию, а также номер вашего телефона. Телефон записан на вас?
Мужчина торопливо кивнул: он уже забыл о своих подозрениях, волнуясь, не произошла ли какая-нибудь ошибка, что, очевидно, и собиралась проверить эксперт.
– Бардовцев Игорь Всеволодович, – раздельно представился он и назвал номер. Кэт, сдвинув брови, глядела в книжку, якобы сверяя информацию. Щелкнула парой клавиш и сухо произнесла:
– Все правильно. – Тут она изобразила наифальшивейшую служебную улыбку: – Поздравляем вас с выигрышем. Заполните, пожалуйста, бланк и получите деньги. – С этими словами она выложила на тумбочку бланк заказов продукции HARWOOD – не той стороной, где были адреса и реквизиты, а обратной, которую следовало заполнять заказчику.
Игорь Всеволодович немножко засуетился, захлопал себя по груди, хотя у майки нагрудных карманов не имелось. Кэт, устало закатив глаза, отцепила от книжки ручку:
– Прошу! Здесь, пожалуйста, имя, фамилию, отчество. Так. Домашний адрес. Так, да. Номер вашего телефона...
Он написал и поднял недоумевающий взгляд, тыча в какую-то графу.
– Что? – склонилась Кэт. – А!.. Модель изделия? Ну... каким телефоном пользуетесь? Ну, модель вашего аппарата? Неужели не ясно?
Игорь Всеволодович наморщил лоб:
– У меня их три... Три разных!..
– Пишите все! Что, не умещаются? Ладно, оставьте две, – смилостивилась Кэт и вновь склонилась: – Так, теперь вот тут, пожалуйста, сумму прописью: пять-сот руб-лей. Угм, так, очень хорошо. Теперь распишитесь здесь. Прекрасно! – Она выдернула листок и формально пробежала глазами: – Все правильно. – И поскорее спрятала его в сумочку, надеясь, что «клиент» не заметил обратной стороны – впрочем, тот уже беспокойно искал взглядом причитающиеся деньги.
– Получите, пожалуйста. Московская Телефонная Сеть поздравляет вас с выигрышем! – С лучезарнейшей приклеенной улыбкой Кэт вручила счастливчику пятьсот рублей. Тот глядел на деньги в своих руках со смесью искреннего облегчения (никакой ошибки!) и недоумевающего восторга (так не бывает!). То, что у него и без того небось имелись немалые деньги, не имело значения перед халявным, отнюдь не символическим выигрышем.
Тем временем в устремленном на нее взгляде Бардовцева читалось мучительное колебание: вроде как полагается такую гостью попотчевать, хоть чайком, так ведь не на пороге же угощать, придется приглашать в квартиру...
– Простите, мне пора! – положила Кэт конец его внутренней борьбе.
– Погодите!
Она удивленно вскинула глаза на хозяина – неужели сподвигся-таки на жест благодарности?
– Сейчас я вам лифт вызову!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Доставалов Александр - По ту сторону
Доставалов Александр
По ту сторону


Головачев Василий - Укрощение зверя
Головачев Василий
Укрощение зверя


Флинт Эрик - Окольный путь
Флинт Эрик
Окольный путь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека