Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Мой наставник, почтеннейший Херцог, снял Тору и раскрыл ее. Он сделал мне знак подойти к ограде и затем, повернувшись к собравшимся, заговорил на идише.
— В эти тревожные дни, — заговорил он тонким, неровным голосом, очень приятно встретить мальчика, который не стесняется быть евреем.
Приятно также быть человеком, который учит такого мальчика. Большая честь подготовить такого мальчика к Бар-Мицва и приветствовать его в качестве еврейского мужчины. Он торжественно повернулся ко мне. — У меня есть такой мальчик. — Он снова повернулся к собравшимся и продолжил речь.
Я старался не подавать виду. Старый лицемер! Он орал на меня все время, пока давал уроки. Я ни на что не годен, никогда из меня ничего не выйдет, я никогда не смогу пройти Бар-Мицва, потому что я слишком туп.
Я глянул мельком на лицо сестры, смотревшей на него. На лице у нее было напряженное, увлеченное выражение. Она вдруг улыбнулась мне, в глазах у нее засветилась гордость, и я улыбнулся ей в ответ.
Голос почтеннейшего Херцога стал затихать, и он повернулся ко мне. Я медленно подошел к центру платформы и положил руки на Тору. В волнении я прочистил горло. Я видел, что мать с отцом выжидательно улыбаются мне. На мгновенье я все забыл, и меня охватила паника. Я забыл сложный ритуал, на запоминание которого ушло столько месяцев.
Я услышал, как почтенный Херцог зашептал мне на ухо: «Бороху эсс...»
Я с благодарностью подхватил подсказку: «Бороху эсс Адонай...» Теперь я уже пришел в себя, и остальные слова вспоминались легко. Мама с гордостью улыбалась стоявшим вокруг нее людям.
Я почувствовал торжественность молитвы. Пожалел, что недостаточно внимательно вникал в смысл слов, которые я так лихо произносил на иврите.
Я с трудом вспомнил, что прошу божьей помощи в том, чтобы стать достойным мужчиной, чтобы вести праведную еврейскую жизнь. Меня охватило глубокое чувство ответственности. То ты был мальчик, и вот уже мужчина. Клянусь перед лицом родственников и друзей, что я всегда буду исполнять долг правоверного еврея.
Я никогда не задумывался об этом раньше. В глубине души я знал, что не хочу быть евреем. Я вспомнил первый раз, когда подумал об этом. Это было тогда, когда Пол и его братишка Эдди столкнули меня в котлован на углу улиц Кларендон и Трои, день, когда я нашел Рекси. Котлован теперь засыпан, и на этом месте настроили домов, но я никогда не забываю об этом, проходя мимо. Я помню, как на следующий день спросил маму, нельзя ли нам быть кем-нибудь другим, а не евреями. Теперь уже неважно, что она ответила тогда. Сейчас же я посвящал себя в евреи. Последние слова молитвы сорвались с моих губ, и глядя вниз на собравшихся, я почувствовал прилив гордости. Мама плакала, а отец сморкался в большой белый платок. Я улыбнулся им.
Почтенный Херцог накинул мне на плечи мантию, белую шелковую накидку, которую мне купила мама, с голубой звездой Давида, вышитой на ней. Я произнес еще несколько слов, и все кончилось.
Я сбежал по ступенькам. Мама обняла меня и поцеловала, вновь и вновь повторяя мое имя. Мне стало неловко, хотелось, чтобы она отпустила меня. Я же ведь теперь, кажется, мужчина, а она вела себя так, как будто бы я все еще мальчик.

Папа похлопал меня по плечу. — Молодец, Дэнни, — улыбался он. Он обернулся к почтенному Херцогу, который спустился по ступенькам вслед за мной. — Он ведь показал себя молодцом, почтеннейший, не так ли? — спросил он.
Почтенный Херцог отрывисто кивнул, ничего не отвечая, и протолкался мимо отца, направляясь к столу с закусками. Остальные мужчины с платформы быстро последовали за ним.
Отец взял меня за руку и повел к столу. Видно было, что он доволен.
Он чопорно налил немного виски в картонный стаканчик и подал его мне.
Гарри! — раздался протестующий голос мамы. Он счастливо улыбнулся ей.
— Ну что ты, Мэри, — миролюбиво произнес он, — мальчик теперь уже мужчина!
Я кивнул. Папа прав. Я взял стакан.
— Лхайм! — сказал отец.
— Лхайм, — ответил я.
Отец запрокинул голову и вылил виски в рот. Я сделал то же самое.
Оно обожгло меня огнем до самого желудка. Я задохнулся и закашлялся.
— Видишь, что ты наделал, Гарри, — укоризненно сказала мама. Я посмотрел на отца сквозь слезы на глазах. А он смеялся. На меня снова напал припадок кашля, и мама притянула мне голову себе на грудь.
Глава 3
Дом переполнен народом. Мне пришлось посадить Рекси в свою спальню и запереть дверь. Она всегда беспокойно вела себя при большой толпе. Я протолкался через гостиную и направился к лестнице в подвал. Мать устроила там игровую комнату для детей.
Меня подозвал к себе мой дядя Дэйвид. Он стоял в углу комнаты, разговаривая с отцом. Я подошел к нему, и он протянул мне руку.
— Мацелтов, Дэнни!
— Спасибо, дядя Дейвид, — автоматически улыбнулся я. Взяв меня за руку, он повернулся к отцу.
— Кажется только вчера я был у него на Бриссе, Гарри, — оказал он.
Отец согласно кивнул головой.
В нетерпении я вспыхнул. Я знал, что он сейчас скажет, я уже слышал это двадцать раз сегодня. И он не разочаровал меня.
— Как летит время, а? — Дядя Дейвид тоже кивал головой. — А теперь ты уже парень. — Он сунул руку в карман и достал оттуда монету. — Вот тебе, Дэнни.
Я повертел монету в руках — это была десятидолларовая золотая монета.
— Спасибо, дядя Дейвид, — поблагодарил я. Он ухмыльнулся мне. — Большой парень, — сказал он, повернувшись к отцу. — Скоро он сможет тебе помогать в лавке, как это делает мой Джоел.
Отец отрицательно покачал головой. — Нет, Дэнни не будет работать в лавке, — твердо заявил он. — Мой Дэнни пойдет учиться. Он будет юристом или, может быть врачом, и если дела пойдут хорошо, я открою ему когда-нибудь отличную контору.
Я с удивлением посмотрел на отца. Я в первый раз такое слышу. Я в общем-то никогда и не задумывался о том, кем собираюсь стать. Да и мне было все равно.
У дяди Дэйвида на лице появилось понимающее выражение. — Да, конечно, Гарри, конечно, — примирительно сказал он. — Но ты знаешь, какие теперь времена. Ничего хорошего. Тебе и так-то приходится вертеться будь здоров.
Так вот, если бы Дэнни пошел работать ко мне в лавку на лето, как Джоел, разве это ему повредило бы? Отнюдь. Да и тебе будет экономия в пять долларов в неделю. Пять долларов — это все-таки пять долларов. — Он поглядел на меня. — А Дэнни отличный парень. Я уверен, что он захочет помогать мне, как это делает Джоел. Не так ли, Дэнни?
Я кивнул. Никто не может сказать, что мой двоюродный брат Джоел лучше меня. — Конечно, дядя Дейвид, — быстро согласился я.
Отец посмотрел на меня. В глазах у него промелькнула тревожная тень.
— Еще есть время обсудить все это, Дэнни, — медленно произнес он. — До каникул еще целый месяц. Тем временем сбегай-ка вниз. Дети тебя уж, наверное, обыскались.
Я направился к лестнице, сунув монету в карман. Уходя, я слышал, как дядя Дейвид повторил, что мысль-то неплохая, да и не повредит мне это.
На лестничной площадке я остановился и заглянул в игровую комнату.
Мама развесила гирлянды на стенах и потолке, и комната выглядела очень веселой и праздничной, но дети что-то притихли. Наверху взрослые разговаривали очень громко, каждый пытался перекричать остальных, все говорили одновременно, как будто у них больше никогда не будет возможности поговорить друг с другом; их голоса глухо доносились сюда. Все мальчики собрались на одной стороне комнаты, девочки — на другой. Голоса у них были приглушены и осторожны. Все это совсем не походило на то, что было наверху.
Когда я направился к мальчишкам, мой двоюродный брат Джоел сделал мне шаг навстречу. Он был года на полтора постарше меня, и лицо у него было в прыщах. Я уже слыхал, как об этом рассказывали, и надеялся, что у меня их не будет.
— Здравствуй, Джоел, — смущенно заговорил я. — Веселитесь? — Он вежливо кивнул, не сводя глаз с одной девочки напротив. — Конечно, — быстро согласился он, слишком быстро. Я проследил за его взглядом. Он смотрел на Марджори-Энн. Она увидела, что я смотрю на нее и что-то прошептала моей сестре, которая тут же захихикала. Я подошел к ней, Джоел со мной.
— Что смешного? — сердито спросил я. Я подумал было, что они смеются надо мной.
Мими покачала головой и снова захихикала. Мардж загадочно улыбнулась.
— Мы ждали, что ты придешь и оживишь нам компанию, — сказала она.
Я принужденно улыбнулся и осмотрелся. Все дети торжественно смотрели на меня. Она была права, праздник затухал. Взрослые веселились, а дети не знали, чем заняться.
— Эй, что это мы приуныли? — завопил я, подымая руки. — Давайте поиграем во что-нибудь.
— Во что? — с вызовом спросила Мими.
Я растерянно посмотрел на нее. Я и не подумал об этом. Беспомощно я оглядел комнату.
— Как насчет почты? — предложила Мардж. Я сделал кислую морду.
Именно в эту игру мне не хотелось играть. Детские штучки.
— Ну а во что ты хочешь играть? — отрезала она, увидев мое выражение лица. — В пятнашки?
Я раскрыл было рот, но Джоел прервал меня.
— Отлично, — поспешно произнес он. — Я согласен.
Я с отвращением повернулся к нему. Теперь мне понятно, откуда у него прыщи, это все девочки.
Я готов был поспорить с ним, но все остальные дети с удовольствием подхватили предложение.
Когда мы расселись полукругом по полу, я угрюмо уставился на свои скрещенные ноги, сожалея, что не сумел придумать другой игры. Джоел позвал Мардж в небольшую котельную, которая служила нам почтой и я был уверен, что она пошлет за мной, когда подойдет ее очередь.
Я оказался прав. Дверь в котельную открылась, и Джоел остановился против меня. Он показал большим пальцем на закрывшуюся за ним дверь. У меня вспыхнуло лицо, когда я поднялся на ноги.
— Вот это девочка! — прошептал он, когда я проходил мимо него. Я посмотрел на Мими. Она раздраженно глядела на меня. Я чувствовал, что у меня горят щеки. Я слегка помедлил перед дверью в котельную, затем открыл ее и шагнул внутрь. Прислонился к закрытой двери, пытаясь разглядеть что-либо в полумраке. Свет проникал сюда лишь через крохотное оконце в углу.
— Я здесь, Дэнни, — раздался голос Мардж с другой стороны котла.
Я все еще держался за ручку двери. В висках у меня застучала кровь. — Что, что тебе надо? — хрипло промямлил я. Я вдруг испугался. — Зачем ты меня позвала?
Она прошептала:
— А как ты думаешь, зачем я тебя позвала? — В ее голосе было что-то дразнящее. — Хотела посмотреть, действительно ли ты мужчина.
Мне не было видно ее. Она стояла за котлом. — Оставьте меня в покое, — сердито сказал я, не отходя от двери.
Голос у нее теперь стал бесстрастным. — Если ты хочешь покончить о этим, лучше подойди сюда. — Я услышал, как она беззвучно смеется.
— Я тебя не обижу, мальчик Дэнни.
Я обошел котел. Она стояла, прислонившись к нему, и улыбалась. Зубы у нее сверкали в полумраке, а руки она держала за спиной. Я молчал.
Глаза у нее смеялись. — Ты подглядывал за мной через окно сегодня утром, — вдруг бросила она мне. Я замер. — Нет!



— Да, да, — резко сказала она. — Я видела тебя. Да и Мими мне говорила то же самое.
Я уставился на нее. Задам я Мими за это.
— Раз уж ты так была уверена, — зло сказал я, — то почему же не опустила занавески?
Она шагнула ко мне. — А может я не хотела, — задиристо произнесла она.
Я посмотрел ей в лицо. Это мне было непонятно.
— Но ведь...
Пальцы ее оказались у меня на губах и заставили меня замолчать. Лицо у нее приняло напряженное, строгое выражение — А может быть хотела, чтобы ты смотрел. Она помолчала мгновенье, глядя мне в лицо.
— Тебе не понравилось то, что ты видел?
Я не знал что ответить.
Она тихонько засмеялась. — Понравилось, — прошептала она. — Я знаю, что понравилось. Твой двоюродный брат Джоел считает, что я великолепна, а ведь он не видел и половины того, что видел ты.
Она стала почти вплотную ко мне. Обняла меня за шею и потянула меня к себе. Я двигался как деревянный. Почувствовал ее дыхание у своего рта, затем губы. Я закрыл глаза. Это был такой поцелуй, какого никогда раньше не было. Он не был похож ни на мамин, ни на сестрин, ни какой-либо другой, с кем бы я не целовался.
Она убрала свое лицо от моего. Я все еще чувствовал ее дыхание у себя на рту. — Дай мне руку, — быстро потребовала она.
Совсем одурев, я протянул руку. Голова у меня закружилась, и комната закачалась как в тумане. Вдруг что-то ударило меня по пальцам как электрический ток. Она положила мою руку к себе на платье, и я почувствовал ее грудь с твердыми соском. Перепугавшись, я отдернул руку.
Она тихо рассмеялась, глаза у нее блестели.
— Ты мне нравишься, Дэнни, — прошептала она. Она пошла к двери и повернулась, чтобы посмотреть на меня. На лице у нее снова появилась насмешка.
— Кого тебе послать сюда теперь, Дэнни? — спросила она. — Твою сестру?
Глава 4
Я прошел по гостиной, по пятам за мной бежала Рекси. — Дэнни, зайди-ка сюда на минутку, — донесся голос отца с кушетки, где он сидел рядом с мамой.
Мама выглядела усталой. Она только что закончила уборку после того, как все ушли. В доме теперь было удивительно тихо.
— Да, папа, — я остановился перед ними.
— Ты хорошо отпраздновал Бар-Мицва, Дэнни? — полувопросительно спросил отец.
— Очень хорошо, папа, — ответил я. — Спасибо.
Он слегка махнул рукой. — Не благодари меня, — сказал он. — Благодари мать. Это она все делала.
Я улыбнулся ей.
Она устало улыбнулась мне, похлопывая рукой по подушке, лежавшей рядом. Я сел. Она подняла руку и взъерошила мне волосы. — Русачок мой, — задумчиво проговорила она. — Ты теперь совсем, совсем взрослый. Скоро жениться пора.
Папа рассмеялся. — Ну не так уж скоро, Мэри. Он еще достаточно молод.
Мама посмотрела на него. — Достаточно скоро, ответила она. — Смотри, как быстро прошли эти тринадцать лет.
Отец хмыкнул. Он достал из кармана сигару и закурил, на лице у него установилось задумчивое выражение. — Дейвид предложил Дэнни поработать у него в лавке летом.
Мать дернулась вперед со своего места. — Но, Гарри, ведь он еще совсем ребенок!
Отец захохотал. — То он уже женится, а то летом будет слишком молод, чтобы поработать. Он повернулся ко мне. — Что ты думаешь на этот счет, Дэнни?
Я глянул на него. — Я сделаю все, как ты хочешь, папа, — ответил я.
Он кивнул головой. — Вот так я и думал. Но я ведь спрашиваю тебя, чем бы ты хотел заняться. Кем ты хочешь стать?
Я замешкался. — Я, право, не знаю, признался я. Я даже и не думал об этом.
— Пора уже начинать задумываться. Дэнни, — серьезно сказал он. — Ты смышленый мальчик. Ты уже год учишься в средней школе, а тебе только тринадцать лет. Но любой ум не приведет ни к чему хорошему, если только ты не поставишь себе цели. Ты будешь как корабль без руля.
— Я пойду летом работать в магазин, папа, — поспешно ответил я. — В конце концов, если это тебе поможет, я этого и хочу. Я знаю, что дела нынче идут неважно.
— Действительно неважно, но и не так уж плохи, чтобы заставлять тебя делать то, чего тебе не хочется, — промолвил он, глядя на сигару. У нас с матерью на тебя большие надежды. Что ты будешь доктором или юристом, поступишь в колледж. Может быть, если пойдешь в магазин, то учиться не придется. Так получилось у меня. Я так и не закончил школу. Не хотел бы, чтобы так же произошло и с тобой.
Я посмотрел на него, затем на мать. Они опасались, как бы со мной не случилось того, что стало с ним. И все же дела шли плохо, и отцу нужна была моя помощь. Я улыбнулся им. — Если я поработаю в магазине летом, это еще ничего не значит, папа, — сказал я. — Осенью я снова пойду в школу.
Он обернулся к матери. Они долго смотрели друг на друга. Затем мать слегка кивнула головой, и он снова повернулся ко мне. — Ну хорошо, Дэнни, — с трудом произнес он. — Пусть будет так некоторое время. А дальше видно будет.
Ребята кричали, в то время как волейбольный мяч летал взад и вперед над сеткой. В школьном спортзале одновременно шли четыре игры. Краем глаза я заметил, что г-н Готткин направляется к нам. Я снова стал следить за мячом. Но мне очень хотелось смотреть на Готткина, ведь он был тренером футбольной команды.
Мяч летел ко мне высоко над головой, но я прыгнул и ударил по нему.
Он зацепился за сетку, перекатился на другую сторону и упал на пол. Я горделиво огляделся, мне было очень приятно. Это было восьмое очко, забитое мной из четырнадцати. Г-н Готткин не мог не заметить этого.
Но он даже не смотрел в мою сторону. Он разговаривал с каким-то мальчиком на соседней площадке. Мяч снова вошел в игру. Я пропустил пару, как казалось, простых мячей, но их каждый раз подхватывали. Когда вдруг стала выигрывать команда противника, я мельком глянул на учителя.
Сзади я вдруг услышал, как крикнул Пол:
— Дэнни, твой мяч!
Я резко повернулся. Мяч легко летел через сетку в мою сторону. Я приготовился и прыгнул. Темная фигура с другой стороны сетки промелькнула прежде меня и послала мяч вниз. Рука у меня автоматически дернулась, чтобы прикрыть лицо, но я не успел. Я рухнул на пол. Сердитый, я встал на ноги, одна сторона лица у меня была красная и горела, там, куда попал мяч.
Темнокожий паренек с другой стороны сетки ухмылялся.
— Ты сделал фол! — бросил я ему.
Улыбка слетела у него с лица. — В чем дело, Дэнни? — усмехнулся он. — Ты разве единственный герой во всей этой игре?
Я бросился под сетку за ним, но чья-то рука крепко ухватила меня за плечо и остановила меня.
— Продолжай игру, Фишер, — спокойно сказал г-н Готткин. — Никакого бузотерства.
Я нырнул назад под сетку на свою сторону и рассердился еще больше, чем раньше. Теперь Готткин запомнит только то, что я злюсь.
— Я тебе покажу, — прошептал я парню.
Он только лишь презрительно скривил губы и сделал неприличный жест.
В следующей же игре мне подвернулся случай. Мяч летел на меня, а этот парень прыгнул к нему. Я бросился и свирепо ударил по мячу обеими руками.
Мяч попал ему прямо в рот, и он покатился по полу. Я громко прогудел ему.
Он вскочил с полу и, бросившись под сетку, схватил меня за ноги. Мы покатились по полу, метеля друг друга. Его жаркий злой голос зазвучал у меня над ухом: «Сукин ты сын!»
Готткин растащил нас. — Я же говорил не бузотерить.
Я угрюмо смотрел в пол и молчал.
— Кто начал? — спросил Готткин жестким голосом. Я посмотрел на парня, а он уставился на меня, но ни один из нас не ответил. Учитель физкультуры не стал дожидаться ответа.
— Продолжайте игру, — с отвращением произнес он. — И никакого бузотерства. — Он отвернулся от нас. Как только он повернулся спиной, мы автоматически вцепилась друг в друга.
Я ухватил темнокожего за пояс и мы снова покатились по полу. Г-н Готткин снова разнял нас. Он держал нас за руки по обе стороны от себя. У него был утомленный, выжидательный взгляд. — Так вы все-таки хотите подраться? он, пожалуй, сказал это утвердительно, а не вопросительно.
Мы оба промолчали.
— Ну хорошо, — продолжил он, — если уж драться, то будем драться по-моему. Все еще удерживая нас, он подозвал через плечо подменного учителя, своего помощника. — Достань перчатки.
Помощник вернулся с перчатками, и Готткин дал нам по паре. — Надевайте, — почти дружески произнес он. Затем обернулся к ребятам, которые уже начали собираться вокруг. — Лучше заприте двери, ребята, — сказал он. — Не надо, чтобы кто-нибудь вошел сюда.
Они весело смялись, пока я путался в незнакомых мне перчатках. Я знал, почему они смеялись. Если бы вошел директор, то всем крепко попало бы.
Мне было неловко в боксерских перчатках. У меня никогда раньше их не было. Пол молча стал шнуровать их мне. Я посмотрел на этого парня. Первый порыв гнева у меня уже прошел. У меня не было ничего против этого паренька. Я даже не знал, как его зовут. У нас были совместные уроки только по физкультуре. Мне показалось, что он чувствует то же самое. Я подошел к нему. — Это глупо, — сказал я.
Г-н Готткин ответил прежде, чем парень успел раскрыть рот.

— Сдрейфил, Фишер? — усмехнулся он. У него в глазах было какое-то странное возбуждение.
Я почувствовал, как кровь бросилась мне в лицо. — Нет, но...
Готткин оборвал меня. — Тогда вернись вон туда и делай то, что я тебе скажу. Приступайте к бою. Если один из вас упадет, то другой не трогает его до тех пор, пока я не разрешу. Понятно?
Я кивнул. Пацан облизнулся и тоже кивнул.
Я понял, что Готткину это понравилось. — Ну порядок, ребятки, — сказал он, — вперед!
Я почувствовал, как кто-то подтолкнул меня вперед. Темнокожий двинулся ко мне. Я поднял руки и попробовал держать их так, как у боксеров в кино. Я осторожно кружился вокруг мальчика. Он был так же осторожен, как и я, и внимательно следил за мной. В течение почти минуты мы не сходились ближе двух шагов.
— А я-то думал, что вы хотите подраться, — сказал Готткин. Я глянул на него. Глаза его все еще горели от возбуждения.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Херберт Фрэнк - Белая чума
Херберт Фрэнк
Белая чума


Шилова Юлия - Девушка из службы «907»
Шилова Юлия
Девушка из службы «907»


Шилова Юлия - Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь
Шилова Юлия
Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека