Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

но их планов это никак не изменило. Когда они все насмотрелись, один из
воинов наклонился и выдернул палку у меня изо рта, да так резко, что чуть не
выворотил вместе с нею несколько зубов. Я обозвал его никчемным койотом,
ворующим объедки у собак, а он меня двинул ногой.
Всю ночь я лежал там на песке, распяленный между колышков, воды у меня не
было ни капли, а надежды еще меньше. Ночью через меня прополз тарантул,
направляясь куда-то по своим делам, а муравьи облюбовали ссадины, оставшиеся
после палочных ударов. Когда рассвело, апачи развязали мне ноги и отвели к
муравейнику - у них там были вколочены в землю столбы, и я хорошо
представил, что они замышляют.
Вдруг ни с того ни с сего грохнул выстрел, раздался истошный вопль, потом
несколько вскриков со стонами, и тут же все воины племени повскакивали на
своих пони и понеслись на этот шум. Не знаю уж, что там у них стряслось...
А когда они все смотали, я поступил так же.
Мы, сакеттовские ребята, часто бегали наперегонки, и я всегда мог
удержаться на уровне среднего бегуна; так что я сорвался с места, как
вспугнутый заяц, и понесся, не обращая внимания на острые камни и щебенку
под ногами. А скво бросились за мной следом, и вопили они так, что чуть не
лопнули.
Но теперь ко мне приближались мужчины, а с такими ногами, как у меня
сейчас, далеко не уйдешь, а уж надежды убежать от них - так вовсе никакой.
На руку мне было только то, что мы направлялись к охотничьим землям племени
юта. Вряд ли мне пришлось бы легче в руках у ютов, но и апачей там не
встретят с распростертыми объятиями. Чем дальше они заберутся в страну ютов,
тем тревожней будет на душе у этих апачей.
Конечно, идти по опавшей сосновой хвое было лучше, чем по скалам и
камням, но сейчас для меня важнее всего было найти убежище, а после
обзавестись каким-нибудь оружием.
Я умышленно выбирал дорогу покруче, самую вроде бы неподходящую для
беглеца. Шагать в гору ничуть не больнее, чем по ровному, зато можно
забраться в такие места, куда индейцы не полезут за мной на своих пони.
Протиснувшись в узкую щель между двумя глыбами, я пробрался вдоль цепи
скал, а потом вскарабкался по сухому руслу водопада на ровное место наверху.
Ноги опять стали кровоточить, но я нашел красную глину, которую можно будет
смешать со смолой карликовой сосны и растопленным оленьим жиром; навахо
часто пользуются такой мазью, чтоб раны скорей заживали. Но тут я оглянулся
назад, под гору, и увидел там восьмерых апачей, да так близко, что можно
было разглядеть, у кого лошадь какой масти.
Апачи воюют пешими, и забраться вслед за мной на эту гору для них штука
нехитрая. Пока они меня еще не видели, но как увидят, тут же будут здесь.
Может, я дурак распоследний - ноги так болят, а я еще бреду. Может, надо
плюнуть на все и пускай убивают, черт с ними... Но только сдаваться я не
умею. Мы, ребята из лесной глуши, не так воспитаны. К четырнадцати годам я
уже умел стрелять, ловить и свежевать зверя, знал, как добыть кормежку в
лесу, а если надо, так мог продержаться, обходясь воробьиными порциями.
Среди ребят, с которыми я гонял по холмам в детстве, было много чероков,
и от их родни я выучился многому - не меньше, чем от своей. У нас-то в семье
было всего две книжки, мы обучались чтению по Библии и по "Пути
паломника"[4].
Мы хорошо научились бросаться в бой и держать удары. Когда мне
приходилось драться в школе - в то недолгое время, пока я туда ходил, - я
набычивался и молотил руками до тех пор, пока кто-нибудь не падал на землю.
Иногда падал и я - но всегда поднимался снова.
Наконец я принял решение. Этим апачам вряд ли придется по вкусу отойти
далеко от своих пони на землях ютов, а если им так уж невтерпеж меня убить,
так пускай сделают это на самой вершине горы. Вот туда я и направлюсь.
Я тут же свернул в сторону и начал карабкаться в гору. Возле осин я
остановился и оглянулся вниз. Я их видел там, далеко внизу, и они меня
увидели - натянули поводья, остановили коней и уставились на меня.
Стрелять им смысла не было. Когда человек стреляет снизу вверх, попасть в
цель очень трудно, а я еще и забрался довольно далеко от них. Я как будто
своими ушами слышал, как они там об этом толкуют.
Хорошо, если бы они решили, что, мол, ради меня не стоит надрываться.
Только надежда эта была слабенькая, и я полез дальше на гору. Нудное это
было занятие. Местами склон становился почти отвесным, но все же опоры для
рук и ног хватало. Наконец выбрался я на какой-то уступ, а там валялся
дохлый койот; ну, вы, наверное, сами знаете, что к дохлому койоту ни один
апач не притронется. Схватил я его за хвост, раскрутил как следует и швырнул
вниз, на свой след, прямо на тропку, по которой им за мной лезть придется.
Сомнительно, чтоб от этого было много толку, так, чуток им нервы
попортит... но эта штука с койотом навела меня на хорошую мысль. Для апача
совиное уханье - это знамение смерти, а я с детства так наловчился кричать
по-совиному, что мне настоящие совы отвечали. В таких глубоких каньонах
звуки далеко разносятся... в общем, решил я попробовать.
Они меня теперь уже не видели, но я-то их видел прекрасно; когда разнесся



первый совиный крик, они приостановили лошадей, но потом поехали дальше - а
тут добрались до дохлого койота и остановились снова. А я взял и спихнул
вниз пару валунов, и они покатились по склону. Вряд ли я в кого из них
попал, но, думаю, малость обеспокоил и заставил оглядываться по сторонам.
И тут я вдруг набрел на котловину, будто нарочно вырытую в склоне горы.
Котловина эта поросла травой, как хороший луг, но в дальнем конце, где она
переходила в узкую расщелину, ведущую к гребню, начинался частый осинник.
Вот тогда я понял, что нашел то, что искал.
Дальше я идти не собирался.
Заполз я в этот осинник, в самую гущу, где деревья росли чуть не
вплотную, замел свой след, как сумел, и залег. Подошвы у меня огнем горели,
ноги ныли все время, пока я на гору лез. А мускулы от колен и ниже болели
как сто чертей, - все оттого, что я старался ступни сберечь. В общем,
растянулся я в зарослях и ждал, что дальше будет.
Они, конечно, могут меня здесь найти, дело такое, но порыскать им
придется.
Пальцы стискивали дубинку, а я все ждал и слушал, ловя малейший шум.
Осины шептались наверху, где-то в листве возилась птица - или зверушка
какая-то, но апачи не появлялись. Кончилось тем, что я просто заснул. Не
знаю уж, как случилось... Заснул - и все.
Через несколько часов меня разбудил холод. Вокруг было тихо. Я еще
полежал немного, потом медленно сел. От этого движения у меня невольно
вырвался стон, но я его проглотил раньше, чем он стал слишком громким.
Ничего не было видно, ничего не было слышно, и я, естественно, улегся снова,
зарылся поглубже в палые листья и опять заснул.
Когда проснулся в следующий раз, было уже утро. И я окоченел от холода.
Выполз из осинника, огляделся, но не увидел и следа апачей.
Подобрал я свой сверток, проковылял через осинник и начал спускаться во
внутренний каньон. Через час остановился в лощинке, среди редких деревьев и
валунов, развел маленький костерок из сухого хвороста, горящего без дыма, и
зажарил кусок лосятины. Среди деревьев послышался слабый шорох, я бросил
пару костей возле погасшего костра и побрел дальше вниз.
Попозже, среди дня, я снова промыл ступни отваром змеиной травы. Не знаю,
лечил ли он на самом деле, но ногам было приятно и болело меньше.
Отдохнул я с часок, а после двинулся вниз по ручью. Через какое-то время
нашел пчелиную траву - еще ее иногда называют вонючей травой. Навахи
используют ее для добывания огня трением, потому что хрупкий стебель, когда
его вращают между ладонями, вспыхивает минуты через две, а то и быстрее,
особенно если добавлять мелкий песок, чтобы трение было сильнее.
Я все время следил за склоном, по которому спускался, но не видел никаких
следов апачей. Может, их отпугнуло совиное уханье - знак смерти, а может,
совиное уханье вместе с дохлым койотом, а может, сознание того, что они
слишком далеко забрались на земли ютов... Во всяком случае, от них ни следа
не осталось.
Но это не значит, что я тут был один. Кто-то следил за мной из кустов,
наверно, тот самый волк. Известно, что волк может идти по следу человека или
животного много миль, а этому волку не надо было чужих подсказок, чтобы
сообразить, какой я слабый. Он ведь чуял запах крови и гноя от моих
израненных ног. Хоть я его опасался и не доверял ему ни на грош, но обиды на
него за это не держал. Он - дикий зверь, должен добывать себе пропитание где
и как сможет... я даже относился к нему с сочувствием, потому и подбрасывал
то кусочки мяса, то косточку-другую.
Эта ночь была самой паршивой. Холод был жестокий, а остатки лосиной шкуры
не могли согреть мое голое тело. Всю ночь напролет я трясся и стучал зубами
у костра, который пожирал хворост, как изголодавшийся зверь, так что мне
приходилось чуть не все время рыскать вокруг, собирая топливо.
Дико и причудливо вздымались в небо надо мной покрытые снегом вершины,
мрачно смыкалось узкое ущелье вокруг костра, у которого я дрожал от озноба,
холод пробирал меня до костей и сковывал мышцы. Ветер, холодный и
промозглый, носился по каньону, задувая огонь, и, как грабитель, отбирал у
тела последние крохи тепла.
Казалось, ночь тянется целую вечность. Один раз я задремал, а
проснувшись, обнаружил, что ветер стих, но зато от костра осталось только
несколько крохотных угольков, и мне пришлось потрудиться, чтобы снова
раздуть огонь. Кто-то бродил в кустах. Я развел огонь посильнее и придвинул
к себе дубинку и каменный нож.
Сколько людей в былые годы грелось возле таких костров? С таким же жалким
оружием, как у меня...
Наконец пришел рассвет, холодный и блеклый, можно было видеть, что
делается вокруг, и не шарить по кустам вслепую, чтобы найти сухую ветку или
валежину. Я расшевелил костер, потом взял шкуру и отрезал от нее столько,
чтобы хватило на новые мокасины.
Этот кусок я зарыл в землю по соседству - в земле кожа размякнет и станет
более гибкой.
Выкопал и съел несколько клубней мокричника, потом дожевал остатки


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Якубенко Николай - Испытание огнем
Якубенко Николай
Испытание огнем


Глуховский Дмитрий - Сумерки
Глуховский Дмитрий
Сумерки


Злотников Роман - Бешеный медведь
Злотников Роман
Бешеный медведь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека