Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Россия медленно, но неумолимо разваливалась на множество карликовых государств, размеры которых зачастую не превышали площади какого-нибудь заштатного уездного городка с прилегающим к нему перелеском и железнодорожной станцией. О том, что происходило на ее необъятных просторах, достоверной информации не было ни у кого. Разве что только CNN сообщало об очередном вооруженном конфликте на территории бывшей России, или какая-нибудь местная радиостанция прорывалась в эфир с просьбами о незамедлительной помощи в ликвидации гуманитарной катастрофы. Больше остальных повезло жителям Дальнего Востока и Курил, которые после очередной зимы, проведенной без необходимых запасов продовольствия и топлива, дружно проголосовали за присоединение к Японии. Японцы от такого подарка, естественно, отказываться не стали. Правда, по сообщениям все того же CNN, на Дальнем Востоке назревал новый конфликт, поскольку Китай предъявил свои права на часть отошедших к Японии территорий. Пока все ограничивалось дипломатическими нотами и пикетированием здания японского посольства в Пекине, но, по данным спутниковой разведки, китайцы уже начали перемещение своих войск к границам теперь уже континентальной Японии.
Как бы там ни было. Кремль также установил дипломатические отношения с Адом и Раем. Святоши даже прониклись особым сочувствием к престарелому Президенту. По слухам, они подарили ему камеру, в которой под действием сориентированных особым образом магнитных полей происходили процессы регенерации живых тканей. Говорят, что кусок мяса мог пролежать в этой камере несколько лет и остаться свежим. Однако организм Президента оказался настолько стар и изношен, что двух недель, проведенных в райской камере, ему хватало лишь на десятиминутное телеобращение к россиянам, которое слушали только иностранные туристы, с восхищением наблюдавшие за плавно заторможенными, как при просмотре отснятой в "рапиде" пленки, движениями Президента и гадали, какой артист озвучивает его на этот раз.
К Московии проблемы бывшей России уже не имели никакого отношения. Порою казалось, что жители Москвы и области старались как можно скорее забыть, что прежде они были подданными великой державы. Сейчас всех их вполне устраивало положение суверенного Диснейленда, зарабатывающего деньги на услугах, предоставляемых туристам. Поток желающих посетить Рай или Ад не иссякал, а поскольку Врата, ведущие туда, находились на территории Московии, каждый из них должен был вначале получить московскую визу, пройти московскую таможню, поселиться в московском отеле и обратиться в московское турагентство. И все это, понятное дело, стоило немалых денег, большая часть из которых, как всем прекрасно было известно, оседала в карманах Градоначальника и его приближенных. Но и простым гражданам тоже кое-что перепадало. Кроме того, каждый имел право открыть собственное Дело и заработать столько, сколько было по силам. "Ворует, - с хитроватой улыбкой отвечали москвичи на каверзные вопросы зарубежных корреспондентов о Градоначальнике. - Но и другим дает жить". Налоги были невысокими, заработки стабильными, инфляция почти сошла на нет, после беспробудной тоски кризисных лет могло начало казаться, что наконец-то наступил тот самый рай на земле, которого мы так долго ждали...
От воспоминаний меня оторвало тихое постукивание кончика карандаша по коленке. Таким деликатным образом Светик давала мне знать, чтя в нашем офисе появились новые посетители. Я от вел взгляд от потолка и посмотрел на входную дверь.
На пороге стояли два типа, внешний вид которых в прежние времена мог бы вызвать, мягко выражаясь, недоумение. Оба были небольшого роста, плотного телосложения, с круглыми и рыхлыми, словно вылепленными из теста, лицами. Более невыразительные лица трудно было себе представить: маленькие носики-пуговки, крошечные глазки под едва намеченными надбровными дугами, плотно прилегающие к черепу маленькие ушки и совсем крошечные ротики с пухлыми губками, сложенными в приторно-сладенькие улыбочки. Даже прически у этих парней были одинаковые: коротко остриженные, светлые, как у альбиносов, завивающиеся крупными локонами волосы были расчесаны на аккуратные проборы. Только у одного из них пробор проходил слева, а у другого - справа. Одежда посетителей больше напоминала униформу санитаров из очень дорогой частной клиники: белые парусиновые ботинки, белые широкие брюки, белые укороченные однобортные пиджаки с узкими лацканами и накладными карманами, такие же белые рубашки под ними, и широкие галстуки, завязанные большими узлами имели едва приметный кремовый оттенок.
Не требовалось большой проницательности, чтобы догадаться, что эта парочка святош явилась сюда прямиком из Рая.
- Нам нужен частный детектив Дмитрии Каштаков, - произнес один из святош, указав при этом пальцем на стеклянное оконце в двери, на котором было написано мое имя.
Голос у него был высокий и чистый, как у оперного тенора.
- Чем могу помочь вам, господа? - осведомился я.
Святоша, первым начавший разговор, посмотрел на меня взглядом чекиста, следом за которым должно было последовать требование предъявить документы.
- Нам нужен частный детектив Дмитрий Каштаков, - тупо, как баран, повторил святоша.
- Прошу вас, - рукой указал я на дверь кабинета.
Святоши чинно прошествовали через прихожую. Один из них открыл дверь в кабинет, пропуская вперед своего спутника. Я быстро подмигнул Светику, которая едва удерживалась, чтобы не прыснуть со смеху, и, спрыгнув со стола, последовал за ними.
Святоши уверенно проследовали к стульям, стоявшим возле моего стола, которые незадолго До этого занимала парочка чертей, и, не дожидаясь приглашения, уселись на них. При этом ни один из них не откинулся на спинку стула, - спины святош оставались прямыми, словно под пиджаками у них были проложены листы пятимиллиметровой фанеры.
Не спеша обогнув стол, я окинул оценивающим взглядом новых посетителей, после чего занял место в хозяйском кресле. Секунду помедлив, я вальяжно откинулся на спинку и картинно возложил ноги на угол стола.
- Вы частный детектив Дмитрий Каштаков? - По тону, каким был задан этот вопрос, можно было подумать, что помимо меня и пары святош в комнате находится еще человек десять.
- А у вас на этот счет имеются какие-то сомнения? - с усмешкой поинтересовался я.
Видя, что у святош действительно все еще остаются сомнения, я рискнул продемонстрировать им свой коронный номер со стаканом водки и маринованным огурчиком.
В отличие от чертей, на святош сей трюк произвел должное впечатление. Едва я поставил пустой стакан на угол стола, как святоша с волосами, расчесанными на левый пробор, чуть подался вперед и сообщил мне доверительным тоном:
- Нам необходима ваша помощь, господин Каштаков.
Интересно, а для чего еще, по его мнению, люди приходят к частному детективу? Просто так, о жизни поболтать?
- Я готов помочь вам, господа, - произнес я с чрезвычайно серьезным видом.
В этот момент святоша с правым пробором издал какой-то невнятный щебечущий звук. Его спутник с левым пробором удивленно глянул на него, после чего снова заговорил со мной:
- Извините, господин Каштаков, но моему товарищу нужно сделать один очень важный звонок.
Святоша говорил по-русски правильно. Я бы даже сказал, слишком правильно, что сразу же заставляло усомниться в том, что этот язык являлся для него родным. Так обычно говорят иностранцы, изучавшие русский язык по книгам Толстого и Чехова.
- Нет проблем, - приглашающим жестом я указал на стоявший на углу стола телефонный аппарат.
- Благодарю вас, господин Каштаков, мы располагаем своим аппаратом.
Насколько искренней была благодарность святоши, понять было трудно, поскольку ангельская улыбочка не сходила с его губ с того момента, когда он переступил порог моей конторы.
Святоша с правым пробором достал из кармана широких брюк крошечный сотовый телефон - в сложенном виде его легко можно было спрятать в кулаке. Открыв телефон и повернув его так, чтобы мне не было видно, что за номер он набирает, святоша быстро пробежал пальцем по клавишам. Я успел заметить только то, что номер был десятизначный, а это означало, что звонил он за пределы Московии.
- Да? - писклявым голосом произнес святоша в микрофон. Затем снова: - Да?.. Мы на месте... Как будто... Нет?.. Очень странно...
Прикрыв микрофон ладонью, святоша посмотрел на меня.
- Простите, господин Каштаков, ваш телефон работает?
- Да, - уверенно ответил я. - А в чем проблема?
- Проверьте, пожалуйста. Несмотря на вежливую форму обращения, слова святоши если и можно было расценить как просьбу, то только как очень настойчивую, такую, на которую невозможно ответить отказом. Мне это не понравилось, поэтому вместо того, чтобы просто выполнить просьбу, я спросил:
- Зачем?
- Проверьте, пожалуйста, - повторил святоша. На губах его по-прежнему сияла ангельская улыбочка, но голос звучал так, словно под языком у него сидел скорпион.
Второй святоша мгновенно понял, какую ошибку допускал его спутник, пытаясь на меня давить.
- Извините, господин Каштаков, - быстро произнес он. - Дело, по поводу которого мы хотели с вами поговорить, весьма серьезно, и... - Он запнулся, не зная, что сказать, но быстро нашелся. - Наш телефон не вполне исправен, и, возможно, у нас возникнет необходимость воспользоваться вашим.
Я криво усмехнулся, давая святоше понять, что ни в грош не ставлю его вымученное объяснение. Сняв с телефона трубку, я протянул ее святоше, дабы он сам смог убедиться, что у меня со связью все в порядке.
Не беря трубку в руки, святоша приблизил к ней свое ухо и, услышав гудок, удовлетворенно кивнул.
- Да, - произнес в микрофон сотового телефона другой святоша. - Телефон работает... Не знаю... Это не мои проблемы... Хорошо...
Я положил трубку на рычаг.
Теперь мне, по крайней мере, было ясно, с чего вдруг в мой телефонный шнур забрался райский "клоп"-шпион.

Глава 4
СОКОЛОВСКИЙ

Между прочим, мое время стоит денег, - напомнил я сидевшим напротив меня святошам.
- Не сомневаюсь в этом, - слегка наклонил голову святоша с левым пробором.
- В таком случае перейдем к делу. Начнем с того, как мне к вам обращаться. Вы не обязаны называть мне свои подлинные имена...
- У нас нет причин скрывать свои имена, - перебил меня святоша. - Я - архангел третьего лика Гавриил. Мой спутник, - он указал на святошу с правым пробором, - херувим первого лика Исидор.
- Простите, - покачал головой я. - Я не очень хорошо разбираюсь в принятой в Раю иерархии. Скажите просто, кто из вас главный?
- Он, - указал на своего спутника Гавриил.
- Понятно, - кивнул я. - Так что за дело привело вас ко мне?
- Нам нужно, чтобы вы отыскали для нас одного человека.
- Он, часом, не покойник? - насторожился я, вспомнив о недавнем визите представителей Ада. Святоши быстро переглянулись.
- Насколько нам известно, нет, - ответил херувим Исидор. - А почему вы вдруг задали этот вопрос?
- Да так, - с беспечным видом махнул рукой я. - Вспомнилось одно дело... Так кто именно вам нужен?
- Видите ли, господин Каштаков, - вкрадчиво начал Гавриил, - дело, с которым мы к вам пришли, весьма деликатного свойства...
- С иными ко мне и не приходят, - заверил я его.
- Мы хотели бы быть уверены, что все, что станет вам известно в ходе этого расследования, останется в тайне.
- Само собой, - устало кивнул я. - Если бы вы хотели, чтобы о вашем деле стало известно всем и вся, то обратились бы не ко мне, а в НКГБ.
- Мы не стали обращаться в НКГБ не только по этой причине, - ответил Исидор. - Как вам, должно быть, известно, у московского Градоначальника не слишком-то хорошие отношения со Святой Троицей.
- Насколько мне известно, все началось с того, что Святая Троица высказалась в защиту бывшего московского Патриарха, когда Градоначальник снял его с должности своим указом.
- Возможно, Святая Троица была не совсем права в этом вопросе, - доверительным тоном сообщил мне херувим Исидор. - Тогда мы еще не знали, что в Московии священнослужители являются такими же чиновниками, как и любые другие, которых Градоначальник волен как назначать на должность, так и освобождать от нее. Но основное правило, действующее в Раю, гласит: Святая Троица никогда не ошибается.
- С тех пор Градоначальник сменил уже трех или четырех Патриархов, - заметил я. - Тут уж ничего не поделаешь - у нас в Московии Градоначальник всегда прав.
- До тех пор, пока не найдены обходные пути решения этой проблемы, мы вынуждены поддерживать бывшего московского Патриарха, прибывающего ныне в изгнании в Тульской губернии, - с улыбкой на устах и с тихой грустью в голосе произнес херувим Исидор.
- И по этой простой причине мы не можем рассчитывать на то, что НКГБ, полностью подчиняющийся Градоначальнику, станет оказывать нам содействие, - добавил архангел Гавриил. - А поскольку нужный нам человек находится на территории Московии, мы вынуждены обратиться за помощью к частному лицу, имеющему официальное разрешение на проведение оперативно-розыскных мероприятий на подконтрольной Градоначальнику территории.
- Ну что ж, если за этим не кроется ничего противозаконного...
Я снова наполнил свой стакан из стоявшей на столе бутылки и залпом осушил его, закусив огурчиком.
- Уверяю вас, господин Каштаков, все в рамках закона, - херувим Исидор молитвенно сложил руки на груди. - Человек, которого мы ищем, собирался принять райское гражданство, но в последний момент внезапно исчез.
- Прежде всего мне необходимо знать имя этого человека, - сказал я, убирая в стол опорожненную на две трети бутылку Смирновской.
- Ник Соколовский, - сказал архангел Гавриил.
Честно признаться, манера святош говорить поочередно мешала мне сосредоточиться. Но я старался не обращать на это внимания. В конце концов, святоши были моими клиентами, и если платить они собираются так же щедро, как и черти, то я готов был терпеть любые их причуды.
- Фотография?



Гавриил выложил на стол небольшую, как на паспорт, фотографию, на которой был снят мужчина лет пятидесяти пяти. Лицо европейского типа, чуть полноватое и несколько оплывшее, мешки под глазами, губы полные, растянутые в напряженной полуулыбке, - так обычно улыбаются перед фотокамерой люди, фотографирующиеся не часто, - прическа довольно-таки небрежная: темно-русые с проседью волосы расчесаны на косой пробор.
Лицо Соколовского показалось мне смутно знакомым, вот только пока мне никак не удавалось вспомнить, где я мог его видеть.
- Что вам известно об этом человеке? - спросил я святош, пальцем прижав фотоизображение Соколовского к столу.
- Вы сможете его отыскать? - задал встречный вопрос херувим Исидор.
- Это будет зависеть от многих причин, - глубокомысленно изрек я. - Прежде всего, если мы собираемся вести это дело, нам следует договориться об оплате. Моя стандартная такса...
- Восемьдесят долларов в день плюс накладные расходы и бензин, - закончил за меня архангел Гавриил.
Подобная осведомленность святош неприятно удивила меня.
- И еще двести долларов премиальных в случае удачного завершения дела, - только и осталось добавить мне.
- Нас устраивают эти условия, - сказал с неизменной улыбкой Исидор.
- Аванс - пятьсот долларов, - решительно заявил я.
- Двести, - мягко поправил меня Гавриил. Но тут уж я не собирался сдаваться.
- Триста!
- Хорошо, - благоразумно не стал спорить Исидор. - Оплата в нимах вас устроит?
Я молча кивнул.
Достав из кармана деньги, херувим отсчитал требуемую сумму: одна бумажка в сто нимов, две по пятьдесят и пять по двадцать - все, как одна, небесно-голубого цвета с изображением некоего туманного облака с исходящим от него сиянием. Дизайн, прямо скажем, так себе. Но поскольку в московских обменных пунктах райский ним приравнивался к американскому доллару, то жаловаться не приходилось. Собрав деньги со стола, я положил их в карман рядышком с адскими шеолами. Определенно, сегодняшний день складывался как никогда удачно.
- Итак? - вопросительно посмотрел я на святош.
- Ник Соколовский до недавнего времени работал в научно-исследовательском институте, в здании которого мы сейчас находимся, - начал Гавриил.
Точно! Я едва не хлопнул себя ладонью по лбу. Именно здесь я его и видел! Последний из могикан, все еще продолжающий трудиться на благо отечественной науки, которая никому уже не была нужна. Конечно же, я не раз и не два сталкивался с ним в холле института и даже, возможно, машинально здоровался, не обращая особого внимания на его серое, осунувшееся лицо давно не отдыхавшего человека.
- Доктор наук, - продолжал между тем архангел. - Заведующий лабораторией генно-инженерных разработок. Принимал участие в ряде международных программ, в том числе и в проекте "Геном человека". В последнее время, как вам известно, московская наука находится в весьма плачевном положении, и не так давно Ник Соколовский изъявил желание переехать на постоянное местожительство в Рай, чтобы там продолжить свои работы...
- Чем занимался Соколовский? - перебил я Гавриила.
- Изучением инсулинового гена с целью создания генно-инженерного инсулина, - ответил архангел.
- В Раю проблемы с инсулином? - удивился я.
- Дело не в инсулине, - на этот раз мне ответил херувим Исидор. - Нам показался интересен сам подход Соколовского к генно-инженерным работам.
Я с пониманием кивнул. Признаться, я не очень хорошо разбирался в биологии, особенно в такой запутанной ее области, как генетика. Что-то помнил из школы, что-то читал в газетах: клонирование овец, трансгенные овощи, планирование пола ребенка - но не более того.
- Значит, Соколовский - не признанный на родине гений? - уточнил я.
- Россия такая страна, в которой гением можно стать только посмертно. - Улыбка архангела Гавриила сделалась настолько приторной, что я достал из стола бутылку Смирновской и сделал приличный глоток прямо из горлышка. - С распадом России ничего не изменилось, Московия продолжает многие ее "славные" традиции.
- Если у вас такие благие намерения, так почему бы, в таком случае, не развернуть широкомасштабную благотворительную программу по поддержке московской науки, а не переманивать к себе наших лучших ученых?
- Не будьте наивным, господин Каштаков. - Не переставая улыбаться, херувим Исидор умудрился еще и поморщиться. - Вы не хуже нас знаете, куда пойдут деньги, направленные на поддержку фундаментальных исследований. Сейчас Московии наука не нужна.
- Но когда-нибудь отношение власти к людям науки должно измениться, - попытался возразить я.
- Даже сейчас спасать московскую науку уже слишком поздно, - сказал Гавриил. - Во многих областях научных исследований вы отстаете от остального мира на десятилетие, если не больше. Причина не только в том, что наиболее талантливые московские ученые, не имея возможности обеспечить себе более или менее сносное существование на родине, уезжают за рубеж. За последние два десятилетия практически полностью была разрушена старая академическая школа, а материально-техническое обеспечение научно-исследовательских лабораторий упало до такого низкого Уровня, что, скажем, нынешние московские микробиологи позавидовали бы оснащению лаборатории Луи Пастера.
- Все это вполне справедливо, но тем не менее не объясняет, почему вы положили глаз именно на Соколовского.
- Мне кажется, что это не имеет для вас абсолютно никакого значения.
Возможно, я и ошибался, но мне показалось, что в голосе Исидора прозвучали нотки неприязни. Интересно, чем это я так его зацепил?
- Для того, чтобы отыскать Соколовского, я должен знать о нем как можно больше, - спокойно ответил я херувиму. - Даже те детали, которые на первый взгляд кажутся незначительными, могут в конечном итоге сыграть решающую роль.
Святоши быстро переглянулись. Мне показалось, что архангел Гавриил взглядом хотел спросить старшего по должности херувима Исидора, до какой степени они могут быть откровенны со мной.
- Работа, которой занимался Ник Соколовский, представляет для нас особый интерес, - медленно, тщательно подбирая слова, произнес Исидор, - поскольку ее результаты могут оказать определенное воздействие на толкование отдельных вопросов богословия.
Сказано было очень сильно - мудрено и совершенно непонятно.
- А поточнее, - попросил я.
Левая щека херувима нервно дернулась, на одно мгновение превратив ангельскую улыбку на его лице в подобие сатанинской ухмылки.
- Соколовский был близок к тому, чтобы, опираясь на достижения современной науки, доказать присутствие божественного помысла в процессе создания жизни на Земле, - не произнес, а буквально выдавил из себя Исидор.
- Серьезно?
Удивление, отразившееся на моем лице, было абсолютно искренним. Я был далек от религии, как только может быть далек от нее человек, не видящий разницы между ангелом и архангелом. Никакой философской глубины в религиозных текстах я, как ни старался, усмотреть не мог. Не говоря уж о мистических откровениях, больше похожих на бред проснувшегося после глубокого перепоя пьянчуги, не способного отличить сон, который он только что видел, от реальности, в которой неожиданно для самого себя оказался. Напротив, чем вдумчивее я читал сакральные книги, тем больше логических противоречий, а зачастую и просто откровенной глупости, видел я на их страницах. Поэтому мне казалось странным, что серьезный исследователь, чьи представления о взаимосвязях всего сущего в мире были несравнимо глубже и шире моих, мог взяться за доказательство существования Бога, используя для этого средства современной науки. Хотя, с другой стороны, в наше сумасшедшее время каждый зарабатывает на жизнь, как может.
И все же мне трудно было поверить, что проблему, которую и ученые, и богословы давно уже согласились считать опирающейся только на силу веры и принципиально недоказуемой, вот так запросто удалось решить никому не известному заведующему лабораторией из московского института, от которого давно уже осталась только одна вывеска на фасаде здания. На мой взгляд, все это сильно отдавало дешевой мистификацией. Но моим клиентам знать о моем мнении было совершенно необязательно.
- Вначале вы сказали, что Соколовский занимался изучением инсулинового гена, - произнес я невинным тоном, так, словно просто хотел освежить свою память.
Щека Исидора снова дернулась. Никогда бы не подумал, что должность херувима настолько нервная.
- В процессе работы с инсулиновым геном Соколовский неожиданно для себя вышел на совершенно иную проблему, лежащую в интересующей нас плоскости, - произнес Исидор, стараясь, чтобы голос его звучал так же ровно, как и мой.
По тому, как замысловато он выстраивал свои ответы, можно было сделать вывод, что херувим был заинтересован в том, чтобы истинное направление исследований Соколовского продолжало оставаться для меня загадкой. Должно быть, это и в самом деле было нечто уникальное, и святоши отчаянно боялись любой, даже самой незначительной утечки информации. Это, кстати, объясняло, почему, прежде чем нанести мне визит, святоши позаботились о том, чтобы подослать ко мне "клопа". И я ничуть не удивлюсь, если через пару часов в шнуре моего телефона будет сидеть точная копия "клопа", извлеченного из него час назад демоном-детективом Гамигином.
- Хорошо. - Я решил, что узнал о работе Соколовского вполне достаточно, а то, что не пожелали сообщить мне святоши, смогу разузнать, побеседовав с его бывшими коллегами. - Когда и при каких обстоятельствах Ник Соколовский исчез?
- Два дня назад, - ответил мне Гавриил.
- Не рано ли начинать поиски? Он ведь мог просто куда-то на время уехать.
- Не исключено, что Ник Соколовский исчез раньше, - сказал Исидор. - Я лично последний раз беседовал с ним по телефону 7 мая. Мы называем дату 16 мая как день исчезновения Соколовского, поскольку именно в этот день он должен был явиться в наше представительство, чтобы получить новое гражданство. Все документы были уже готовы, и Соколовскому оставалось всего лишь поставить пару подписей. Однако он не пришел.
- Вы пытались сами отыскать его?
- Конечно, - кивнул Гавриил. - Мы обратились к вам только после того, как убедились, что наши собственные поиски не приведут к успеху. За прошедшие два дня Соколовский не появлялся ни на работе, ни дома. Никто из его родственников или знакомых не знает, куда бы он мог отправиться.
- Соколовский жил один?
- У него есть жена и взрослая дочь, - снова взял на себя инициативу Исидор. - Но уже несколько лет они живут раздельно. Сами понимаете, жизнь - штука довольно-таки сложная.
- Мне ли этого не знать, - усмехнулся я. За пару лет работы частным детективом каких только семейных коллизий я не насмотрелся! - У вас самих имеются предположения по поводу того, что могло случиться с Соколовским?
Мне показалось, что Гавриил хотел было ответить на мой вопрос, но, едва только приоткрыв рот, он заметил строгий взгляд Исидора, устремленный в его сторону, и сделал вид, что просто таким образом подавил зевок.
- Я не имею права говорить об этом с уверенностью, но также не могу исключать возможности, что исчезновение Соколовского каким-то образом связано с характером его работы.
Произнести так много слов, красиво сочетающихся друг с другом, словно разноцветный стеклярус в нитке бус, и при этом не сообщить ничего внятного мог только херувим Исидор. И, что самое любопытное, его невозможно было заставить говорить более ясно. Исидор превосходно понимал: для того, чтобы найти Соколовского, мне необходима информация, но при этом отчаянно не желал делиться ею со мной. Как я подозревал, это происходило по причине того, что на херувима первого лика давил груз ответственности, возложенной на него Святой Троицей. Совершив хоть один неосторожный шаг, он мог легко лишиться своего сана и скатиться по райской иерархической лестнице аж до ангела третьего лика. Гавриилу же терять особенно было нечего: что ангел, что архангел - невелика разница. Однако он, в свою очередь, просто не желал конфликтовать со старшим по званию коллегой, а поэтому и не лез вперед него с разъяснениями.
- Вы имеете в виду работу Соколовского по изучению инсулинового гена или же ту ее часть, которую он выполнял по вашему заказу? - задал я уточняющий вопрос Исидору.
Херувим едва на месте не подпрыгнул, услышав такое.
- Ник Соколовский не выполнял никакую работу по нашему заказу! - возмущенно воскликнул он, не прекращая при этом радостно улыбаться, чем живо напомнил мне о печальной судьбе Гуинплена. - Он занимался работой по собственному научному плану!
- Что ж, я могу иначе сформулировать свой вопрос, - не стал спорить я со святошей. - С какой частью работы Соколовского, по вашему мнению, могло бы быть связано его исчезновение: с изучением инсулинового гена или с той, что имела отношение к божественному помыслу?
Похоже, мой вопрос поставил херувима в тупик. Ища помощи, он в растерянности посмотрел на Гавриила.
- Насколько нам известно, обе части работы Соколовского были неразрывно связаны между собой, - ответил на мой вопрос архангел.
- То есть, наткнувшись на нечто, что указывало на проявление божественной сути в процессе акта зарождения жизни на Земле, Соколовский тем не менее продолжал работать с инсулиновым геном? - уточнил я.
- Совершенно верно, - подтвердил мои слова Гавриил. - Генно-инженерный инсулин был для Соколовского идеей-фикс. Он продолжал работать над этой проблемой, несмотря на то что сейчас в любой аптеке Московии по весьма доступной цене можно приобрести поставляемый из Ада синтетический инсулин, по качеству не уступающий природному аналогу.
- И что же удалось обнаружить Соколовскому в результате своих исследований?
- Пока нам это и самим неизвестно. - Исидор снова не дал Гавриилу ответить на мой вопрос. - Будучи серьезным ученым, Ник Соколовский не желал говорить об окончательных результатах до тех пор, пока не будет завершена вся работа.
- Но вам-то Соколовский сообщил о своих предположениях, - лукаво подмигнул я херувиму. - Иначе чего бы вы так беспокоились за него? Исидор снова заерзал на стуле, словно под ним находилась раскаленная докрасна жаровня.
- Я тоже не хочу говорить об этом раньше времени, - нервно произнес он, глядя на календарь с голой девицей. - Если факты, изложенные Соколовским в заявке на исследования, которую он нам предложил, не подтвердятся, то это может серьезно сказаться на репутации Святой Троицы.
- Даже так, - озадаченно прищурился я.
- Соколовский давно и, насколько нам известно, безрезультатно искал спонсора для продолжения своих исследований инсулинового гена, - сказал Гавриил. - Не исключено, что заявку на исследования, которые согласился финансировать Рай, до нас видел кто-то другой.
- А как давно вы финансируете исследования Соколовского? - поинтересовался я.
- В течение девяти месяцев, - ответил архангел.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белов Вольф - Чистильщик
Белов Вольф
Чистильщик


Шилова Юлия - Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи
Шилова Юлия
Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи


Володихин Дмитрий - Возвращение в Форност
Володихин Дмитрий
Возвращение в Форност


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека