Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

одноименный квартал - собранием всех чудес мира. Бен-Зуфу довелось
странствовать по свету. И судя по его рассказам, в какую бы страну он ни
приезжал, он видел только Монмартры, которые, пожалуй, были покрупней, но
уж наверняка не так живописны, как настоящий Монмартр. А что ж, по-вашему,
на Монмартре нет церкви, которая ни в чем не уступает Бургосскому собору?
И каменоломен почище Пентелийских? И бассейна, от зависти к которому
высохло бы Средиземное море? И мельницы, где не просто изготовляют муку,
но и делают всемирно известные галеты? А башня Сольферино? Ведь она куда
устойчивее, чем "падающая башня" в Пизе? А остатки лесов, которые вплоть
до самого нашествия кельтов были вполне девственными? Что ж, по-вашему,
Монмартр не гора, не настоящая гора, которую только завистники смеют
уничижительно называть "холмом"? Нет, Бен-Зуф скорее дал бы себя
четвертовать, чем признался бы, что высота Монмартрской "горы" меньше пяти
тысяч метров!
Где же, где еще во всем мире, вы найдете столько чудес, собранных в
одном месте?
"Нигде", - отвечал Бен-Зуф всякому, кто дерзал считать его суждения
несколько преувеличенными.
Согласитесь, однако, что страсть это безобидная! Как бы то ни было,
Бен-Зуфом владела одна мечта: вернуться на родной Монмартр, к родному
холму и прожить остаток жизни там, где она началась... разумеется, вместе
с капитаном, об этом и толковать нечего! А Сервадак, которому Бен-Зуф все
уши прожужжал рассказами о несравненных красотах восемнадцатого округа
Парижа, мало-помалу проникся отвращением к этому месту. Но Бен-Зуф не
терял надежды обратить капитана в свою веру, тем более что твердо решил
никогда с ним не расставаться.
Бен-Зуф уже отслужил свой срок в армии. Он даже успел дважды побывать в
отпуске и собирался выйти в чистую в возрасте двадцати восьми лет, когда
его, рядового первого класса восьмого конно-егерского полка, назначили
денщиком Гектора Сервадака. Он ходил с Сервадаком в поход. Он не раз
дрался бок о бок с ним и проявил такую доблесть, что был представлен к
ордену Почетного Легиона, но отказался от награды, предпочтя остаться
денщиком при своем капитане. И если Гектор Сервадак спас жизнь Бен-Зуфу в
Японии, то Бен-Зуф отплатил ему тем же во время Суданской кампании. А ведь
такие вещи не забываются.
Короче говоря, Бен-Зуф отдал в полное распоряжение капитана свои руки
"крепче литой стали", как сказали бы металлурги, свое железное здоровье,
закаленное под небом всех широт, свою несокрушимую силу, которая давала
ему право называть себя "оплотом Монмартра", и, наконец, вместе с
бесстрашным сердцем - беззаветную преданность.
Остается добавить, что хотя Бен-Зуф не был "поэтом", как его капитан,
зато мог бы считаться ходячей энциклопедией, живым сборником солдатских
побасенок и прибауток. В этом он не знал себе равных, и его неистощимая
память хранила тьму веселых песенок и куплетов.
Капитан Сервадак отдавал должное Бен-Зуфу; он смотрел сквозь пальцы на
многие его чудачества, впрочем вполне терпимые благодаря неизменно
веселому нраву денщика, и умел иногда находить такие слова, которые
рождают привязанность у подчиненного к командиру.
Как-то раз, когда Бен-Зуф, сев на своего любимого конька, гарцевал,
образно выражаясь, по восемнадцатому парижскому округу, Сервадак сказал:
- Послушай-ка, Бен-Зуф! А ведь если толком разобраться, то
Монмартрскому холму не хватает всего каких-нибудь четырех тысяч семисот
пяти метров, чтобы стать Монбланом!
Глаза Бен-Зуфа засияли в ответ, и с тех пор родной холм и капитан жили
в его сердце, как одно неразрывное целое.



ГЛАВА ТРЕТЬЯ,
в которой мы узнаем, что поэтическое вдохновение капитана Сервадака
улетучилось вследствие некоего злополучного происшествия
Гурби не что иное, как особого рода хижина, сделанная из жердей,
покрытых соломой, или, на местном наречии, "дрисом". Жить в гурби чуть
получше, чем в палатке кочевника араба, и много хуже, чем в каменном или
кирпичном доме.
Итак, досконально изучив вопрос, мы пришли к выводу, что гурби
Сервадака попросту конура; устроиться там вдвоем было мудрено, но гурби
примыкал к каменной стене заброшенной караульни, где и поместился Бен-Зуф
с обеими лошадьми. Здесь прежде стоял отряд саперов, и после него остались
кое-какие рабочие инструменты: лопаты, кирки, заступы и прочее.
Об уюте, конечно, мечтать не приходилось, но ведь гурби был временной
стоянкой. Впрочем, и капитан и денщик не отличались привередливостью по
части жилья и пищи.
"Если у вас есть хоть малейшая склонность к философии и здоровый



желудок, вы нигде не пропадете", - любил говорить Гектор Сервадак.
И поскольку философия для гасконца нечто вроде разменной монеты, она у
него никогда не переводится, ну а желудок у капитана был таков, что,
вздумай он поглотить всю воду Гаронны, это ни на минуту не нарушило бы его
пищеварения.
Что до Бен-Зуфа, то, если верить в переселение душ, он в прежнем своем
воплощении наверное был страусом, - от прошлого существования Бен-Зуф
унаследовал такую необычайную утробу, с желудочным соком такой силы, что
мог переваривать камни, как куриную котлетку.
Здесь уместно будет сообщить читателю, что хозяева гурби были
обеспечены продовольствием на месяц, что колодец снабжал их вдоволь
питьевой водой, что в конюшне был заготовлен корм для лошадей и что, кроме
того, равнина между Тенесом и Мостаганемом может поспорить своим чудесным
плодородием с цветущими полями Митиджи. Водилась там и дичь; а штабному
офицеру не возбраняется брать с собой во "время топографических съемок
двустволку, если он не забыл захватить при этом эклиметр и мензулу.
Возвратившись в гурби после прогулки на свежем воздухе, Сервадак
пообедал с волчьим аппетитом. Бен-Зуф изумительно готовил. Вот уж чью
стряпню не назовешь пресной! Он солил, перчил и приправлял уксусом
по-солдатски. Но, как мы уже говорили, яства его предназначались для
желудков, которые не страшились самых острых приправ и не были подвержены
гастрическим заболеваниям.
После обеда, пока денщик аккуратно убирал остатки кушаний в свой
"нутряной шкап", как называл он собственный желудок, Сервадак, закурив
сигарету, вышел подышать воздухом на скалистый берег.
Надвигалась ночь. Прошло больше часа с тех пор, как солнце село в
густых тучах за широкой долиной по ту сторону Шелиффа. Странное зрелище
представляло собой небо: оно изумило бы всякого наблюдателя космических
явлений. Сумерки сгустились уже настолько, что ничего нельзя было
рассмотреть на расстоянии более полукилометра, и все же на севере, в
верхних туманных слоях воздуха, разливалось зарево. Оно не отбрасывало ни
равномерного сияния, ни сверкающих лучей, обычно исходящих от мощного
очага света. Следовательно, это не было северное сияние, потому что оно
предстает во всем своем великолепии только на более высоких широтах. Итак,
было бы весьма затруднительно ответить на вопрос, какому явлению природы
следовало приписать столь пышную иллюминацию в новогоднюю ночь.
Капитан никак не мог считаться астрономом. После окончания школы он ни
разу, - чему нетрудно поверить, - не заглянул в учебник космографии.
Впрочем, в тот вечер ему было не до наблюдений за небесной сферой. Он
ходил взад и вперед, курил. Думал ли он только о поединке, который
поставит его завтра лицом к лицу с графом Тимашевым? Как бы то ни было,
если эта мысль порой и приходила ему на ум, она не вызывала вражды против
графа. Оба они (мы должны это признать) не питали ненависти друг к другу.
Им попросту пришлось искать выхода из такого положения, когда один из двух
- лишний. Гектор Сервадак считал графа вполне достойным человеком, а граф
в свою очередь не мог отказать ему в чувстве искреннего уважения.
В восемь часов вечера капитан вернулся домой в свою единственную
комнатку, где стояла койка, раздвижной рабочий столик и несколько
чемоданов, заменявших шкафы. Денщик занимался кулинарией не в гурби, а за
стеной, в караульне, там же он почивал на "тюфяке из доброго старого
дуба", как он выражался. Это не мешало ему спать по двенадцати часов без
просыпу, в чем он перещеголял даже сурка.
Сервадак не спешил ложиться спать; он сел за стол, где в беспорядке
валялись его чертежные принадлежности. Машинально взял он в одну руку
красно-синий карандаш, в другую - циркуль. И так как перед ним лежала
калька, он стал рассеянно чертить на ней разноцветные, неровные линии,
которые ничуть не походили на строгий рисунок топографического плана.
Тем временем Бен-Зуф, ожидая, пока ему прикажут идти спать, маялся в
углу, пытаясь вздремнуть, чему препятствовало странное волнение,
обуревавшее капитана.
Дело в том, что сейчас штабного офицера сменил за рабочим столом
поэт-гасконец. Да! Гектор Сервадак прилагал неимоверные усилия, чтобы
совладать с рондо, и тщетно призывал вдохновение, которое оставалось
неумолимым. Не для того ли размахивал он циркулем, чтобы придать своим
стихам математически-точный размер? Не для того ли пустил в ход двуцветный
карандаш, чтобы как-нибудь расцветить однообразие упорно недававшихся ему
рифм? Вполне возможно. Но так или иначе, Сервадак трудился в поте лица.
- Проклятье! - восклицал он. - И зачем только я выбрал такую строфу,
где приходится за волосы притаскивать одни и те же рифмы, точно дезертиров
на поле боя! Ну нет, тысяча чертей, я не сдамся! Никто не посмеет сказать,
что французский офицер отступил перед рифмой! Стихотворение - это
батальон! Первая рота выступила! (Сервадак подразумевал первую строфу.)
Ну-ка, следующие, стройся!
Должно быть, рифмы, которым Сервадак угрожал не на шутку, послушались,
наконец, его команды, потому что на бумаге вскоре появилась сначала


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Базарное счастье
Шилова Юлия
Базарное счастье


Никитин Юрий - 2024-й
Никитин Юрий
2024-й


Андреев Николай - Третий уровень. Тени прошлого
Андреев Николай
Третий уровень. Тени прошлого


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека