Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

подходе, да и как не заметить открытый перелом. Дело было ясное.
Пригородные Пески, конечно, далеко не Чегет, однако и в местных
палестинах встречаются склоны, требующие к себе определенного уважения
и прямо противопоказанные всякого рода "чайникам". Любой уважаемый
мною проповедник разумной трусости - я их всех уважаю! - при одном
только взгляде на этот склон сказал бы, что кое-кому лучше сюда вообще
не соваться, тем более с обыкновенными беговыми лыжами.
Этот сунулся. И траектория его скоростного спуска вырисовывалась
для меня вполне отчетливо: наметив себе общее направление, прямое как
кратчайшее расстояние от А до Б, - балбес! балбес! - должно быть, еще
и картинно оттолкнувшись - не лыком, мол, шиты! - он так и попер,
надеясь в душе, что куда-нибудь да вынесет, и вынесло поборника
кратчайших траекторий точнехонько на дерево, вот на эту самую сосну, и
не подумавшую, разумеется, отпрянуть в сторону. Тут траектория
кончилась и началась история болезни. Анамнез: тело в позе сивуча на
лежбище, и два мордатых амбала подвергают его искусственному дыханию,
помощники смерти. Все-таки обнимать сосны надо поаккуратнее. Было
время, когда я не уставал поражаться тупости отдельных представителей
рода человеческого. Потом как-то приспособился.
Еще сверху я уловил короткий истошный крик, что мне совсем уже не
понравилось, а теперь понял его причину. Пострадавший на секунду ожил
и словно специально для меня воспроизвел вопль еще раз, после чего
немедленно вернулся в бессознательное состояние.
- Прррекратить! - на ходу сбрасывая лыжи, рявкнул я, да и как было
не рявкнуть.
Амбалы повернули ко мне бороды, но увечить пострадавшего, конечно,
не прекратили. Понятно: спасали человека!
- Назад! - крикнул я. - Оба, немедленно! Вы же его убьете!
Глаза амбалов сделались недоверчивыми. Женщина попыталась заступить
мне дорогу. Компания соображала туго.
- Ты что, врач? - сиплым баском поинтересовался один.
- Я-то врач, а вот вы кто? У него же ребра сломаны! И теперь как
минимум одно из них вашими стараниями находится в легком - что, не
видите кровь на губах? Какой баран придумал давить грудную клетку? А
ну, отойдите к... Вон туда отойдите! Кто вас вообще учил делать
искусственное дыхание?
"Бараном" я их забодал. Компания задавленно молчала.
- Это был массаж сердца, - ляпнул кто-то.
Меня передернуло.
- Еще три минуты, и ему действительно пришлось бы делать массаж
сердца, только прямой. А через пять минут уже никакой массаж не помог
бы. Ну-ка подержите кто-нибудь ему голову.
Они кинулись помогать, шумно дыша, топоча и толкаясь. Зацепившего
сломанную ногу (отчего пострадавший болезненно дернулся, но в сознание
не пришел) сейчас же огрели по шее, и он не возразил. Дуроломы,
конечно, но за своего товарища они болели. Пострадавшему кое-как
расстегнули куртку.
- "Скорую" вызвали? - бросил я, когда осторожное пальпирование
подтвердило первоначальный диагноз.
Оказалось, не вызвали: ни у кого, видите ли, не нашлось телефона.
Дыша на замерзшие руки и внутренне клокоча, я набрал код на браслете и
растолковал, куда, как и что... да, хирургическое... нет, машина
сядет, высылайте вертолет или вездеход... Жеребячий оптимизм нынешних
"чайников" потрясает воображение - вот вам и обратная сторона нашей
работы: каждый из них почему-то уверен, что те, кому это положено по
профессии, волшебным образом его спасут, окажись он хоть нагишом на
верхушке Эвереста. Как же, спасли одного такого...
На амбалов я и не смотрел - кто таких не видывал. Типичные
попрыгунчики, как их у нас называют, совсем не худшая разновидность
никчемушников, выпихнутых на обочину разгулом технологий начала века,
неполно занятые, проклятие Санитарной Службы - активное, так сказать,
население. Чересчур активное. Три месяца в году стонут на не шибко
умственной работе, остальное время проедают пособие и мотаются
автостопом где попало и как попало, от родимых весей до Огненной Земли
и Антананариву включительно, азартно конфликтуя с цивилизованными
туристами, которые их презирают, разнузданно костеря таможни и
санитарные кордоны, - и ведь не надоест!..
При прочих равных смотреть на женщину было приятнее.
- Как вас зовут? - спросил я.
- Ольга. А вы что, правда, врач?
- Нет. Был когда-то.
Она отступила разочарованно. Пожалуй, даже не женщина в начале
расцвета, а девушка на излете, этакая брюнеточка большой
притягательной силы, с прелестным профилем и трафаретной надписью
поперек куртки: "Я жду не Вас!". Специально, значит, для понятливых.



Для непонятливых, вероятно, припасен баллончик или однорежимный
мозгокрут-пугач на батарейке, если не что-то откровенно слонобойное.
Плюс, наверное, какая-нибудь рукопашная школа, русская или китайская,
- девочка крепенькая. Бог с ней.
Не меня ждет так не меня. Я - понятливый...
Белый с крестом вездеход подкатил через двадцать три минуты - я
специально засек. Большую часть этого времени я поддерживал
пострадавшего под голову и боялся асфикции - хриплое, булькающее его
дыхание не нравилось мне ничуть. Сердце работало без аритмии - как
видно, обломок кости прошел мимо, и на том спасибо. Ногу я с самого
начала решил не трогать - не такое было кровотечение, чтобы
накладывать жгут, а бандаж перед транспортировкой наложат и без меня.
Вообще-то переломы не мой профиль, потому что эпидемических переломов
не бывает. Последний раз я имел дело с хирургическими больными лет
десять назад и вовсе не охотился за лаврами костоправа-самородка.
Черепные кости были целы, а с расплющенным носом пусть возятся
косметологи - лично я не возьмусь превращать отбивную обратно во
что-то человеческое. Обтер снегом, приложил платок, тем и ограничился.
Затылок начало понемногу покалывать. Легонько-легонько, словно
кто-то вонзал иголку на глубину в микрон и сейчас же выдергивал.
Что-то я не то делаю. Или не так. Вернее всего, мне сейчас желательно
находиться в другом месте, но это подождет недолгое время. Я знаю,
какие бывают боли, когда мне действительно что-то угрожает. Сейчас
было всего лишь осторожное предупреждение. Значит, в Контору не
помчусь, здесь тоже не останусь, а аккуратненько соберу лыжи и поеду
домой.
Затылок успокоился.
Ну то-то.
Кто хотя бы раз вызывал "Скорую", тот в глубине души прощает ей
все, пока еще есть надежда. И будет прощать до тех пор, пока не станет
ненормальным вроде меня - по счастью, большинству это не грозит. Было
время, когда я сам работал на "Скорой", последовательно санитаром,
зауряд-врачом и начальником реанимационной бригады. В общей сложности
обязательный курс трудотерапии продолжался около года - по мысли
Кардинала и его аналитиков, ровно столько, чтобы кадет в достаточной
мере попотел сам и освоился с управлением микроколлективом, с одной
стороны, и чтобы он при этом не успел научиться жалеть людей в ущерб
делу, с другой. Под людьми, разумеется, подразумевались подчиненные.
Не думаю, чтобы мои тогдашние коллеги сохранили обо мне очень уж
приятные воспоминания.
Я счел уместным притормозить врача, зябко кутающегося в халат и не
слишком скоро поспешающего к больному. Врач счел уместным на ходу
огрызнуться. Я показал ему "пайцзу".
- Семнадцатая станция, я не ошибаюсь? Вы опоздали на восемь минут
против допустимого. Причина?
Надо было отдать ему должное - он сохранил достоинство. Я его
понимал. Врач "Скорой помощи" - должность незавидная, падать невысоко.
Компания с интересом прислушивалась.
- Дороги нет. Снег, сами видите.
- Я предупреждал вас, хотя не был обязан этого делать. И все-таки
вы опоздали на восемь минут...
- Может быть, вы позволите мне заняться больным? - злобно перебил
врач.
Он был прав. Это я вел себя по-пижонски. Знакомая ненавистная
картина: бригада дружным залпом допивает кофе и, на рысях дожевывая
бутерброды, спускается вниз, где, похожие под снегом на подбитые и
брошенные бэтээры, скучают несколько неисправных машин и одна-две
исправных, но бесполезных, тут же выясняется, что ключ от бокса со
свободным вездеходом неизвестно у кого, потом ключ находится, вездеход
случайно оказывается заправленным, но шофер как раз в эту минуту
болтается неизвестно где, и становится ясно, что прибыть вовремя
бригаде вряд ли удастся и на вертолете, который, кстати сказать,
ремонтируется уже вторую неделю и в лучшем случае будет
ремонтироваться еще столько же... Бардак кажется самодовлеющей стихией
лишь по незнанию. Его устраивают люди.
- К вам у меня нет претензий, коллега, - сказал я, уступая место. -
Работайте спокойно, прошу вас. Начальника семнадцатой - завтра с утра
с объяснениями к моему заместителю.
- Передам. Отойдите.
Я отошел. Врач, бегло осмотрев больного, вкатил ему антишокового и
взглянул на меня так, будто это я своей рукой ломал пострадавшему
ребра. Мне нравился этот врач. Компания, тоже успевшая разглядеть
"пайцзу", нравилась куда меньше. Мало того, что они едва не укокошили
своего приятеля - теперь пялили глаза на меня. Противно, и не может
быть иначе, уж не знаю - к сожалению или к счастью. В мое время


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Свержин Владимир - Сеятель бурь
Свержин Владимир
Сеятель бурь


Сертаков Виталий - Проснувшийся Демон
Сертаков Виталий
Проснувшийся Демон


Шилова Юлия - Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи
Шилова Юлия
Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека